Линки доступности

Зачем молдавским контрабандистам уран-238?


В Молдове арестованы три человека, которых обвиняют в том, что они хранили у себя в гараже 1,8 килограмма необогащенного урана-238, привезенного контрабандой из-за границы. Подозреваемые предположительно намеревались продать уран. Где они его приобрели и кому собирались продать – пока не сообщается. «Ведется следствие, и все эти обстоятельства пока выясняются», – сообщил «Голосу Америки» пресс-секретарь министерства внутренних дел Республики Молдова Кирилл Моцпан.

«Сотрудники посольства США помогли нам определить, что это уран-238, – сказал Кирилл Моцпан. – Наши сотрудники МЧС тоже принимали участие в определении, что это за вещество. К ведению следствия будут привлечены и другие органы зарубежных стран. Пока не могу сказать, какие и кто. Но могу сказать, что это серьезное дело».

По словам представителя МВД Молдовы, операция продолжалась почти месяц. «Мы проводили наблюдение, специальные операции полиции, – сказал он. – И, в конце концов, было принято решение задержать подозреваемых с поличным. Это очень важно, так как любое преступление может быть доказано только при наличии объекта преступления. В данном случае, это – радиоактивные материалы, которые были изъяты».

В контрабанде, а также в «приобретении, перевозке и использовании взрывчатых веществ или радиоактивных материалов» обвиняются семь жителей Молдовы, четверо из которых на настоящий момент находятся в розыске. В гараже подозреваемых, помимо урана, были найдены оружие и боеприпасы. Уровень радиации в радиусе вокруг гаража, где хранился уран, в 50 раз превышал допустимую норму.

«Мы предполагаем, что это международная группировка, – сказал в интервью «Голосу Америки» Кирилл Моцпан. – Потому что такого рода преступления не проводятся в одной стране. Но это детали уголовного дела, расследование продолжается, расширяется круг подозреваемых».

Конфискованный уран будет отправлен в лабораторию в Германию для анализа и определения его происхождения.

«Голос Америки» задал вопрос об участии американской стороны в этой операции представителю Госдепартамента США Марку Тоунеру.

«Мы предложили свою помощь министерству внутренних дел Молдовы в работе над этим делом, и они приняли наше предложение, – сказал заместитель пресс-секретаря Госдепа. – Группа экспертов ФБР вместе с молдавской полицией сейчас занимается техническим анализом».

«Мы поздравляем молдавское министерство внутренних дел с пресечением контрабанды и распространения радиоактивных веществ, – добавил представитель Госдепартамента. – Предотвращение контрабанды радиоактивных веществ является приоритетом и для американской администрации. И мы будем продолжать работать со своими международными партнерами, помогать им в ведении расследования, в определении уровня радиации, обеспечивать их аппаратурой, технической и юридической подготовкой».

Больше никаких деталей американский представитель не сообщил, так как, по его словам, по этому делу продолжается следствие.

Профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке Гари Сик считает маловероятным, что такое небольшое количество необогащенного урана может представлять коммерческую ценность и потенциальную угрозу с точки зрения ядерного терроризма. В первую очередь потому, что обогащение урана требует применения сложных технологий, которые обычно используются только на государственном уровне.

«Если у вас есть тонна урана, ее еще можно продать, – сказал Гари Сик в интервью «Голосу Америки». – И есть страны, которые могли бы его купить, чтобы его, возможно, обогатить. Например, в Иране объем необогащенного урана ограничен, и поэтому они теоретически могут за него заплатить. Но 2 кг урана ничего не стоят с практической точки зрения. Пока его пропустишь через систему для обогащения, от него ничего не останется. Он даже недостаточно радиоактивен для того, чтобы сделать из него «грязную» бомбу».

Гари Сик также сомневается в том, что какая-то «очень терпеливая» группа террористов собирает уран маленькими порциями, чтобы набрать достаточно для производства ядерного оружия.

«Это слишком фантастическое предположение, – сказал профессор. – Если бы источник урана был постоянным, тогда, с большой натяжкой, можно было бы представить, что какое-то правительство будет его обогащать для террористов. Может быть, Северная Корея. Иран этого бы не стал делать. Всю атомную программу Ирана контролирует МАГАТЭ, они знают, что на входе и что на выходе. Так что в Молдове могут признавать, что это радиоактивное вещество является опасным, если оно находится у кого-то в гараже. Но мне кажется, контрабандисты не очень хорошо понимали, что делают. С точки зрения ядерного терроризма – мне трудно представить, что эта опасность в данном случае была реальной».

Мэтью Роджанский, заместитель директора Программы Азии и Евразии в вашингтонском Фонде Карнеги, считает, что в данном случае важны не столько состав и количество конфискованного урана, сколько то, что в этом регионе есть черный рынок, и что через границы Молдовы, Украины и Турции осуществляется нелегальная торговля людьми и запрещенными веществами.

«На западе Черноморского региона главный товар, конечно, не уран, а люди – там процветает торговля людьми, – сказал эксперт в интервью «Голосу Америки». – Мигранты, работники секс-индустрии, оружие – здесь проходит главная магистраль этих незаконных товарооборотов. И Молдова является транзитной точкой. Уран мог направляться в Западную Европу через Молдову, потому что Румыния стала частью ЕС, а внутри ЕС можно передвигаться относительно свободно. А может быть, его хотели продать и в другую сторону, на восток».

«Я только что был в Молдове и в Приднестровье, там сохраняется проблема границ Молдовы, Приднестровья и Украины на северном побережье Черного моря, – сказал Мэтью Роджанский. – Эта граница только частично находится под контролем. ЕС старается регулировать ситуацию, чтобы контрабандисты ею не пользовались. Но злоумышленники все равно через нее просачиваются. Пока есть этот замороженный, неразрешенный конфликт, это будет продолжаться».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG