Линки доступности

Суд над Младичем: шансы прокуроров


Суд над Младичем: шансы прокуроров

Суд над Младичем: шансы прокуроров

Доказать геноцид, по мнению экспертов, будет непросто

Бывшему сербскому генералу, представшему перед международным трибуналом в Гааге, предъявлены 11 обвинений: в геноциде, преступлениях против человечности и военных преступлениях – на основании информации о его участии в гражданской войне в Боснии 1992-95-х годах. Ратко Младич и политический лидер боснийских сербов Радован Караджич обвиняются в организации самого массового убийства в послевоенной Европе – геноциде в Сребренице.

О том, что произошло в Сребренице в июле 1995 года, рассказывает Марко Хоаре, эксперт по Балканам в лондонском Университете Кингстон: «Сербы приказали отбирать среди пленных мусульман-мужчин и систематически уничтожали их. Это было сделано для того, чтобы остановить возможный приток боснийских бойцов-мусульман. В итоге, было убито порядка 8 тысяч мирных жителей».

Дэвид Кайе, эксперт международного права в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, считает, что именно у Младича «руки по локоть в крови»: «Он был важнейшей фигурой в 43-месячной осаде Сараево, начавшейся в 1992 году. Он был важнейшей фигурой в осаде Сребреницы и организации резни в ней в 1995-м. Он несет ответственность за войну по всей стране. В прошлом бывший офицер Югославской армии, он затем возглавил армию боснийских сербов. То есть он профессиональный солдат. Он знал законы ведения войны и совершенно осознанно, зная эти законы, нарушал их. В контексте боснийской войны Младич, действительно, является ключевой фигурой, которая должна понести наказание».

Кайе отмечает, что из всех обвинений, предъявленных Младичу, труднее всего будет доказать геноцид. «Это то, что мы в среде юристов называем доказательство «конкретного преступного намерения». Необходимо доказать не только то, что, скажем, Младич несет ответственность за это конкретное преступление, но что именно Младич несет ответственность за само намерение уничтожить – полностью или частично – общину боснийских мусульман в Сребренице», – отмечает юрист.

Ратко Младич впервые предстал перед судьями 3 июня 2011 года – после своего ареста, которого ему удавалось избегать, скрываясь последние 15 лет. Радован Караджич находится на скамье подсудимых с октября 2009 года. По словам Дэвида Кайе, обвинения, предъявленные Младичу, схожи с теми, которые были предъявлены Караджичу.

«В идеальной ситуации судить Младича и Караджича надо было бы вместе – они действительно настоящие подельники, в полном смысле этого слова. Но реальность такова, что суд над Караджичем начался так давно, что было бы несправедливо – и по отношению к обвиняемому Караджичу, и его судье и прокурорам – заставить снова начать этот процесс с этого момента», – считает эксперт международного права Дэвид Кайе.

Марко Хоаре, однако, не согласен с подобной логикой: «Отдельные лица выразили пожелание, чтобы эти два процесса были объединены. В этом есть своя определенная логика – Караджич и Младич настоящие партнеры и по-настоящему несут вину за одни и те же преступления. Трибунал пока не принял этого решения, однако если это все-таки произойдет, то это будет вполне логично».

Во время первого судебного заседания 3 июня Младич говорил мало. Он отверг обвинения, назвав их «чудовищными» и «отвратительными», и попросил больше времени на подготовку к защите. Судья удовлетворил его запрос, и теперь заседания возобновятся 4 июля.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG