Линки доступности

Расстрельный приговор в Минске: заговор или торжество правосудия?


Расстрельный приговор в Минске: заговор или торжество правосудия?

Расстрельный приговор в Минске: заговор или торжество правосудия?

Теперь судьба обвиненных в терроризме витебчан в руках Александра Лукашенко

Самый жесткий в белорусской судебно-правовой системе приговор – расстрел, озвученный первым заместителем председателя Верховного суда Беларуси Александром Федорцовым в среду 30 ноября, вызвал весьма неоднозначную реакцию не только в Беларуси, но и на международном правовом поле. Приговоренные за организацию и исполнение теракта в минском метро к высшей мере наказания Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев – невиновны, они просто стали жертвами политических игр действующей власти, считают многие правозащитники и политологи.

Доказательств причастности Коновалова и Ковалева к страшному взрыву в апреле 2011 года более чем достаточно, убеждены сторонники версии следствия. Последние списывают скептицизм и подозрения защитников приговоренных к смертной казни двух витебчан на недоверие некоторых слоев белорусского населения к действующему режиму, который, по их мнению, готов на любые, даже самые страшные, ухищрения, чтобы остаться у власти.

В интервью с корреспондентом «Голоса Америки» бывший следователь прокуратуры Беларуси Дмитрий Петрушкевич заявил, что обладает внутренней информацией из следственных органов о невиновности Коновалова и Ковалева.

«Суд полностью проигнорировал все доводы, которые приводила защита. У меня в прокуратуре осталось много друзей, которые лично знают гособвинителей. Последние же сами вне зала суда говорят о невиновности обвиняемых, и о том, что это просто заказ сверху», – поделился сведениями Петрушкевич.

На вопрос корреспондента «Голоса Америки» о моральных ценностях и об угрызении совести у этих людей бывший белорусский следователь заметил: «Моральные ценности в тех условиях просто атрофируются. Некоторые люди делают карьеру. Те, у кого сохранились хоть какие-то остатки совести и морали, начали разбегаться, кто куда, уже несколько лет назад. Те, кто пытался что-то изменить, уже давно сидят. Я лично знаю таких людей», – рассказал «Голосу Америки» Петрушкевич.

Бывший сотрудник прокуратуры заметил, что ему трудно судить о том, кто на самом деле может стоять за взрывами в Беларуси, и особенно за апрельским терактом в минской подземке, однако он не исключает вероятности того, что приказ об их осуществлении мог исходить из самых «важных» кабинетов белорусского правительства.

«Очевидных проблем в следственном процессе масса. Ведь посудите сами: следователями не был проведен качественный осмотр места происшествия, сам Лукашенко прибыл туда до того, как там побывали работники прокуратуры, и, что самое интересное, Швед (заместитель генерального прокурора Беларуси Андрей Швед – И.Т.) уже на следующий день, не допросив задержанных, обвинил их в страшнейшем преступлении – убийстве 15 человек. Это все говорит о том, что здесь что-то не так», – подчеркнул Петрушкевич.

Между тем, существует позиция, что все обвинения в организации минского теракта, также как и некоторых других взрывов в Беларуси в последние годы, посыпались в адрес белорусских властей и лично Александра Лукашенко исключительно из-за его негативного имиджа на Западе.

Профессор Рэдфордского университета Григорий Иоффе, в частности, склонен считать, что в белорусской судебно-правовой системе просто «не может быть столько мерзавцев», которые бы умолчали о вопиющих нарушениях во время процесса. В то же самое время, полагает Иоффе, многие аналитики и обыватели в своих оценках этого судебного разбирательства могут быть весьма необъективны, поскольку считают, что в нынешней политической ситуации белорусский режим способен пойти на многое.

«Вы знаете, в данном случае я совершенно не склонен верить в некие конспиративные теории, согласно которым Лукашенко подстроил это все сам, и у теракта есть другие исполнители. Мне кажется, что наличие теории конспирации в этом контексте абсолютно неизбежно и, люди будут придумывать различные таинственные сценарии этому происшествию еще очень долго. Не забывайте и об имидже Александра Григорьевича. Многие люди, считающие его мерзавцем, полагают, что от него можно ожидать чего угодно», – заявил в интервью «Голосу Америки» Иоффе.

Профессор признался, что не слишком тщательно следил за судебным процессом над двумя витебчанами, однако при этом заметил, что знаком с основными заявлениями сторон – как защиты, так и обвинения.

«Каких-либо конкретных фактов того, что это кто-то подстроил, я не припомню. Поэтому мне трудно спекулировать на эту тему», – подытожил Иоффе.

Тем временем материалы самого громкого террористического дела за всю историю Беларуси, насчитывающие около 550 томов, вызывают у оппонентов официальной версии множество сомнений. Специалисты по белорусскому праву, криминалисты, бывшие сотрудники правоохранительных органов, а также адвокаты приговоренных к расстрелу нашли целый ряд нестыковок и «белых пятен» в деле «витебских террористов». Об этом уже сообщал «Голос Америки».

Международные правозащитные организации, в частности Amnesty International, осудили «циничный» приговор белорусского суда, отметив при этом, что многие аспекты данного судебного разбирательства вызывают подозрения.

«Мы шокированы тем, что оба обвиняемых приговорены к смертной казни, в то время как степени их участия в преступлении существенно различаются, – заявила ранее в комментарии «Голосу Америки» представитель Amnesty International Хитер Макгилл. – Это, как нам кажется, весьма циничное решение».

Эксперт также заметила, что сегодня судебная система в Беларуси имеет множество проблем.

«Это означает, что в таких условиях увеличивается риск казни невиновного. В частности, мы обратили внимание на то, что на суде Владислав Ковалев отказался от своих первоначальных показаний. Он заявил, что был вынужден их дать под давлением, так как слышал крики из соседней комнаты и предположил, что его будут пытать. Мать Ковалева также заявила, что молодых людей избивали на допросах», – рассказала Макгилл корреспонденту «Голоса Америки».

Некоторые присутствовавшие на судебных заседаниях правозащитники заметили, что главный обвиняемый – Коновалов – ведет себя весьма странно: практически не делает никаких заявлений, постоянно отказываясь от права на комментарии, что он апатичен и пространно смотрит в пол.

Петрушкевич, участвовавший в свою бытность следователем во многих допросах обвиняемых, пояснил, с чем это может быть связано.

«Из своего опыта работы я помню, что если обвиняемому грозил расстрел, то зачастую в нужных ситуациях к нему на допрос приезжали специалисты. Они делали ему какие-то инъекции. Я не знаю деталей этой схемы; я – не химик. Однако, насколько я понимаю, допрашиваемым вкалывали вещество, которое подавляло их волю. Оно [вещество] делает тебя индифферентным абсолютно ко всему, что происходит вокруг. Затем тебе просто внушают, что нужно говорить на суде. Мне кажется, что единственной причиной, по которой они не вкололи этот препарат Ковалеву, был тот факт, что его мать активно участвовала в судебных заседаниях и общалась с правозащитниками и различными активистами. Она бы придала этому публичный характер», – поделился соображениями Петрушкевич.

Напомним, обвинительный вердикт Верховного суда, вынесенный Коновалову и Ковалеву, окончательный и обжалованию не подлежит. Однако осужденные могут избежать расстрела, если их помилует президент страны.

В результате теракта в минском метро в апреле текущего года погибли 15 человек, более 300 получили ранения и травмы.

XS
SM
MD
LG