Линки доступности

Эксклюзивное интервью с режиссером фильма Майком Кехиллом

Фильм «Другая Земля» я снимал для себя, признается режиссер Майк Кехилл, представляющий эту картину на фестивале американского кино «Амфест-2011» в Москве. В рамках фестиваля, который будет проходить с 5 по 12 октября, можно будет посмотреть коллекцию новых, неожиданных и просто очень хороших фильмов. Одна из интересных премьер, по мнению критиков, – это как раз лента «Другая Земля». Этому фильму на кинофестивале Sundance аплодировали стоя и присудили специальный приз жюри.

Лирическая фантастическая метафора о новой другой Земле, которая вдруг появилась в голубой атмосфере Земли нашей. На этой планете живут наши копии – копии каждого человека. Трогательная, умная, прекрасно снятая картина оказывается дебютом в художественном кино молодого режиссера. После громкого успеха в США фильм приехал в Москву, но пока только на фестивальную программу.

Майк Кехилл специально для Русской Службы «Голоса Америки» рассказал о метафорах в кино, надеждах на русскую публику и новых планах.

О фильме «для себя»

Я снял этот фильм для себя и десяти моих друзей. Все начиналось как эксперимент. Я хотел снять кино, а Брит (Брит Марлинг, исполнительница главной роли в картине) хотела в кино сняться. Мы лучшие друзья, еще с колледжа. Для нее это тоже дебют. Сценарий фильма мы написали вместе. Никто не ожидал, что получится настоящее большое кино.

О меланхолии и «Меланхолии»

Я посмотрел «Меланхолию» два дня назад и был в шоке! Когда я увидел нависшую над Землей планету, такую же, как у меня, я чуть не закричал: «Что это такое?!». В США «Меланхолия» еще не вышла в прокат. Кто был первым? Конечно, я был первым! (Смеется.) Ларс фон Триер – один из моих любимых режиссеров, было поразительно смотреть его фильм и видеть, что он похож на мой. Я чувствовал настоящую гордость. Но все-таки мы сняли очень разные картины. В «Меланхолии» Ларс фон Триер ищет особое выражение: передать депрессию, грусть, тоску – через метафору. «Другая Земля» – это фильм о надежде и о сочувствии.

«Меланхолия», «Другая Земля», есть еще «Древо жизни»... Мне кажется, многие сейчас смотрят в небо и ищут там ответы на многие вопросы. Что-то происходит, многие это чувствуют, и поэтому появляются такие фильмы. Но кто-то смотрит в небо с отчаянием, а кто-то – с надеждой.

О фестивале Sundance

Уже то, что нас выбрали в программу фестиваля Sundance – это большая честь. Мы ехали на фестиваль, переполненные гордостью. У нас к тому времени больше не было ожиданий, все они были удовлетворены. (Смеется.) Из тысячи фильмов они выбрали 16 в программу и среди них – наш. «Другую Землю» показывали в понедельник вечером в огромном, просто огромном зале. И после фильма нам стали хлопать стоя. Мне говорили, что это происходит раз в несколько лет. К нам подходили, обнимали, поздравляли. С ума сойти! Знаете, о таком даже не мечтаешь, это выше всяких твоих ожиданий.

О надежде

Я надеюсь, что у меня получилось передать надежду в этом фильме, и что все, кто смотрит его, чувствует эту надежду. Я просто старался быть честным сам с собой, когда делал это фильм. Я хотел рассказать о прощении, о сочувствии. Люди всегда хотят чувствовать связь с кем-то. И только люди умеют сочувствовать. А кто может почувствовать тебя больше, чем второй ты?

Об одиночестве

Откуда пришла идея двойников? Потому что мы одиноки. Мы чертовски одиноки, мы рождаемся в одиночестве, идем по жизни, в плену своих мыслей и идей, и мы все время одни. Представьте себе, что вы встретили второго себя. Что вы будете делать? Я сам, наверное, буду смотреть на него. Я буду наблюдать за ним, пытаться понять его. А если он вдруг решит снять фильм, я бы очень хотел посмотреть этот фильм! (Смеется.)

О российском зрителе

Мне интересно, как в России примут мою картину. Мне кажется, что аудитория в России любит и больше ценит сложные фильмы, сложные концепции. Мне кажется, здесь понимают сложность выбора, особенно когда грань между правильным или неправильным не очевидна. Я первый раз в России, поэтому пока я могу только догадываться...

О новых планах

Мне не терпится вернуться обратно к работе! Я уже написал новый сценарий, мы снова работаем с Брит. Это будет фильм о реинкарнации. Мне интересно, как прошлое влияет на настоящее. Это будет фильм-медитация о свободе воли. Имеем ли мы право выбора или навсегда связаны нашим прошлым? Но ни слова больше!

XS
SM
MD
LG