Линки доступности

Будет ли Ходорковский заниматься политикой после своего освобождения?

МОСКВА — Газета The New York Times опубликовала статью Михаила Ходорковского, который отбывает наказание в исправительной колонии в Карелии, в десятую годовщину ареста основателя ЮКОСа.

Ходорковский пишет, что в России «уменьшается число сторонников демократического реформирования власти за пределы путинского режима, медленно, но неуклонно растут радикальные настроения, которые неизбежно в кризисной ситуации породят соответствующего им лидера».

По словам опального олигарха, нынешнее российское правительство вошло в стадию «необратимой деградации», хотя и не осознает этого. В этой ситуации единственной надеждой на перемены является «успешное широкое мирное протестное движение», указывает он.

«Такое движение в России существует, и цель его – вынудить разумную часть правящей элиты к переговорам о направлении и темпах необходимых реформ», – продолжает Ходорковский.

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к политологам и бывшему сотруднику ЮКОСа с просьбой оценить высказывания Ходорковского.

Дмитрий Орешкин, политолог: «Программа минимум Ходорковского — это выйти на свободу»

«Ходорковский – это редкий случай того, что можно назвать мудростью в нынешнем политическом ландшафте. Это человек, который побывал на самом верху и на самом низу российской действительности, посмотрел, как оно устроено и там, и здесь. Поэтому его опыт уникален, к его словам есть смысл прислушаться.

Его мудрость, в том числе тюремная, учит аккуратно использовать слова, но и учить понимать самых разных людей. Ходорковский, которому терять нечего, который выше требований олигархической, демократической и любой другой тусовки, может позволит себе быть самим собой.

Экономическая политика коллективного Путина пришла в тупик. Это очевидно и было предсказуемо. Стоит встать на эту лыжню, которая ведет к силовому распределению ресурсов, отъему собственности, нарушениям закона во имя корпоративных интересов, как с нее уже не слезешь.

Путин попал в зависимость от своих друзей из КГБ, которые приобрели собственность за счет функционального отъема у новых собственников под разговоры о несправедливой приватизации. Таким образом, качество менеджмента постоянно ухудшалось. Эффективность ЮКОСа при Ходорковском была выше, чем эффективность "Роснефти" при Сечине, который увлекается господдержкой и экспансией.

Ходорковский понимает, что власть его боится как потенциального политика. Как у любого сидельца, программа минимум Ходорковского — это выйти на свободу. Поэтому совершенно не в его интересах намекать про свою будущую политику. Не важно, будет ли он заниматься политикой в будущем, но нужно поддерживать риторику, что он ни в коем случае не политик. Чем больше будут говорить, что он готовый президент, Нельсон Мандела, тем меньше его шансы на освобождение.

Десять лет в лагере — это десять лет постоянных унижений, угроз. После такого надо лет пять лечиться, восстанавливаться. Нужна ли Ходорковскому политика, не уверен. Конечно, Ходорковский будет заниматься общественной деятельностью или благотворительностью, а может он вообще уедет из России после освобождения».

Александр Кынев, политолог: «Он будет пытаться довести свою точку зрения о будущем России»

«Сегодня происходит все более сильное разочарование значительной граждан в формальных политических институтах, которые власть сознательно дискредитировала. Доверие к политической системе упало, что выразилось в снижении явки во многих регионах России. Общий тренд — удержать власти любой ценной приводит к тому, что власть теряет легитимность.

Одновременно с падением доверия к легальным политическим институтам, что чревато событиями в Бирюлеве. Когда формальные органы власти не вызывают никакого доверия, случайные события могут вызвать резкую вспышку недовольства и насилия. То, что произошло в Бирюлеве, по любому другому поводу может произойти в другом месте.

Чем дольше власть будет пытаться тянуть нынешнюю ситуацию, затягивая решение проблем или имитируя их решение, пытаясь затормозить развитие политического развития, тем более резким и радикальным может быть финал этого процесса. Это как болезнь — можно долго затягивать лечение, но потом будет либо поздно, либо радикально.

Думаю, что Ходорковский, находясь в заключении, играет роль общественного деятеля. Но понять, где заканчивается общественная деятельность и начинается политика невозможно. Есть исключительно общественные деятели, которые занимаются узко недешевыми проблемами и не выходят за их рамки.

Ходорковский — это совсем не тот случай. Он будет пытаться довести свою точку зрения о будущем России и перспективах развития политических или экономических проблем. Что касается участия в легальной политике, то это зависит не от Ходорковского, а от федерального законодательства. Так называемый антикриминальный фильтр, когда бывшие осужденные лишены права участвовать в политике, против Ходорковского и Навального и придумывался».

Дмитрий Гололобов, бывший главный юрист ЮКОСа: «Если Ходорковский полезет в политику, то жизнь ему испортят окончательно»

«Я от множества людей в ЮКОСе, от членов правления до самых рядовых, слышал, что политические амбиции Ходорковского стали одним из самых негативных факторов, который повлиял на развитие дела ЮКОСа. Дело можно было совершенно закрыть в 2003 году, если бы из него не начали делать политическое нечто, а Ходорковский не влез в роль политического лидера.

Я уважаю Ходорковского как человека, он достоин всяческого сочувствия, но иногда человеку может втемяшиться то, чем он не является и не может являться. Он управленец, но не политический лидер. Если бы не было Ходорковского как политического деятеля, то дело ЮКОСа уже давно бы закончилось.

От близких друзей Ходорковского я слышал, что если Ходорковский полезет в политику, то жизнь ему испортят окончательно. Если продолжать меряться с Путиным соответствующими местами, то ни к чему хорошему это не приведет.

Моральный капитал Ходорковского является таковым для очень ограниченной части интеллектуального сообщества, но для России в широком смысле он не имеет такого значения. Да, Ходорковский сидел, но очень многие в России сидели без достаточных оснований или вовсе без них. Например, девушки из Pussy Riot отсидели вообще ни за что. Есть много бывших сотрудников ЮКОСа, который отсидели вообще ни за что, но это не значит, что они лезут в президенты и у них есть особый моральный авторитет».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG