Линки доступности

Проблемы трудовой миграции глазами экспертов США, Европы и России

С 10 по 13 апреля в Научно-исследовательском университете «Высшая школа экономики» при поддержке Бюро Международного вещания США прошел семинар для журналистов по межэтническим отношениям и миграции, а также конференция «Миграция в принимающих странах: культурный контекст, социальные ограничения и политические последствия».

В мероприятии приняли участие журналисты из различных регионов России, а также ведущие эксперты по вопросам миграционных процессов, представители неправительственных организаций, руководство Федеральной миграционной службы России.

«В России – относительно молодое миграционное законодательство»

Поверенная в делах посольства США Шейла Гуолтни отметила, что Соединенные Штаты и Россия занимают первые места в мире по количеству мигрантов. И в этой области обе страны должны сосредоточиться на общих вопросах и интересах. Миграция это всегда очень эмоциональный вопрос, как для стран-доноров, так и для стран-реципиентов, – отметила г-жа Гуолтни.

Директор Федеральной миграционной службы РФ Константин Ромодановский привел следующие данные: ежегодно в страну приезжают от 13 до 14 миллионов иностранцев, из которых более трех четвертей составляют граждане СНГ и около 10% – граждане Евросоюза. Сюда относятся и туристы, и приехавшие на учебу и лечение, а также легальные и нелегальные трудовые мигранты, количество которых приближается к 4 миллионам человек.

И хотя некоторые эксперты утверждают, что одних нелегалов на территории России не менее 12 миллионов, глава Федеральной миграционной службы категорически утверждает: «Это не соответствует действительности».

По словам Ромодановского, приоритетным для российских властей является трудоустройство граждан страны, однако, в период демографического спада Россия нуждается в притоке рабочей силы из-за рубежа. «В России – относительно молодое миграционное законодательство и в нем отсутствовали до последнего времени дифференцированные режимы для различных категорий мигрантов, – признал чиновник, заметив также – безусловно, Соединенные Штаты Америки и Европа в этом плане нас опередили, но мы планируем быстро устранить этот недостаток».

В целях предотвращения межэтнической розни и роста преступности на почве ксенофобии российское правительство намерено принять ряд мер по интеграции мигрантов и их адаптации к быту принимающей стороны. В этой связи Константин Ромодановский отметил важность не только правительственных структур, но и частных инициатив российских работодателей, привлекающих трудовых мигрантов. «Несомненно, интересным был бы для нас опыт США в этой области. Мы высказывали свою заинтересованность в обмене мнениями по данной теме в рамках российско-американской президентской комиссии по развитию сотрудничества», – заметил директор Федеральной миграционной службы РФ.

«Права мигрантов – следствие демократизации государства»

Сравнительный анализ миграционной политики США и России сделал профессор Университета штата Теннесси Андрей Коробков. Он признал, что его самого вполне можно считать трудовым мигрантом, ибо он уехал жить и работать в Америку 22 года назад.

Прежде всего, профессор Коробков напомнил, что 37 миллионов американских граждан (то есть более 8% населения) родились за рубежом. В России этот показатель равен 12 миллионам человек, что, в свою очередь, составляет почти 12% населения «Но если для России это абсолютно новый феномен – Россия в течение многих веков, наоборот, отдавало русское население в другие регионы – то для Америки это основа ее существования.

Почти каждый человек, живущий в США – иммигрант, или потомок иммигрантов»

Одной из основных проблем Америки эксперт считает то, что этнический состав населения меняется очень быстро, в том числе за счет иммиграции: «А это всегда вещь болезненная, как мы видим сейчас на примере России».

Вторая проблема состоит в том, что изменения ситуации на рынке труда, особенно в период экономических трудностей всегда создают трения в обществе, что также характерно и для Соединенных Штатов, и для России.

При этом Андрей Коробков указывается на два существенных различия: «Во-первых, американское общество все-таки очень терпимо и многообразно. И поэтому, в принципе, каждый американец может рассказать, откуда приехали его предки, и он очень гордится своим происхождением, - подчеркивает профессор Университета штата Теннеси. – Общество толерантно, и нет тех проявления ксенофобии, которые мы видим сейчас в России. Сюда сейчас приезжает много людей из Центральной Азии и Кавказа, и мы видим, что общество настроено к ним не так доброжелательно, как в Америке. И, во-вторых, сами приезжие очень часто пытаются сохранить свою идентичность. В то время, как люди, эмигрирующие в США, в основной массе хотят стать американцами».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» профессор Коробков указал, что в США первая постоянно действующая иммиграционная структура была создана в 1890 году – через 114 лет после возникновения США, страны, которая и была создана иммигрантами. «Это – процесс болезненный и достаточно долгий. В случае же России основная проблема – не структура властных органов, а атмосфера, царящая в обществе: отсутствие толерантности и готовность многих политиков разыгрывать эту карту, что всегда очень опасно», – подчеркнул Андрей Коробков.

В конце разговора собеседник вспомнил о такой политической фигуре времен Холодной войны, как Джордж Уоллес, который четыре срока пробыл на посту губернатора штата Алабама. «В частности, он был знаменит своей фразой о том, что будет бороться против предоставления черному населению равных прав с белым большинством. Но однажды он резко переменил свои убеждения. Что произошло? Дело в том, что в 1965 году был принят Акт о гражданских правах, и черное население Алабамы получило возможность голосовать на выборах. И Уоллес мгновенно изменил свои принципы, потому, что ему были нужны их голоса», – рассказал Андрей Коробков и подытожил что вопрос прав иммигрантов и этнических меньшинств связан с процессом демократизации государства. В России же это пока очень проблематично, и при общем отношении к мигрантам при отсутствии механизма их интеграции в российское общество, рассчитывать на это сложно, - считает эксперт.

Миграция легальная, нелегальная и неурегулированная

Участникам семинара были розданы научные исследования, подготовленные преподавателями Высшей школы экономики. Так, в одном из докладов детально рассматривались различные тенденции трудовой миграции.

«Иностранные работники в Европе, Японии, Канаде, странах Персидского залива, как правило, привлекаются на определенный срок. В странах классической иммиграции: в Австралии, Новой Зеландии и США – помимо программ временного найма, действуют программы постоянной трудовой миграции», – говорится в докладе и уточняется, что «в настоящее время подразделение миграционных потоков на постоянные и временные носит условный характер».

Эксперт Бюро Координатора экономической и экологической деятельности ОБСЕ Алексей Стукало отметил различия между легальной, нелегальной и нерегулируемой трудовой миграцией. «В условиях нынешнего глобального экономического спада очень важно сохранять каналы легальной миграции, чтобы она не вытеснялась в нишу нелегальной, с которой необходимо бороться» – указывает эксперт. Есть также мигранты с неурегулированным правовым статусом. «Эта ситуация проблематична, но не криминальна. А вот нелегальную иммиграцию зачастую создает организованная преступность. И под видом нелегальных мигрантов на территорию других государств могут проникать и уголовники, и даже террористы», – поясняет Алексей Стукало.

Что же касается неурегулированной миграции, то сюда эксперт относит тех, кто приехал в страну по туристической визе, но на самом деле трудятся там, не имея лицензии. Либо они въехали по трудовой визе, срок которой истек, но возвращаться на родину они не пожелали. В России к этой категории относятся приезжие из стран постсоветского пространства, и чаще всего – из Узбекистана и Таджикистана. «Поскольку эти люди создают проблемы для правопорядка, но, как правило, не предоставляют угрозу безопасности, то им нужно помочь урегулировать их статус», – считает специалист.

Алексей Стукало также обратил внимание на гендерную политику по отношению к иммиграции, над которой он вместе с коллегами из ОБСЕ работал на протяжении ряда лет. «В мире происходит феминизация трудовой миграции, женщины все чаще перемещаются в другие страны в поисках работы самостоятельно, а не в составе семей. И они становятся субъектами двойной дискриминации – и как мигранты, и как женщины».

«Причина ксенофобии – накопившиеся конфликты»

Константин Ромодановский в своем докладе отметил, что иммиграция вызывает ряд проблем, связанных с этническими, религиозными и культурными отличиями приезжих от коренного населения. «В ряде европейских стран набирают обороты проблемы национализма, – подчеркнул директор Федеральной миграционной службы РФ и сослался на исследования экспертов-международников, которые утверждают, что партии, делающие в своих программах упор на анти-эмигрантские и исламофобские идеи, более чем вдвое увеличили свое присутствие в парламентах восьми европейских стран. При этом, по мере численного роста национальных общин процесс ассимиляции мигрантов замедлился.

«Вновь прибывающие не хотят изучать язык принимающих стран, знакомиться с их культурой, пренебрегают общественными институтами, предпочитая “вариться в собственном соку”. Зачастую они не только сохраняют свою религию, но выбирают наиболее экстремальную ее форму», – отмечает Константин Ромодановский.

Детального анализа аналогичной ситуации в России глава Федеральной миграционной службы не дал. Зато это сделал профессор Высшей школы экономики, доктор политических наук Марк Урнов.

Для начала он привел некоторые статистические данные, собранные в минувшем году. Так, 43% русских считают, что «все средства хороши для защиты моего народа».

Каждый пятый россиянин чувствует враждебность к себе со стороны представителей других национальностей, а 68% испытывают неприязнь по отношению к представителям каких-то национальностей.

19% россиян жестко отстаивает идею "Россия для русских" и еще около 40% в целом одобряет эту идею.

81% россиян считает, что работодатель в первую очередь должен нанимать граждан своей страны, в то время как в США этот показатель 55%, в Германии - 56%, а в Китае – 66%.

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки» о причинах столь высокого уровня ультранационализма и ксенофобии в российском обществе, Марк Урнов назвал «копившиеся в течение долгого советского времени и затем обнажившиеся после распада империи межнациональные конфликты».

«Распадается тоталитарная система, которая десятилетиями накапливала пафос супердержавности, собственного величия, и одновременно униженности каждого отдельного человека. Дескать, “ты – скотина, но ты – и великий человек, потому, что принадлежишь к супердержаве”. И вот эта держава перестает существовать, утрачивается идентичность, возникает гигантский, чудовищный комплекс неполноценности. А на это наваливается еще огромное количество проблем, связанных с вырождением популяции и бешенным алкоголизмом, за которым стоит чудовищная травмированность психики очень многих людей», – указывает политолог. И в результате поиска выхода из этого тупика избирается самый простой путь – ксенофобия.

«А если еще при этом некоторые люди во власти постоянно муссируют идею о том, что Россия окружена враждебными странами, которые хотят ее уничтожить, создается образ окруженной крепости и активизируются стереотипы, существовавшие в годы большевистской диктатуры, и которые расцвели во времена Холодной войны, то мы и получаем то, что сейчас имеем», – разводит руками Марк Урнов.

«Главное – не допустить создания анклавов в мегаполисах»

При этом эксперт отмечает и серьезные проблемы в среде самих иммигрантов, которые не могут приспособиться к новым для себя условиям: «У них кризис. Как и у всякого человека, попавшего в иную среду, все кажется враждебным, они начинают злиться. Это – одна часть приезжих. А вторая часть – некая “золотая молодежь”, приезжающая на родительские деньги из бывших южных окраин Советского Союза, которая стремится подчеркнуть собственное превосходство. И это тоже есть».

Марк Урнов с горечью заключает, что в России принимается мало эффективных мер на преодоление этой ситуации: «Слишком запущен процесс. Нужно много что делать – и специальные программы в школах, в институтах. И самое главное – конечно, нужны просветительские программы по телевидению, разъясняющие, показывающие, убеждающие. Нужно знакомить людей разных культур друг с другом, разрушая барьеры.

И еще что абсолютно необходимо – на что, к сожалению, пока внимания не обращается – в крупных городах нельзя ни в коем случае допускать образования национальных анклавов. Потому что, как только они появляются, действительно становятся рассадниками этнической коррупции, бандитизма и культурной изоляции. И в этот процесс вмешиваться уже на порядок сложнее, когда складываются такого рода устойчивые образования», - предупреждает Марк Урнов.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG