Линки доступности

Майкл Флинн: «Непредсказуемость в военных делах – это позитивная вещь»


Советник Дональда Трампа по национальной безопасности ответил на вопросы Русской службы «Голоса Америки»

Вторник, третий день Национального съезда Республиканской партии, будет посвящен вопросам внешней политики. На полях съезда Русская служба «Голоса Америки» поговорила с Майклом Флинном, генерал-лейтенантом Армии США в отставке, советником Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности.

В недавнем прошлом, Флинн занимал высшие посты в системе безопасности США, в том числе был директором Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО). Его имя называлось в числе кандидатов в вице-президенты у Дональда Трампа – и он был на этой неделе одним из ключевых выступающих на съезде.

Наташа Мозговая: Дональд Трамп сказал в свое время, что США стали слишком предсказуемыми – и что они должны стать непредсказуемыми. Однако именно его непредсказуемость беспокоит иностранных лидеров. Что вы об этом думаете?

Майкл Флинн: Я считаю, что внешняя политика Соединенных Штатов терпит неудачи, наше влияние в мире тоже ослабевает. Мне кажется, что нам нужен гораздо более сильный, жесткий лидер, более жесткая дипломатия. И я думаю, что непредсказуемость в военных делах – это позитивная вещь. Ты слышала, как ругали «красную черту» (в августе 2012 года президент Обама призвал сирийского лидера Башара Асада не переступать «красную черту» – не применять химоружие – НМ): мы никогда и никому не должны были говорить про «красную черту», мы вообще не должны были произносить этих слов. И это только одна маленькая деталь.

Внешняя политика начинается с крепких связей на личном уровне с иностранными лидерами: президента с президентами, президента с монархами, президента с премьер-министрами, президента с послами – на всех уровнях, вплоть до наших военных лидеров, потому что на этом уровне у нас и так существуют крепкие позитивные отношения.

Я также думаю о том, что наша нынешняя неспособность поддерживать эти крепкие личные связи, негативно отразилась и на нашей способности вести внешнеполитическую дискуссию внутри страны. Прежде всего, обсуждать внешнюю политику между нами самими – до того, как мы начнем говорить о том, что мы будем делать за пределами страны.

Н.М.: Что вы думаете о борьбе с ИГИЛ?

М.Ф.: Мир радикально изменился за последние 70-75 лет. За последнюю четверть века население нашей страны увеличилось больше чем втрое. Сращивание информации и технологий началось всего каких-то десять лет назад – Facebook появился лишь где-то в 2005-м году. Так что мы все еще привыкаем к скорости, с которой становится доступна информация. И возникает вопрос: почему организация, у которой нет ничего, сумела радикализовать миллионы людей? Почему возможности ИГИЛ в социальных сетях не меньше, чем у CNN?

Н.М.: Как будут складываться отношения США с НАТО, если Дональд Трамп станет президентом? Ранее он критически высказывался в адрес Альянса.

М.Ф.: Это будут хорошие отношения, основанные на честности и взаимном уважении к возможностям другой страны. А также на понимании того, что все государства НАТО не могут пытаться выглядеть одинаково, когда речь идет о военных ресурсах и возможностях. Слишком часто страна, которая вступает в НАТО, читает, что ей нужны армия, флот, морская пехота, такие как у нас – но она просто не может себе этого позволить.

НАТО – не военный альянс, это политический альянс для достижения военных целей. НАТО нужно пересмотреть принципы, на которых был основан альянс после окончания Второй мировой войны – это было 70 с лишним лет назад. Надо их пересмотреть, и в этом нет ничего плохого: это не означает, что нужно отказываться от НАТО.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG