Линки доступности

Максим Трудолюбов: египетский сценарий в России нежелателен


Максим Трудолюбов

Максим Трудолюбов

Колумнист газеты «Ведомости» о вертикалях и горизонталях российской политики и общества

Сегодня о степени вероятности в России бунта по «арабскому сценарию» говорят не только оппозиционеры и эксперты, но и – с подачи президента Дмитрия Медведева – государственные чиновники.

Выступая во вторник на выездном заседании Национального антитеррористического комитета во Владикавказе, глава российского государства сделал ряд «жестких» заявлений. Президент Медведев предупредил, что события на Ближнем Востоке способны привести к власти «исламских фанатиков» и могут оказать «прямое воздействие» на ситуацию в России в «перспективе десятилетий», призвав и власти, и граждан быть готовыми к тому, что «придется предпринимать очень серьезные усилия на протяжении длительного периода». В то же время президент заявил, что волнения, подобные тем, что произошли на Ближнем Востоке и в Северной Африке, никогда не повторятся в России.

Комментируя выступление Медведева, московская газета «Ведомости» в редакционной статье обратила особое внимание на ситуацию на Северном Кавказе: «Заклинаний, что арабский сценарий не пройдет, явно недостаточно. Важно отказаться от прежних методов организации власти в национальных республиках и феодальных процедур ее передачи на отдельных территориях, которые способны в конце концов накалить ситуацию до арабского градуса даже при нынешней самоорганизации в кавказских республиках».

Между тем, многие критики российской власти считают, что без реформ вертикали власти, выстроенной Владимиром Путиным, вероятность реализации «египетского сценария» будет повышаться. Эта тема прошла красной нитью и в презентации Максима Трудолюбова в Колумбийском университете в Нью-Йорке, озаглавленной «Горизонтали и вертикали в сегодняшней России». Однако Трудолюбов, редактор полосы «Комментарии» газеты «Ведомости», в настоящее время стипендиат фонда Нимана (Nieman Fellow) в Гарвардском университете, заявил, что «египетский сценарий смены власти в России маловероятен и нежелателен».

Революционная смена власти – пиррова победа?

«Конечно, совсем исключать возможность реализации "египетского сценария" было бы неправильно, – сказал Трудолюбов в интервью Русской службе «Голоса Америки», – потому что общество – это такой сложный организм, предсказывать движения которого невозможно и даже бессмысленно. Как мы хорошо сейчас понимаем, никто не ожидал того, что произошло в Египте. Для политологии, по-моему, это удивительно позорная история. Я лично читал несколько текстов, написанных совсем недавно, о том, почему не может быть резких политических изменений в арабском мире. Поэтому я не хотел бы говорить то же самое о России, но я думаю, что мы все же сильно отличаемся от Египта».

«Мы находимся на другой стадии общественного развития, на другой стадии модернизации, – продолжил колумнист «Ведомостей». – Россия – продукт уникального эксперимента советских времен, когда была проведена частичная модернизация, в результате которой мы стали урбанизированным обществом с развитой промышленностью, образованием и многими институтами, свойственными развитому обществу. При этом у нас нет ряда институтов, присутствующих в западных обществах – прежде всего, верховенства закона и защиты частной собственности».

В представлении Трудолюбова, за эти ценности российское общество будет бороться. «Я надеюсь, что форма этой борьбы будет не революционной в том виде, в котором мы видели это в Египте, – сказал он. – Революционная смена власти – это очень обманчивая победа. В огромном большинстве случаев – это пиррова победа. Это действительно эмоциональный прорыв для общества, вздох облегчения, смена давно надоевшего лидера. Но необходимые структурные изменения происходят так же медленно и с таким же трудом, как если бы революции и не было. Мы знаем это на бесчисленном количестве примеров, и Украина – один из самых ярких из них».

«Именно поэтому я говорю, что для России такой резкий слом политической системы нежелателен, – продолжает Трудолюбов. – [Революционные] изменения на самом деле скорее отвлекают от действительно необходимых изменений. Мы видим на примере близкой нам Украины, что за последние 6 лет, прошедшие с момента резкой смены власти, в отсутствие реальной политической воли общество не способно сделать шаги, необходимые для создания институтов, без которых экономическое и общественное развитие невозможно. А нам как раз необходимо создание таких институтов».

Вертикаль власти и горизонтальное мышление

В своем выступлении в Колумбийском университете Максим Трудолюбов противопоставил вертикали власти в России нарождающиеся горизонтальные, сетевые структуры. Вертикаль он ассоциирует с иерархическим укладом, характерным для архаичной структуры государства, в то время как горизонталь – с инновационным, сетевым мышлением, свойственном новому поколению, не представляющему жизнь без Интернета. По словам журналиста, «Интернет олицетворяет сетевое мышление», но само по себе это понятие шире, чем Интернет, и включает «любые горизонтальные связи между профессионалами». «В России эти горизонтальные связи развиваются, – отметил Трудолюбов. – Они встречают большое сопротивление со стороны чиновников, которые выросли в советское время и для которых характерно вертикальное мышление. Они до сих пор не понимают важность горизонтальных связей».

Трудолюбов считает, что в России, как и во всем мире, поколение, мыслящее «горизонталями», приходит на смену «вертикально мыслящего» поколения. «Это происходит буквально на уровне практического использования Интернета, – пояснил он. – Для Путина Интернет – это, как он не раз говорил, "наполовину порнография". Он просто человек такого возраста и положения, что ему самому не приходится садиться за компьютер. Он даже не знает, что это такое. Когда возник Интернет, он уже был большим начальником, поэтому у него всегда были секретари и референты, которые делали это за него. Как ни странно, этот чисто практический аспект мне кажется важным. Медведев сам пользуется Интернетом, и это уже что-то. А для еще более молодых людей Интернет так же естественен, как телефон для людей старшего поколения. Эта привычка к сетевому общению, горизонтальным связям – просто неизбежно влияет на поведение людей».

По мнению Трудолюбова, на государственной службе в России растет число молодых людей, которые действительно хотят «служить обществу». В основном они пока занимают посты среднего уровня.

Социальные сети и традиционная пресса

В то же время Максим Трудолюбов не уверен, что социальные сети, на которые многие возлагают большие надежды в плане трансформации общества, способны принести те перемены, «которые нам нужны». Одна из причин и в том, что, по данным журналиста, охват Интернета в России составляет сегодня лишь 37 процентов населения, что сопоставимо с Бразилией, но в два раза меньше, чем в США (хотя в Москве и других больших городах доступ к сети имеет около 60 процентов населения). В любом случае, по мнению Трудолюбова, Интернет может стать отличным инструментом для сторонников перемен, но сам по себе он недостаточен для их осуществления.

Хотя голос поколения, мыслящего «горизонтально», становится все громче, сегодня «реальные перемены достигаются сотрудничеством новых медиа с традиционными». «Я не раз был свидетелем того, как тема, возникающая в блогосфере, подхватывается традиционными СМИ, – отметил журналист. – Например, так называемый "дворец [главы "Газпрома" Алексея] Миллера" в Подмосковье. "Газпром" много раз говорил, что не имеет к нему отношения. В конце концов выяснилось, что этот дворец был действительно построен не для самого Миллера, а для топ-менеджмента компании. В данном случае журнал "Форбс" нашел того человека, который строил этот дворец, и получил ответы и от строительной фирмы, и от "Газпрома". Вряд ли эти люди стали бы отвечать напрямую блогерам. Сегодня они считают, что это ниже их уровня. Именно поэтому нужна традиционная пресса, имеющая определенную репутацию».

Два активных российских блогера

Трудолюбов сравнил двух активных российских блогеров – президента Медведева и самопровозглашенного борца с коррупцией Алексея Навального. «Медведев со своей блогерской активностью, к сожалению, не является примером настоящей сетевой активности просто в силу того, что он занимает высокий пост, и для него это – пиаровская деятельность, общение в режиме "я говорю – вы слушаете", – сказал Трудолюбов. – Это не сетевое общение как таковое. Он доносит до общества какую-то мысль, но это можно делать и с помощью более традиционных СМИ – радио и телевидения».

С другой стороны, интернет-проект Навального «РосПил», который уже называют российским вариантом WikiLeaks, Трудолюбов считает «прорывным». Одним из ключевых элементов проекта, посвященного борьбе с чиновниками, которые используют систему государственных закупок для личного обогащения, журналист назвал то, что ресурс создан на средства реальных людей, собранные с помощью Интернета, а не на гранты из-за границы. Лишь за первые две недели существования сайта Навальному удалось собрать около 4 миллионов рублей.

«Это очень важно для завоевания доверия людей, – подчеркнул Трудолюбов в интервью «Голосу Америки». – Как и во многих частях света за пределами богатого мира, в России многие испытывают недоверие к Соединенным Штатам и Западу в целом. Многие общества, в том числе и на Ближнем Востоке, стремятся к самостоятельным решениям о направлении развития своих стран, но им не нравится, когда эти решения навязываются из Вашингтона. В этом плане русские абсолютно ничем не отличаются – им это просто неприятно».

«Кроме того, в сознании многих россиян еще с советского времени существует некий условный "Вашингтон", и им совершенно все равно, что хочет реальный Вашингтон, – добавил журналист. – Им кажется, что там сосредоточены некие зловредные силы, которые хотят подчинить Россию или другие страны своим интересам. Это чистая психология, с которой как раз и поможет справиться такой самофинансирующийся проект. Он может стать примером того, как завоевывать доверие у нас, не пользуясь подпорками из-за рубежа, потому что в реальности они не очень-то помогают».

К тому же, считает Трудолюбов, интернет-проект Навального занимается не абстрактным «распространением демократии», а вполне реальной борьбой с коррупцией с подачей жалоб, исков и так далее.

Реальная и виртуальная политика

В то же время Максим Трудолюбов признает, что для осуществления реальных перемен потребуется политика не только виртуальная, но и традиционная. При этом он не связывает больших надежд с возможным выдвижением кандидатур таких оппозиционеров, как Борис Немцов, Владимир Милов, Владимир Рыжков или Михаил Касьянов.

«Российская элита настроена на сохранение статус-кво, и политически она хорошо подготовлена, – сказал колумнист. – Выборы для них важны как средство легитимации своей роли. Они их проведут и получат тот результат, который они хотят. Возможны, конечно, и неожиданности, но кардинальных изменений я не жду. Просто невозможно одержать победу в игре, при которой одна сторона держит все фишки и определяет правила. Но, я думаю, что благодаря тому шуму, который обычно сопровождает предвыборные кампании, значимость тех людей, которые будут баллотироваться, неизбежно возрастет. Я уверен, что это будут не только демократические лидеры, но и лидеры националистических движений. Честно говоря, последних я хуже знаю, но думаю, что это опасное для страны направление».

По наблюдениям Трудолюбова, Дмитрий Медведев не является самостоятельной фигурой, хотя люди из его окружения «много делают» для того, чтобы президент стал независимым «агентом перемен». Журналист считает шагом в этом направлении отставку мэра Москвы Юрия Лужкова, которую оркестрировал Медведев. Проект «Сколково» Трудолюбов охарактеризовал как попытку президента создать свою «поляну», где он мог бы давать возможности близким ему бизнесменам, как это делает премьер Путин на своей нефтегазовой «поляне». В то же время, по данным Трудолюбова, большинство влиятельных бизнесменов остаются сторонниками Владимира Путина.

Колумнист газеты «Ведомости» считает, что усилия президента Медведева по созданию инновационной экономики и продвижению Интернета в России, которые многие критикуют как недостаточные, «будут иметь серьезные последствия». «Честно сказать, при всем уважении я не очень верю в него как в самостоятельного лидера, – сказал Трудолюбов. – Я знаю, что он многие вещи очень хорошо понимает – это можно заключить из его слов, реакций, из того, как он общается с бизнесом, с обществом... Вопрос в том, насколько он может действовать. Это уже много раз обсуждалось, и здесь ничего нового я вам не скажу. Его руками многое происходит, но, к сожалению, многие ключевые вопросы решает пока не он».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG