Линки доступности

Владимир Кара-Мурза-ст.: «Главным открытием Америки можно считать то, что я там встретил свое счастье»


Владимир Кара-Мурза-ст.: «Главным открытием Америки можно считать то, что я там встретил свое счастье»

Владимир Кара-Мурза-ст.: «Главным открытием Америки можно считать то, что я там встретил свое счастье»

Матвей Ганапольский представляет первые впечатления от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, а также общественных деятелей, которые когда-то первый раз пересекли границу США и открыли для себя новую страну, которую раньше видели только в кино и по телевизору

С Америкой у меня связаны очень личные вещи, которые были совершенно неожиданны.

А два раза Америка помогла мне пережить довольно драматичные моменты российской истории.

Например, первый раз я появился там зимой – с 1999-го на 2000-й год.

И тут мне позвонил мой сын из Кембриджа и сказал, что Ельцин ушел в отставку. Думаю, что эту новость, если я бы был в Москве, я бы пережил гораздо более драматично, чем находясь в США. А так, я расслаблено ему посочувствовал: была новогодняя ночь и все воспринималось не так трагично.

Потом был мой второй визит летом 2000-го года. Я снимал в Америке несколько серий моей программы «Свидетель века» с русскими эмигрантами и так случилось, что именно тогда погибла подводная лодка «Курск». И опять же я воспринял бы это гораздо более остро, если бы находился в России.

Но и в Америке к нам – ко мне и к сыну, подходили американцы и говорили: «Вашим ребятам с «Курска» не повезло, но еще больше вам не повезло с президентом». Они имели в виду знаменитый ответ президента России Ларри Кингу на вопрос о «Курске»: «Она утонула».

Одним из самых ярких воспоминаний, имеющих теперь какое-то знаковое значение, был мой визит на башни-близнецы. Трудно представить, что этих зданий уже нет.

Еще запомнилось, как я ночью въезжал на Манхэттен – это была просто сюрреалистическая картинка XXI века, но в тот год и наступал XXI век!

Все то, о чем я читал или о чем слышал было перед моими глазами – к примеру, Бруклинский мост, описанный Маяковским.

Я немедленно взял экскурсии в Вашингтон и в Филадельфию, в Мэриленд. Все это было настоящим открытием, жаль только я не говорю по-английски, так что у меня всегда были провожатые – художники, с которыми я там познакомился или журналисты, мои друзья.

Я вообще, куда бы ни приехал, ищу русских. Например, я был в Сеуле и там сразу нашел русских, потому что поговорить с местными по-корейски шансов у меня вообще не было. И мы с этими русскими проехали всю Южную Корею – от берега до берега.

В Америке было так же – друзья показывали мне то, что когда-то произвело впечатление на них. Например, бостонское метро, в котором под землей ходит обыкновенный трамвай, который туда спустили еще в 19-м веке.

Как историку мне было интересно увидеть города, где была воссоздана атмосфера 18-го века, где ходят в старой форме, где стреляют из пушек.

Поскольку я делал фильм про «ленд-лиз», то с интересом побывал на кораблях и объезжал пристани, от которых отходили те самые суда, которые везли оружие, машины и питание для воюющего СССР. Они отплывали от этих пристаней и шли в Мурманск, откуда грузы расходились по всей стране.

Собственно и мой сериал «Свидетель века» был посвящен тем людям, которые участвовали в этом процессе. Я, например, встретился с одним из них, который перегонял самолеты с Аляски. Это был русский князь Чавчавадзе, он царских кровей: одна из Романовых – его мать, а отец – князь Чавчавадзе. Князь перегонял самолeты с Аляски через Берингов пролив к нам на Чукотку и там отдавал из советским лeтчикам. Уникальный человек!

То есть, моe открытие Америки – это открытие русской Америки.

Конечно же, я поехал на Брайтон-Бич и там меня все узнавали, потому что НТВ уже вещало на Америку.

Было у меня две мечты – в Англии попасть в Стоунхендж, а в Америке – на Ниагарский водопад. С сыном мы поехали на водопад, но у меня не было канадской визы и я смотрел его американскую часть. На Ниагару приехали канадские друзья и мы отметили встречу как лицеисты, которых судьба неожиданно забросила в Америку.

Так я и ездил в Америку, пока не встретил там свою будущую жену Лену, с которой мы дружили ещe в Москве до еe эмиграции. И вот уже шесть лет мы женаты.

Так что главным открытием Америки можно считать то, что я там встретил свое счастье.

Сейчас мы живем в Москве, но все время ездим в Америку. Потому что, по совпадению, еe сын учится в Вашингтоне, а мой там работает. У него прекрасный английский, он, как я уже упоминал, закончил Кембридж – литературу и историю. Лучший на курсе, лучший выпускник года. Он оказался первым иностранцем, так окончившим Кембридж.

Потом он приехал в Москву и стал работать в «Коммерсанте» – собкором в Лондоне. Потом были выборы 2003 года и он зарегистрировался кандидатом от СПС – он был самым молодым кандидатом, ему был 21 год.

Но климат в стране начал меняться – арестовали Ходорковского, СПС «пролетел» на выборах, и сын перешeл на RTVi – вначале был корреспондентом, а потом канал пригласил его открывать в Вашингтоне корпункт. Так что он уже 8 лет возглавляет этот корпункт. У него два корреспондента, несколько операторов; и если раньше весь корпункт был в его квартире, то теперь у них целый офис.

Кроме того, он подарил мне двух внучек: Кате – 5 лет, Соне – 2 года. А жена его – русская. Они сыграли свадьбу в Москве ещe до отъезда, на День святого Валентина в 2003-м году и поехали в Вашингтон.

В результате, то я туда езжу, то он сюда, на съезды. Только уже не на съезды СПС, а «Солидарности», к примеру.

Так что у меня теперь важнейший повод бывать в Америке – две внучки.

Другие статьи читайте в нашей рубрике Матвей Ганапольский: «Открывая Америку»

XS
SM
MD
LG