Линки доступности

Алексей Осин: главное в Америке – это ее люди


Алексей Осин

Алексей Осин

Матвей Ганапольский представляет первые впечатления от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, а также общественных деятелей, которые когда-то первый раз пересекли границу США и открыли для себя новую страну, которую раньше видели только в кино и по телевизору

В 2002 году был мой первый и единственный визит в Америку. Поездка была на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити.

Город особый сам по себе – не совсем и Америка, а может, и Америка, но в таком концентрированном выражении.

Во-первых, меня поразило, что там нет названий улиц, что, кстати, типично не только для Солт-Лейк-Сити. Там S 357 W или S 457 E – все строго унифицировано.

Поразила простота людей. Например, мы гуляли по городу и зашли в представительство штата Вайоминг – они во время Олимпиады арендовали в большом здании помещение, чтобы рассказывать, как здорово живется в штате Вайоминг. По природной красоте это вообще наше – березки, лужки, рыбалка. Оказалось, что и ребята оттуда такие же: они привезли с собой фуру выпивона, закусона и бесплатно всех поили и кормили. И, естественно, российские журналисты только там и ошивались, тем более что у них висела плазма и можно было, не выходя на спортивные соревнования, все смотреть и тут же выдавать это в эфир. Причем ушлые мои коллеги пытались у них выпросить по бутылке, но те не давали…

Естественно, что шли диспуты, дискуссии по разным темам, совершенно замечательные, они были душа-люди: один из них, как сейчас помню, такой ковбой, а другой больше интеллигент. Ковбой был чуть ли не в прямом смысле слова: шляпа, рыжеватый, с усами…

Там все время было какое-то движение… Жизнь!

А еще мы с удивлением обнаружили, что в городе нет ни одного вино-водочного магазина – для русского человека это просто немыслимая штука. В конце концов мы нашли единственный в городе магазин и туда выдвигались делегациями. Потом, на что я обратил внимание, это на отвратительность чая и кофе, что-то ужасное…

Далее, естественно, мы познакомились с мормонами: они начали «окучивать» меня еще за полгода до Олимпиады, присылали какие-то письма, чтобы я ознакомился с их верованиями, а потом устроили для нас халявную экскурсию – там все время были какие-то фрукты, какие-то бутерброды – народ туда чуть ли завтракать ходил. Я ходил туда за бесплатным Интернетом.

Что еще запомнилось? Да, в нашей делегации был батюшка – я потом его «узнал» в фильме «День выборов» – такой же персонаж-прохиндей. Он утверждал, что его куда-то забрали с игры, и поэтому наши проиграли в хоккей!.. Вся лексика прекрасного актера Михаила Ефремова, который играл в фильме, была из его лексики… Запомнилось.

Запомнилась еще мне одна тетушка среди волонтеров. Дело в том, что нас возили на огромных двухэтажных международных автобусах. И вот мы входим в автобус, а за рулем сидит старушка – «божий одуванчик» с сиреневыми волосами. Ей на вид лет 70, а она сидит за огромным рулем огромного автобуса...

Вначале мы подумали, что она случайно туда села. Каково же было мое удивление, когда она завела мотор, сделала движение одной рукой, автобус развернулся просто через две сплошные и поехал. Далее она лихо въезжала в огороженные коридоры, заворачивала, поворачивала – я был в полнейшем шоке и восхищении!

Еще запомнилась история об американской прессе. Вот мы говорим – абсолютно свободная пресса, кто что хочет, то и говорит...

Я попал как раз на скандал с фигуристами, когда дали вторые золотые медали канадцам Сале и Пелетье – наши фигуристы якобы споткнулись и т.д. На следующий день я наблюдал, как работает пресса – действительно, очень профессионально: все каналы обсуждали эту новость. Однако прошел день, и волна возмущений схлынула – ведь все имеет тенденцию затихать...

Кстати говоря, почему я стал об этом рассказывать: захожу в пресс-центре в «Макдональдс», ко мне подходит семейная пара средних лет, спрашивают, можно ли присесть. – Пожалуйста! – отвечаю я. Далее следуют дежурные слова: вы откуда – я оттуда, вы хорошо говорите по-английски – спасибо большое... Мы всем этим обмениваемся и начинается беседа. Они говорят: мы очень любим Россию, мы читали Толстого, Достоевского и т.д., рассказывают, что интересны не только водка, балалайка, матрешка и медведь, что хотят поехать в следующем году в Петербург, в Москву…

Я это рассказываю к тому, что это были люди не сторонние, они действительно интересовались Россией, по их речи было понятно, что они образованные люди в принципе и конкретно интересуются нашей страной.

Зашел разговор об Олимпиаде, они интересуются, как вам Олимпиада? Я действительно не кривил душой: говорю – отлично организовано все. – Мы вас понимаем, у вас-то не было Олимпиады, – говорят они. У меня падает картошка фри, я говорю: – Как же так?! Она у нас была, но вы же на нее не приехали!.. – Когда?! – восклицают они пораженно. Я говорю: в 80-ом году. Тут уже у них все падает...

Вот такая ситуация. То есть наша Олимпиада-80 для них не существовала, причем это люди, которые СССР интересовались!

Я начинаю рассказывать, что мы ввели войска в Афганистан, вы бойкотировали, а мы за это бойкотировали вашу Олимпиаду в Лос-Анджелесе. Но я ведь знаю про Олимпиаду в Лос-Анджелесе, а они про московскую – вообще нет, потому что из-за бойкота ее вообще исключили из сообщений СМИ.

Еще я обратил внимание, пардон за гигиенические подробности, что, когда местный туалет в пресс-центре перестал справляться с нагрузкой, там началась такая же грязь, как у нас. Из этого я сделал вывод, что люди, если их ставить в не очень приятные условия, в любой стране ведут себя одинаково, тем более что контингент был интернациональный.

Помню, как я хотел купить махровый халат, он стоил 40 долларов, но я не стал его покупать, ибо был осторожен с деньгами. В этот же магазин захожу через неделю, он стоит уже 30. Я думаю, это интересно, надо еще походить… В общем, я его купил за 5 долларов в конце Олимпиады. Это было забавно...

Конечно, американцы очень любят свою страну. Действительно, без иронии, как у нас, они действительно ее любят, они за нее болеют.

Люди мне понравились. Я понимаю, что в каких-то сферах мы являемся соперниками: в политическом смысле, в геополитическом, но при этом я согласен иметь именно таких соперников. Если хотите, они такие рыцари, которые напролом идут, не останавливаясь ни перед чем, чтобы доказать свое превосходство – они так созданы.

Джек Лондон совершенно идеально написал – у него под словосочетанием «белый человек» значится американец. «Белый человек» у Джека Лондона даже в единственном числе пройдет, дойдет, он все сделает, на что «неспособны», может быть, другие народы.

Пожалуй, вот эта искренность, прямота, может быть, наивность, может быть, неосведомленность – это американцы! Они мне кажутся людьми, здоровыми в своей сердцевине. И это хорошо! Мне с такими людьми всегда приятно иметь дело, особенно в дружбе! Мы с этими ребятами подружились, к концу выпивая каждый день вместе.

У мормонов есть такая важная штука в их веровании – это миссия. Если ты принимаешь веру, то ты должен совершить некую миссию, а к нам приставили двух русских девочек. У кого-то миссия, предположим, работать в госпитале в Папуа-Новой Гвинее, а у наших девушек миссия была водить русских туристов. И никто этому не препятствовал.

А так – люди, конечно, люди!

Дома стандартные, большие машины, простая еда, широкие улицы, но страну, безусловно, определяют люди! Они ее построили, провезя свои телеги через горы, умирая там, отдавая в армию своих детей...

Они Америку построили, они за нее будут биться, но вместе с тем любого у себя примут и хорошо к тебе отнесутся.

XS
SM
MD
LG