Линки доступности

Медведев ударил по ПРО: реакция из США


Медведев ударил по ПРО: реакция из США

Медведев ударил по ПРО: реакция из США

Американские эксперты размышляют: почему президент России пригрозил применить контрмеры в отношении ЕвроПРО

Президент Дмитрий Медведев выступил с обращением, в котором содержится исключительно жесткая оценка ситуации на переговорах по планам размещения систем ПРО в Европе. Президент пригрозил принять ряд мер, которые способны минимизировать ту угрозу, которую, по его мнению, система противоракетной обороны может представлять для стратегических сил России. Более того, Медведев указал, что если компромисс с США и НАТО по ПРО не будет достигнут, то Россия может выйти из ряда международных соглашений, в том числе подписанного в прошлом году договора СНВ-3.

Сюрприз без сюрприза

Американские эксперты напоминают, что российские официальные лица не впервые выражают недовольство ходом переговоров по ПРО.

Джеймс Актон (James Acton), эксперт Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for the International Peace), говорит: «Заявление Медведева, которое можно трактовать достаточно широко, разочаровывает, но его вряд ли стоит считать сюрпризом!».

Однако для описания выступления президента России многие американские специалисты использовали слово «разочаровывающее».

Стивен Пайфер (Steven Pifer), старший научный сотрудник исследовательского Института Брукингса (Brookings Institution), считает, что один из тезисов, озвученных Медведевым, изложен не вполне корректно. Российский президент выразил сожаление, что НАТО отказался принять план Москвы по созданию совместной системы ПРО и не дает юридических гарантий, что ЕвроПРО не направлена против России.

Стивен Пайфер напоминает: «У России есть приглашение НАТО о присоединении к плану создания совместной системы ПРО, что дает Москве возможность оказывать влияние на процесс. Однако Россия требует каких-то юридических гарантий. Россия прекрасно знает, что президент Барак Обама не в состоянии предоставить таких гарантий, поскольку они никогда не будут одобрены Сенатом. В результате, Россия фактически вышла из переговорного процесса, с помощью выдвижения предварительного условия, которое, как она прекрасно понимает, невозможно выполнить».

«На мой взгляд, заявление Медведева – часть российской стратегии по созданию некоего разнобоя в рядах НАТО. Хотя, замечу, что союзники США по Североатлантическому Альянсу были удивительно единодушны в вопросе ПРО, – говорит Дэймон Уилсон (Damon Wilson), вице-президент Атлантического совета США (Atlantic Council), – что, на мой взгляд, особо печально, что Россия продолжает воспринимать Соединенные Штаты, в первую очередь, как стратегического соперника. При этом Москва не учитывает рост Ирана, с его ракетным потенциалом, который стал общей угрозой для всех – Европы, США и России. К несчастью, заявление президента Медведева демонстрирует, что Россия продолжает концентрироваться на прошлых угрозах для ее безопасности, а не на угрозах будущего».

Причины

Многие опрошенные Русской службой «Голоса Америки» специалисты высказали предположение, что заявление Дмитрия Медведева рассчитано в первую очередь на внутреннюю, а не на внешнюю аудиторию. Косвенно обоснованность этой версии подтверждает форма донесения послания – Медведев заявил об этом не на международном форуме или переговорах с иностранными партнерами, а обратившись к российскому народу. Кроме того, приближается день выборов в Государственную Думу, причем Дмитрий Медведев возглавляет избирательный список «Единой России».

По мнению Томаса Ремингтона (Thomas Remington), профессора Университета Эмори (Emory University), речь Медведева – очередная попытка приобрести поддержку российских военных, что крайне важно на фоне снижения рейтингов «партии власти».

«Как мы знаем, Медведев недавно значительно повысил зарплаты военнослужащим. Мне кажется, что это – реакция Медведева на требование российских военных более решительно отреагировать на планы НАТО разместить ПРО в Европе», – говорит Ремингтон.

Роберт Орттунг (Robert Orttung), профессор Университета Джорджа Вашингтона (The George Washington University) напоминает: «В прошлом российские лидеры использовали фактор “врага”, чтобы приобрести поддержку населения: в 1999-2000 годы враг был в Чечне, в 2003-2004 годы врагами были олигархи, в 2007-2008-е – Запад. Удивительно, но до этого момента в ходе избирательной кампании таких “врагов” не появлялось. Чтобы приобрести внутреннюю поддержку, лидеры надеются собрать голоса людей, боящихся американских ракет. Мне представляется, что большинство россиян в меньшей степени обеспокоены ракетами, чем личной экономической ситуацией, так что маловероятно, что эта тактика сработает».

С ним солидарен Дэймон Уилсон. «С учетом того, что в России идет сезон выборов, российские лидеры пытаются обеспечивать легитимизацию своей власти путем конфронтации с Западом. С помощью подобных заявлений Медведев пытается укрепить свои позиции внутри России», – подчеркивает эксперт.

«Жесткая позиция по отношению к США и НАТО всегда позитивно отражается на репутации российских политиков. То же самое, происходит во внутренней политике США: разыгрывать “российскую карту” всегда выгодно», – отмечает Стивен Пайффер.

Майкл О'Хэнлон (Michael O'Hanlon), директор исследований и ведущий эксперт в сфере национальной безопасности при Институте Брукингса (Brookings Institution) отмечает: «Большинство стран, и Россия не является исключением, могут избрать в качестве вектора внешней политики бескомпромиссный националистический путь. Но я надеюсь, что все эти заявления – просто тактика позиционирования и часть переговорного процесса, а не выражение серьезных намерений».

Возможные последствия

На просьбу прокомментировать эффективность озвученных Медведевым военных мер, Стивен Пайфер заметил, что в них нет практически ничего нового.

«Включение радара в Калининграде не может никого напугать – НАТО и США заинтересованы в том, чтобы Москва получала максимум информации. Россия также много лет обещала оснастить свои стратегические ракетами системами преодоления ПРО – но в Пентагоне нет ни одного человека, который считает, что системы ПРО, которые планируется развернуть в ближайшие 10 лет, могут угрожать российским арсеналам, поскольку военные прекрасно понимают, что российские ракеты обладают подобными возможностями. Обещание передислоцировать ракеты “Искандер” в Калининграде – также не новое, мы слышали об этом еще в 2007 году», – подчеркивает он.

Пайфер выражает сожаление в том, что заявления главы государства лишь подрывают международный авторитет России, как миролюбивой державы.
«К несчастью повторение подобных угроз лишь поддерживает представление, что Россия остается военной угрозой для стран Балтии и государств Центральной Европы. Это мешает выстраивать конструктивные отношения России с США и европейцами», – заключает эксперт.

Дэвид Саттер (David Satter), научный сотрудник вашингтонского Института Хадсона (Hudson Institute), отмечает, что заявление Медведева демонстрирует, что Россия не считает Иран – источником угрозы, против которой создается ЕвроПРО. По его мнению, из этого возможно сделать выводы, способные серьезнейшим образом повлиять на будущие отношения России и стран Запада.

«Подобное отношение Москвы к иранской угрозе показывает, что Россия – это часть проблемы, а не инструмент решения этой проблемы. И это очень важно, поскольку Россия настаивает на создании единой системы ПРО, что должно подразумевать высочайший уровень взаимного доверия и сотрудничества», – говорит Дэвид Саттер.

Джеймс Актон призывает не впадать в пессимизм, поскольку Медведев заявил, что на многие меры Россия пойдет лишь в случае провала переговоров.

«Понятно, что достичь компромисса будет сложно, и если этого не произойдет, то последствия для американо-российских отношений будут очень плохими. Однако у нас пока есть шанс», – говорит эксперт.

Роберт Орттунг делает более масштабный вывод. Он уверен, что считать это заявление президента Медведева «началом конца» политики «перезагрузки» явно преждевременно.

«Скорее всего, Россия не заинтересована в окончании политики “перезагрузки”, поскольку Запад ей нужен для того, чтобы составить противовес Китаю. Кроме того, если это произойдет, Обама будет бледно выглядеть на выборах: если в Белый Дом переедет республиканец, то политика США в отношении России станет более агрессивной, чем сейчас», – подчеркивает Ортунг.

Аналогичную позицию занимает Томас Ремингтон, который считает речь Медведева предупреждением США. Эксперт также уверен, что заявление Медведева ослабляет политические позиции Барака Обамы.

«Хочу напомнить, что система противоракетной обороны была частью доктрины республиканцев еще со времен Рональда Рейгана. Администрация Обамы заняла позицию, которая отличалась от позиции предыдущей администрации Буша-младшего, так как Обама был готов вести переговоры с Россией об элементах ПРО, которые были бы выгодны и США, и России. Мне кажется, что пока США и Россия продолжают переговоры – никакого конфликта между США и Россией нет», – подчеркивает профессор Ремингтон.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG