Линки доступности

Тандем Медведев-Путин: воспоминание о будущем


Владимир Путин и Дмитрий Медведев

Владимир Путин и Дмитрий Медведев

Весной 2008 года в России появился уникальный властный тандем: бывший президент Владимир Путин занял пост председателя правительства, а президентом стал Дмитрий Медведев, который ранее работал первым заместителем премьер-министра. Таким образом, дуумвират в России просуществовал почти два года. Эксперты расходятся в прогнозах – сколько времени Путину и Медведеву суждено совместно управлять страной.

Распределение ролей

До сих пор остается неясным, каким образом складываются отношения президента и премьер-министра: практически ежедневно аналитики и комментаторы обнаруживают новые доказательства разлада или, наоборот, сердечного согласия. Во всяком случае, существует ряд теорий, позволяющих делать какие-то предположения о реальном раскладе сил. Среди них, например, «наследник – наставник», «либерал ­– консерватор», «хороший полицейский – плохой полицейский», «борьба нанайских мальчиков» (сторонники этой теории уверены, что Путин и Медведев нуждаются друг в друге, они члены одного клана, пришедшего к власти и лишь имитируют соперничество) и пр.

Политолог и социолог Эрик Ширяев (Eric Shiraev), профессор Университета Джорджа Мейсона (George Mason University), говорит: «Насколько я могу судить, Дмитрий Медведев – человек амбициозный и целеустремленный. Но он понимает свою роль «хранителя очага», который не должен производить серьезные изменения в системе, которая создавалась под Владимира Путина».

Споры о распределениях властных полномочий в тандеме затихли после вынесения второго приговора Михаилу Ходорковскому. Многие пришли к выводу, что Путин, неоднократно заявлявший, что бывший глава ЮКОСа виновен в страшных преступлениях, намного влиятельней Медведева, призывавшего к построению правового государства. Однако и «тест Ходорковского» не стоит расценивать однозначно. Стивен Фиш (Steven Fish), профессор Университета Беркли (University of California, Berkeley) отмечает: «Вполне возможно, что Медведев не любит Ходорковского. Это ужасно, если оценивать ситуацию с точки зрения необходимости укрепления законности в России!».

Качество оценок ситуации внутри тандема демонстрирует один пример: стоит напомнить, что не сбылся популярный в недавнем прошлом прогноз, согласно которому Медведев должен был провести в Кремле лишь ограниченное время – 1-2 года, после чего досрочно уступить свое место Путину.

Однако вне зависимости от того, как на самом деле распределяют обязанности и полномочия Медведев и Путин, по мнению экспертов, эта связка действует эффективно. Эрик Ширяев комментирует: «Путин и Медведев согласны, что Россия должна стремиться к достижению трех главных целей: экономическому развитию, сохранению стабильных отношений с соседями и уменьшение значимости проблем Кавказа. По этим основным направлениям все происходит более или менее нормально».

Что будет?

В последние месяцы и Медведев, и Путин давали понять, что не исключают своего участия в борьбе за президентство в 2012 году. Напомним, что в предыдущий цикл президентских выборов решение о том, что Путину будет наследовать именно Медведев, огласили достаточно поздно ­– примерно за год до дня голосования. В этих условиях, возникает вопрос: что может произойти со столь успешным тандемом?

Стивен Фиш отмечает: «Тандем - это временная схема. И очень похоже, она не будет существовать вечно. Очевидно, что и Медведев и Путин хотят быть президентами, особенно учитывая, что победителю выборов 2012 года предстоит 6-летний срок правления. Весьма возможно, что вновь будет произведен обмен должностями: Путин вновь станет президентом, а Медведев возглавит правительство или получит какую-то другую почетную работу. Конечно, для Медведева это будет понижением, но он вынужден будет проглотить обиду. Путин продолжает контролировать ключевые органы власти, поэтому во время переговоров с Медведевым у него будет много козырей».

Николас Гвоздев (Nikolas Gvosdev), профессор Колледжа ВМФ США (US Naval War College), считает, что «тандем может просуществовать очень долго. Во всяком случае, до тех пор, пока оба этих человека и их окружение будут считать, что это в их интересах». Гвоздев поясняет: «Ныне они считают, что тандем – это лучший способ обеспечения политической стабильности среди элиты, необходимый для того, чтобы предотвратить то, что произошло в Украине и Грузии. Конечно, это не означает, что в тандеме не будет трений. Однако с высокой долей вероятности можно предположить, что Путин и Медведев смогут договариваться по спорным вопросам. Пока два главы государства будут способны делить власть, в России будет существовать дуумвират».

Эрик Ширяев считает, что тандем может просуществовать, как минимум, до 2024 года: «Пока в России нет сильной организованной партии, которая могла бы бросить вызов нынешней системе. Кроме того, многие россияне и не считают нужным что-то менять. Поэтому тандем и просуществует долго. Многое будет зависеть от экономического состояния России – если с экономикой будет все хорошо, то система будет укрепляться. А если проблема Кавказа не будет стоять остро, то дуумвират переживет и 2024 год».

Возможности изменений

Эксперты отмечают, что российский правящий тандем, который был создан без нарушения каких-либо конституционных норм и законов, стал причиной заметных изменений российского государственного устройства. К примеру, согласно Конституции России, вопросами внешней политики занимается президент, а не премьер-министр. Однако во время российско-грузинской войны на переднем плане оказался премьер Путин, а не президент Медведев. То есть, структура тандема оказалась более мощной, чем рамки Конституции и современные традиции российского государственного управления.

«Я могу предположить, что Путин не захочет снова стать президентом в 2012 году, потому, что он наполнил новым содержанием пост премьер-министра, сделав его намного более важным, –говорит Николас Гвоздев. – У него уже есть та власть, которая ему требуется. И зачем ему возвращаться в Кремль?».

Стоит напомнить, что в конце второго президентского срока Владимира Путина обсуждались такие варианты, как его назначение спикером Государственной Думы или главой Конституционного суда.

Международный аспект

Российский опыт проведения рокировки во власти, когда глава государства по каким-то причинам уходит на вторые роли, но продолжает руководить процессом, далеко не уникален. К примеру, «отец» китайского экономического чуда Дэн Сяопин никогда не занимал высших постов в государстве, однако, даже уйдя на покой, активнейшим образом участвовал в управлении страной и, де-факто, оставался подлинным правителем страны. Ли Куан Ю считается создателем современного Сингапура: он оставил пост главы государства в 1990-м года, но до сих пор управляет страной, будучи официальным «наставником» нынешнего премьера.

Стив Фиш уверен, что Владимир Путин никогда не сможет стать «теневым императором» в России: «Эта схема сработает, если у вас есть партия или другая подобная организация, если нет настоящего парламента и нет выборов. Только тогда Вы можете управлять, находясь за сценой. Однако если есть всенародно избранный президент с огромными полномочиями, как в России – именно он решает все». Однако, по мнению Фиша, вполне возможно, что «Путин может решить двинуться в сторону создания парламентской модели – например, повторяя опыт Сингапура. Для этого потребуются конституционные изменения, которые превратят президентство в более церемониальную должность и предоставят намного больше полномочий премьер-министру».

Эрик Ширяев обращает внимание на то, что российский опыт тандемократии во многом уникален: «Россия продемонстрировала, что рокировки во власти могут быть многократными. Россия также дает уникальный пример того, что можно поддерживать видимость существования демократических институтов недемократическими мерами. В России есть элементы демократии, они очевидны, но, с другой стороны, методы достижения этих целей недемократические».

Впрочем, по мнению Ширяева, в этом плане Россия не уникальна: «Эта модель очень привлекательна: элиты довольны, потому что удерживают власть, население довольно – потому что есть многие возможности… А что касается свободы, то, к глубокому сожалению, многие люди не считают ее важным фактором. Мне кажется, что это глобальная тенденция...».

О политике читайте здесь

XS
SM
MD
LG