Линки доступности

Модернизационные инциативы президента Медведева

  • Инна Дубинская

Эмиль Паин, профессор Высшей школы экономики, в интервью Русской службе «Голоса Америки» предсказал, что ждет планы модернизации России. Этот разговор с профессором Паиным состоялся за несколько дней до того, как президент Дмитрий Медведев провел в Томске заседание комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики РФ.

Инна Дубинская: Видите ли вы связь между программной речью президента Медведева «Россия вперед», проектом модернизации России, который был подготовлен Институтом современного развития (ИНСОР), и последовавшими за этим объявлениями президента о мерах стимулирования экономики?

Эмиль Паин:
Связь, несомненно, есть, потому что этот доклад и желание Медведева модернизировать Россию создают возможность для тех людей, взгляды которых опережают президентские. Они говорят то, что думают, и довольно радикально, поскольку всегда в России есть угроза, если не сказал сегодня, то может быть, не скажешь никогда. Существует вероятность того, что и президент этот – временный, а уж ситуация, при которой можно говорить о модернизации, это совсем – временно открытая форточка.

У нашего молодого президента есть такая часть имиджа, которая связана с его позиционированием как руководителя, который формирует условия для модернизации России. Под эту идею и был создан когда-то ИНСОР, куда были приглашены эксперты, совершенно не характерные для нынешнего направления, в том смысле, что они явно не «мэйн стрим». Это меньшинство экспертного сообщества позволяет себе говорить вещи, которые, может быть, я даже и покритиковал бы в 90-х годах за недостаточную внятность. А сегодня я не удивляюсь смелости и непоследовательности. Еще раз подчеркиваю, именно в этих условиях. По уровню фундаментализма мышления я еще не знаю, кто впереди – Иран или Россия.

И.Д.: Как вы считаете, получит ли поддержку правительства идея движения вперед – по сути, в «ельцинское прошлое»?

Э.П.: Россия все время как маятник мечется, туда и обратно. И если мы считаем, что нынешнее положение – откат, то это всего лишь временный отход. В наших условиях это все же шаг, который я приветствую.

В России общественное мнение развивается маятникообразно. Было время, когда оно поддерживало движение вперед, а было время, когда его возглавили люди типа Сергея Маркова (политолог, директор Института политических исследований, – прим. И.Д.). Но сегодня, на мой взгляд, ситуация начала меняться не только сверху, не только с точки зрения того, что президент что-то разрешил, но и снизу. Это и Калининградские события, и Владивостокские события, и Московские события. Статистический опрос показывает количество людей, которые считают, что необходимо вернуться к избранию губернаторов, нарастает, и это более серьезное явление, чем выход людей на улицы. Дело в том, что наше население не такое фундаменталистское, оно очень податливое, и легко манипулируемое. Для меня самый большой факт такой: в 2006 году 65 процентов россиян считали, что могут изменить жизнь к лучшему собственными усилиями, через выборы, через протесты, или иными формами воздействия на власть. Прошло 4 года, и теперь 63 процента населения считают, что никакие меры воздействия не работают, и остается только ждать лучшего. А я думаю, что и это не навсегда. Поэтому «возврат вперед» – это все для лукавого. Я полагаю, что сейчас мы живем в таких условиях, когда доля людей готовы к переменам, и в этом смысле слова «вперед, Россия», сказанные президентом, в известном смысле были подготовлены общественным мнением и доклад, о котором мы говорим, в немалой мере тоже подготовлен общественным мнением. Я абсолютно уверен, что его раскритикуют, конечно, много будет негативных откликов и в прессе, но все же есть надежда на то, что год, два – и его начнут поддерживать больше людей, чем сегодня. Я в этом не сомневаюсь.

И.Д.: Владимир Путин ставит себе в заслугу политику, которую он проводил на посту президента. Что вы об этом думаете?

Э. П.: Было бы смешно ожидать другого, во-первых, потому что как и всякий политик, он коллекционирует достижения. И он из тех людей, которые всякое следующее действие используют в оправдание. И он не просто символ, он – инструмент того, чтобы не пустить, не дать возможности проявиться тем идеям, которые изложены в докладе института Юргенса.

И, учитывая его реальное влияние, такая возможность есть.

И.Д.: Что же перевесит: популярность Путина или какие-то другие факторы?

Э. П.: Если бы все зависело от политиков, популярность Путина перевесила бы все на свете в Российской Федерации. Но поскольку все-таки жизнь зависит не только от политиков, но и от людей, и от обстоятельств, которые меняют настроения людей, от того и возникает надежда, что пройдет немного времени и идеи, высказанные в этом докладе, будут восприниматься значительно лучше, чем сейчас. То есть сегодня мы можем оценить это как документ политических аутсайдеров, который не будет принят, но уже через несколько лет есть надежда, что люди, которые выходят сегодня на улицы, их станет больше, и они захотят иметь какую-то программу будущего. Хотя у нас и говорят, что в «России особый путь», но пока, как я понимаю, это только одно – не идти по пути Запада. Однако своего пути, как такового – нет.

XS
SM
MD
LG