Линки доступности

Как президент России оценивал США последние четыре года

Анализ четырех посланий Дмитрия Медведева Федеральному собранию демонстрирует, как изменились его оценки роли США в мире и американо-российских отношений. Если в 2008 году Медведев весьма пессимистично говорил о перспективах сосуществования США и России, то в 2012 он отметил, что «последние 4 года были лучшими за всю историю российско-американских отношений».

2008 год

Дмитрий Медведев принес президентскую присягу в мае 2008 года. В ноябре он выступил со своим первым посланием Федеральному Собранию РФ. Эта речь была произнесена через три месяца после войны с Грузией и во многом посвящена вопросам внешней политики.

Тогда Медведев крайне негативно оценил роль США на мировой арене.

«Необходимо создать механизмы, блокирующие ошибочные, эгоистические, а подчас просто опасные решения некоторых членов мирового сообщества. Ведь, что греха таить, трагедия Цхинвала стала, помимо прочего, следствием самонадеянного, не терпящего критики и предпочитающего односторонние решения курса американской администрации».

«Это конструирование глобальной системы ПРО, окружение России военными базами, безудержное расширение НАТО и другие «подарки» России, – складывается устойчивое впечатление, что нас просто испытывают на прочность. В гонку вооружений мы, конечно, втянуть себя не дадим. Но не учитывать этого в оборонном строительстве не можем. И безопасность граждан России будет и впредь обеспечиваться надежно».

Далее Медведев перечислил ряд военных мер противодействия ЕвроПРО. Например, он пообещал перебросить ракеты «Искандер» в Калининградскую область – в последующие годы Россия неоднократно угрожала реализовать этот шаг.

«Не секрет, что многие государства еще по инерции оглядываются на то, куда дует ветер в отношениях России и Соединенных Штатов. Да, сегодня эти отношения переживают не самый простой период. И у нас тоже возникает много вопросов, в том числе нравственного порядка. Но, подчеркну, у нас нет проблем с американским народом, у нас нет врожденного антиамериканизма. И мы надеемся, что нашими партнерами, новой администрацией Соединенных Штатов Америки будет сделан выбор в пользу полноценных отношений с Россией».

2009 год

В конце 2008 года новым президентом США стал Барак Обама, который инициировал «перезагрузку» американо-российских отношений. Примерно в то же время Дмитрий Медведев выступил с проектом нового всеобъемлющего договора о европейской безопасности. Россия долгое время настаивала на заключении этого соглашения, однако никакого прогресса на этом направлении достигнуто не было.

В своем послании Федеральному Собранию, Медведев заявил: «В области безопасности главные усилия сейчас сосредоточим на договоре об обеспечении европейской безопасности. Юридическое, то есть международно-правовое оформление принципа неделимости безопасности в Евро-Атлантике становится для нас императивом, равно как и выработка механизмов практической реализации вытекающих из этого обязательств. Нас иногда упрекают, что мы все это придумали против НАТО. Это не так. Мы свою внешнюю политику «против кого-то» вообще не выстраиваем».

Любопытно, что в этой речи Соединенные Штаты не упомянуты ни разу.

2010 год

В этом году США и Россия вели активные консультации по сотрудничеству в Афганистане, работали над новым договором о сокращении стратегических вооружений (СНВ-3), спорили о ПРО и о санкциях в отношении Ирана. Кроме того, в 2010 году в США была раскрыта обширная агентурная сеть российской разведки, а Россия приняла новую военную доктрину, в которой указывается, что блок НАТО представляет угрозу безопасности страны.

В Послании президента Медведева вновь значительное место было уделено вопросу ПРО. Президент РФ указал, что Россия намерена сотрудничать с НАТО и США по этому вопросу, но если результатов не будет, то начнется новая гонка вооружений.

«Россия готова совместно с заинтересованными государствами работать над укреплением механизмов противодействия ракетному распространению. Недавно на саммите Россия–НАТО в Лиссабоне я поделился своими соображениями о формировании возможной архитектуры европейской ПРО, которая сопрягает потенциалы России и Североатлантического альянса и обеспечивает защиту всех стран Европы от ракетных ударов. (…) В ближайшее десятилетие нас ждет следующая альтернатива: или мы достигнем согласия по противоракетной обороне и создадим полноценный совместный механизм сотрудничества, или же (если нам не удастся выйти на конструктивную договоренность) начнется новый виток гонки вооружений. И нам придется принимать решение о размещении новых ударных средств. Совершенно очевидно, что этот сценарий был бы очень тяжелым».

В 2010 году Дмитрий Медведев посетил США с официальным визитом и побывал, в частности, в Кремниевой долине, где сосредоточены ведущие хай-тек компании. После этого визита был дан старт проекту создания «российской Кремниевой долины» – технопарка «Сколково».

В его послании эта тема также была отражена: «Существенный резерв в достижении этих целей я вижу в расширении сотрудничества с Европейским союзом и Соединенными Штатами Америки. Механизмы российско-американского партнерства нужно использовать для налаживания полномасштабного экономического сотрудничества, улучшения инвестиционного климата и взаимодействия в сфере высоких технологий».

Медведев также вновь напомнил о проекте Договора о европейской безопасности, возможность подписания которого он оценил с «осторожным оптимизмом».

2011 год

В феврале президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев подписали договор СНВ-3, который многие эксперты ныне называют крупнейшим достижением политики «перезагрузки».

В 2011 году началась «Арабская весна», которая оказала серьезнейшее воздействие на международную политику. В частности, США и Россия оказались на грани конфликта из-за событий в Ливии: блок НАТО и ряд их союзников в арабском мире провели операцию в Ливии, что способствовало свержению режима давнего друга СССР и России Муаммара Каддафи.

В России вновь заговорили об опасности экспорта «цветных революций».

В своем послании Дмитрий Медведев уделил этому вопросу много внимания.

«Право людей выражать свое мнение всеми законными способами гарантировано, но попытки манипулировать гражданами России, вводить их в заблуждение, разжигать в обществе социальную рознь неприемлемы. Мы не дадим провокаторам и экстремистам втянуть общество в свои авантюры, не допустим и вмешательства извне в наши внутренние дела».

Президент России вновь затронул темы ПРО и Договора о европейской безопасности. Эта часть речи мало отличалась от речи предыдущего года.

«Не так давно я сказал о нашем принципиальном подходе к проблематике противоракетной обороны. Не буду сейчас об этом еще раз говорить. Все знают мое заявление. Хочу лишь подтвердить одно: мы открыты для конструктивного диалога и для предметной работы с нашими партнерами, если они научатся нас слышать. И мы рассчитываем на встречное движение как в целях скорейшего выхода на взаимоприемлемое решение, так и для того, чтобы сохранялась атмосфера доверия. Мы рассчитываем и на продолжение разговоров и работы над новым Договором о европейской безопасности».

Кроме того, Медведев обозначил роль России в новых условиях. В этой фразе подчеркивается недопустимость внешнего вмешательства во внутригосударственные конфликты – то есть предлагается альтернатива действиям США и их европейских союзников.

«События последних месяцев показали также востребованность наших посреднических усилий в решении серьезных региональных проблем – в решении политическими и дипломатическими средствами, без вмешательства извне и применения силы, разумеется – при координирующей роли Организации Объединенных Наций».

2012 год

Крупных событий в американо-российских отношениях в этом году – году выборов – не произошло, если не считать назначения новым послом США в России Майкла Макфола (архитектора «перезагрузки») и крупнейших за последние два десятилетий протестов в России. Некоторые высшие руководители России обвинили США в организации этих протестов.

В своем последнем – в качестве президента – интервью российским телеканалам (26 апреля), Медведев затронул эти темы.

«Мы с американцами сделали немало за последнее время – с учетом того, что наши отношения никогда не были идеальными и в советский период, и в постсоветский период. (…) Я считаю, что последние 4 года были лучшими за всю историю российско-американских отношений, просто лучшими. Это первое. Второе. Это не означает, что у нас исчезли темы для обсуждения. Это не означает, что мы обо всем договорились. Вы все знаете не хуже меня. Есть противоракетная оборона, по вопросу которой мы с нашими американскими коллегами разошлись. Мы убеждаем их в том, чтобы они не взламывали стратегический паритет. Они нам говорят: «Да-да-да, мы будем учитывать ваши интересы», тем не менее, продвигают свою позицию. (…) Вопрос не закрыт, он должен быть решен. Надеюсь, что мы сможем двигаться по нему в ближайшие годы, еще есть пять-семь лет для принятия окончательных решений. Если ничего не получится, будем размещать ракеты».

«Теперь в отношении «вашингтонского обкома» – «обком» действует. (…) Если говорить о ситуации в нашей стране, знаете, американцев не нужно демонизировать и уж тем более бессмысленно говорить о том, что американцы какими-то крупными политическими процессами рулят в нашей стране. Мы – большая суверенная страна, и никто к нам залезть не может (…). Но то, что они пытаются влиять на какие-то политические процессы, это справедливо, как справедливо и другое – мы тоже пытаемся влиять на какие-то политические процессы. (…) При этом я никогда не придерживался позиции, что люди, которые выходят куда бы то ни было, настроены «обкомом», «горкомом» или еще кем-то. Это несерьезно, потому что можно настроить 2–3–5 человек, 25, 500, но невозможно настроить большее количество людей, касается ли это людей, которые протестуют против власти или выходят голосовать и поддерживать власть».

Одной из сенсаций года стали переговоры России, США и НАТО о создании в Ульяновске транспортного узла для доставки грузов в Афганистан. Ранее Россия неоднократно пыталась использовать свое влияние в Центральной Азии, чтобы убрать оттуда базы, используемые для снабжения войск Международной коалиции, действующих в Афганистане. Однако Россия изменила свою позицию, возможно, готовясь к выводу войск США и их союзников из Афганистана.

Отвечая на вопрос журналиста об Ульяновске, Медведев сказал: «Это всего-навсего лишь возможность помочь в выполнении миротворческим контингентом той миссии, которая проводится в Афганистане. Мы все заинтересованы в том, чтобы Афганистан был мирным, чтобы оттуда не исходила угроза, чтобы терроризма там было меньше. Поэтому это наша открытая позиция».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG