Линки доступности

Медведев и Меркель договорились «модернизироваться»

  • Василий Львов

В Екатеринбурге 15 июля президент России Дмитрий Медведев и канцлер Германии Ангела Меркель дали совместную пресс-конференцию по результатам двухдневного российско-германского саммита.

«Голос Америки» уже сообщал об экономических соглашениях между Россией и Германией. Так, в частности, компания «Сименс» заключила контракт с «РЖД» и соглашение о сотрудничестве с фондом «Сколково».

По словам Медведева, участие немецких компаний в Сколкове «будет весьма и весьма активным». Медведев назвал Германию «ключевым партнером» России в совместной программе России и ЕС «Партнерство для модернизации».

Глава государства добавил к этому, что «Россия хотела бы создать модернизационные альянсы с Германией, Францией, Италией, с другими европейскими государствами, с Соединенными Штатами Америки». «В альянсе для модернизации самое достойное место должна занять Германия», – сказал президент. Меркель ответила на это, что Германия обязуется «соответствовать тому месту», которое ей отвели.

Кроме того, были заключены договоры между Россией и Германией в сфере спорта, здравоохранения, образования.

В центре внимания общественности на этой пресс-конференции неожиданно оказались две неэкономические темы. Лидерам Германии и России задали два вопроса. Первый – в связи с Ираном. Второй касался расследования убийства Натальи Эстемировой, правозащитницы чеченского отделения ПЦ «Мемориал». Напомним, ее не стало ровно год назад – 15 июля 2009-го.

Президент России еще раз обозначил позицию России по Ирану. Он сказал: «Иран – наш достаточно активный и исторически проверенный торговый партнер. Но это не значит, что нам безразлично, каким образом Иран развивает свою ядерную программу, и небезразличным для нас является и то, как выглядят военные компоненты соответствующей программы». Медведев сообщил, что информация, которая приходит по открытым каналам и через спецслужбы, «показывает, что ядерные программы (Ирана – В.Л.) развиваются». «Эти программы развиваются, – продолжил он, – и Иран должен найти в себе мужество и начать коооперацию с международным сообществом, если какие-то вопросы, которые ставятся перед ним, ему не нравятся».

«Это тема, вокруг которой происходит сплочение иранской нации, – добавил российский президент, – и это тема, которая используется иранскими лидерами для своих политических целей, но в конечном счете они живут не в безвоздушном пространстве и они должны понимать всю меру ответственности, которую Иран имеет перед международным сообществом».

«Конечно, мы надеемся, что после соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, некоторых других, шагов Иран все-таки пойдет на полноценную кооперацию с МАГАТЭ и со странами, которые принимают участие в обсуждении этой темы», – заключил Медведев.

«Имеет место реальное ужесточение позиции России по отношению к Ирану», – комментирует слова Медведева Сергей Марков, директор Института политических исследований, депутат Госдумы. Марков отметил, что «Россия хотела бы, чтобы санкции против Ирана были точечными, сфокусированными, но не всеобъемлющими». Эксперт упомянул о том, что Россия торгует с Ираном «гораздо больше, чем США и страны Евросоюза»: у России и Ирана, сказал Марков, «больше программ в тех областях экономики, которые для нас являются политически важными – это ядерная энергетика и другие направления».

«Бушер мы достроим, но вряд ли будем работать дальше», – считает, в свою очередь, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. «Наша (российская – В.Л.) позиция в отношении Ирана понятна – мы вместе с Западом, – сказал Сатановский. – Россия будет в той мере вместе с Западом, какая ей выгодна, а во всех остальных ситуациях она будет решать свои вопросы».

По-своему на риторику российского истеблишмента в отношении Ирана смотрит директор Центра по изучению современного Ирана Раджаб Сафаров. С его точки зрения, Россия принесла в жертву сотрудничеству с Западом стратегически выгодные отношения с энергетически мощным Ираном, в тандеме с которым она могла бы снова стать сверхдержавой. Для России, по словам Раджаба Сафарова, важнее всего сейчас «инвестиционные составляющие» взаимоотношений с Западом и поддержка в модернизации экономики России» западными странами. Сафаров отметил при этом, что «совершенно очевидно, что Запад не хочет вырастить своими руками еще одного конкурента» в лице России.

Комментируя заявления Медведева по Ирану и курс России в отношении этой страны, генеральный директор международного центра «За справедливую внешнюю политику» Сергей Зацепилов напомнил о совещании послов Министерства иностранных дел России, на котором присутствовал Медведев в минувший понедельник. Тогда президент сказал: «Санкции не приводят, как правило, к желаемым результатам, и сейчас требуется терпение и скорейшее возобновление продуктивного диалога с Тегераном; именно в этом мы видим основную цель и смысл новой резолюции Совета Безопасности ООН».

Сергей Зацепилов видит здесь принципиальное различие между российским и западным подходом к Ирану: «Запад считает, что если санкции недостаточно эффективны, нужно ужесточать санкции. А президент России говорит, что, если санкции недостаточно эффективны, нужно разговаривать с Ираном». «Россия, конечно, не заинтересована в том, чтобы ужесточать давление на Иран, она уже показала свою солидарность в отношении позиции Запада», – подытожил Зацепилов.

Отвечая на вопрос о расследовании убийства Натальи Эстемировой, Дмитрий Медведев сделал сенсационное заявление: «Я регулярно получаю доклады от нашего Следственного комитета. Смысл последнего доклада таков… Определен и точно установлен исполнитель убийства – киллер… Он объявлен в международный розыск… Сейчас происходят следственные действия, направленные на розыск не только исполнителя, но и заказчика этого тяжкого преступления».

Такое заявления прозвучало для правозащитников как гром среди ясного неба, ведь еще только на прошлой неделе они говорили о том, что расследование убийства Эстемировой зашло в тупик. Русская служба «Голоса Америки» подробно писала об этом.

Председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов прокомментировал в беседе с «Голосом Америки» слова Медведева следующим образом: «Мы не знаем точно, что имел в виду президент. Надо бы, чтобы он назвал фамилию того, кто объявлен в розыск. Если он объявлен в розыск, то скрывать фамилию-то нечего».

Орлов вкратце напомнил суть претензий правозащитников к следствию: «На данный момент мне не кажется, что следствие ведется объективно, потому что не исследуются все версии. Кроме версии боевиков, которая должна проверяться. Есть, мне кажется, более вероятная версия причастности сотрудников МВД Чеченской Республики, потому что Наташа занималась, прежде всего, этими делами».

Служба новостей «Голоса Америки» сообщает, что заключенный контракт с «РЖД» оценивается в 2,8 миллиарда долларов США.

XS
SM
MD
LG