Линки доступности

Принятие обсуждаемого в Сенате закона, по мнению политологов, негативно отразится на американо-российских отношениях

Российское правительство в очередной раз подчеркнуло свое резко негативное отношение к «закону Магнитского»: в интервью «Коммерсанту» премьер-министр Медведев назвал его грядущее принятие «большой ошибкой и американских законодателей, и американского истеблишмента в целом». Глава правительства также пообещал, что решение Сената принять закон приведет и к «симметричной, и к асимметричной» реакции со стороны России. «Все это мы это уже проходили, это было часто в советские времена. Оно нам всем надо? Мне кажется, что нет. И они от этого ничего хорошего не получат», – добавил Медведев.

Слова Медведева стали очередным подтверждением официальной позиции правительства РФ в отношении возможного российско-американского «охлаждения». Ранее достаточно резкое заявление по поводу законопроекта, названного именем погибшего юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, сделал российский МИД. «Если кто-то в Конгрессе полагает, что с Россией можно разговаривать языком санкций и ультиматумов, меняя устаревшую антисоветскую поправку Джексона-Вэника на ее новое издание под прикрытием мнимой «заботы» о правах человека, то такой расчет не имеет перспектив, – сообщалось 16 ноября в официальном сообщении ведомства. – Иллюзий быть не должно: ответные меры с нашей стороны обязательно последуют, и ответственность за это целиком ляжет на США».

«Закон Магнитского»: двойственные последствия

Часть экспертов, несмотря на официальную оценку обсуждаемого в Сенате закона, продолжает верить, что последствия его принятия для американо-российских отношений будут скорее психологического характера, чем фактические. «Будут, конечно, и изменения в экономической сфере, раз некоторым чиновникам запретят въезд в США, – считает заместитель директора института США и Канады Павел Золотарев. – Однако куда важнее психологические последствия». Как рассказал эксперт в комментарии «Голосу Америки», сама идея американских властей о том, что они имеют право вмешиваться во внутреннюю политику других стран, является пагубной. «Эта тенденция распространяется и на другие страны, которые могут также принять закон Магнитского, – пояснил Золотарев. – Опасность заключается в том, что вслед за США Великобритания и Германия, например, могут тоже решить, что им это можно».

Само принятие закона, по словам Золотарева, окажет негативное влияние скорее на западные страны, чем на Россию. «Они (западные страны – Е. К.) покушаются на саму систему государственности, и это может ударить скорее по ним самим, чем по России», – добавил он.

Эксперт центра Карнеги Мария Липман, напротив, полагает, что на данном этапе российского экономического развития последствия принятия «закона Магнитского» могут сказаться на нем крайне негативно. «Сейчас в России есть острая потребность в инвестициях, а привлечь их при наших сегодняшних отношениях с Западом будет непросто, – рассказала она в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Медведев упомянул о необходимости конструктивного диалога с США в своем интервью, и два этих импульса – желание ответить на закон Магнитского и потребность в сотрудничестве – явно противоречат друг другу».

Политолог считает, что принятие «закона Магнитского» отразится на американо-российских отношениях в двух сферах – в политической риторике и в торгово-экономическом сотрудничестве. «Пока явное охлаждение в политической сфере – это было заметно еще во время встречи с Меркель – не очень мешает экономическому взаимодействию России и западных стран, – пояснила Липман. – Поэтому я считаю, что сотрудничество будет оставаться на прежнем уровне, но и развития не предвидится».

Антиамериканская риторика, по мнению эксперта, является официальной политикой властной российской «верхушки» и воспринимается в обществе. «Российская политика вообще во многом носит реактивный характер, и это объясняется тем, что к Западу мы относимся с недоверием, ждем от него усилий по ослаблению России», – пояснила Липман.

По просьбе «Голоса Америки» эксперт также согласилась дать прогноз возможных российских ответных мер на принятие в США обсуждаемого в Сенате закона. «Реакция будет, во-первых, вербальной: резкие заявления, которые уже сейчас делаются, будут продолжаться, – поделилась своим мнением эксперт. – Что касается фактических действий, то они последуют не мгновенно». Необходимость симметричного Америке ответа, по словам Липман, уже заставила Россию «выдворить» из страны фонд USAID. «И подобные реакции еще будут, однако они будут предприниматься в каких-то конкретных сферах», – резюмировала эксперт.

Дело Магнитского: расследование продолжается

Пока Сенат обсуждает нюансы принятия антироссийского закона, в России продолжается расследование дела Магнитского, в котором в последнее время появилось несколько новых фактов. Теперь в уклонении от налогов обвиняется сам погибший юрист Hermitage Capital, а также глава фонда Уильям Браудер. Как настаивает следствие, в результате финансовых махинаций Магнитскому им удалось скрыть от государства около 522 миллионов рублей. «Обвинительное заключение утверждено. Дело направлено в суд», – цитирует «Интерфакс» слова официального представителя ведомства Марины Гридневой. Адвокаты родных Сергея Магнитского сообщили, что не будут участвовать в судебных заседаниях, так как они и их клиенты считают возбуждение дела противозаконным. «Генпрокуратура могла возобновить дело только для реабилитации, вот пусть и реабилитирует», – заявил защитник матери Магнитского Николай Горохов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG