Линки доступности

Дмитрий Медведев определил внешнеполитический вектор

  • Виктор Васильев

Президент России Дмитрий Медведев открыл традиционное совещание российских послов и постоянных представителей при международных организациях. Совещание прошло под девизом «Российская дипломатия: защита национальных интересов и содействие комплексной модернизации страны».

Медведев уже во второй раз встретился со столь широким составом дипломатического корпуса. На подобных форумах обычно обозначаются основные векторы внешней политики государства на ближайший период.

В частности, по словам Дмитрия Медведева, Россия выступает против односторонних подходов к проблематике ПРО и против размещения оружия в космическом пространстве.

Он отметил, что его недавний визит в США показал, что сотрудничество в сфере инноваций создает позитивную повестку дня и в отношениях с Соединенными Штатами, позволяет раскрыть огромный потенциал взаимодействия двух государств.

Президент призвал держать курс на дальнейшее упрощение многосторонних контактов и стимулирование новых инвестиций. Здесь, по мнению Медведева, особые возможности существуют в группе БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай).

Дмитрий Медведев отметил, что в Азиатско-тихоокеанском регионе сосредоточены неисчерпаемые ресурсы, в том числе инвестиционные и научно- технологические, необходимые для обеспечения жизни Сибири и Дальнего Востока. При этом политика России должна быть направлена на обеспечение безопасности восточных рубежей страны.

Говоря об Иране, Медведев отметил, что Тегеран приближается к обладанию потенциалом, который в принципе может быть использован для создания ядерного оружия. Однако, по мнению российского президента, такое обладание не запрещено Договором о нераспространении ядерного оружия. Сейчас требуется терпение и скорейшее возобновление продуктивного диалога с Тегераном; именно в этом Дмитрий Медведев видит основную цель и смысл новой резолюции Совета Безопасности ООН.

Дмитрий Медведев также заявил, что стандарты демократии не могут быть навязаны в одностороннем порядке. Они должны вырабатываться совместно, с учетом мнений государств, где демократия утвердилась недавно или еще не утвердилась. Только таким стандартам страны будут следовать без лицемерия и принуждения.

По мнению депутата Госдумы от «Единой России», экономического обозревателя и публициста Михаила Леонтьева, ничего нового в контексте развития российско-американских взаимоотношений, в том числе экономических, широкая аудитория не узнала. Идея о необходимости дружбы США и России не получила пока, на взгляд аналитика, должного наполнения.

Михаил Леонтьев также не совсем понимает конкретное наполнение слова «инновации» в данном контексте: «Если речь идет о том, что Америка должна с нами поделиться стратегическими технологиями, то мне кажется странным возлагать здесь какие-либо надежды на своего прямого конкурента». К тому же организацию в России «отверточной сборки высокотехнологичных производств», по определению Леонтьева, «трудно считать инновацией».

«На самом деле дипломатический жаргон приспособлен не для того, чтобы раскрывать истину, а для того, чтобы ее скрывать, – уверен Леонтьев. – Ну и чтобы сигнализировать о тональности настроения». Тональность с обеих сторон, по его мнению, «крайне доброжелательная, а риторика замечательная».

Коснувшись темы БРИК обозреватель заметил, что это чисто номинальная структура, объединенная венчурными инвесторами по принципу перспективности инвестиций: «Нет больше ничего общего между странами, входящими в эту группу».

Говоря о проблематике ПРО, вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин подчеркнул: «У нас позиция четкая: ПРО размещается в Европе не против Ирана, а против России». Насчет размещения оружия в космосе Владимир Анохин выразился по-военному коротко: «Это просто следующий этап гонки вооружений, и ни к чему хорошему он не приведет». «А что касается восточных границ, то они у нас чрезвычайно ослаблены, и внимание к ним со стороны нашего президента вполне логично», – добавил он.

Вице-президент Академии геополитических проблем скептически относится к любым публичным высказываниям политиков об иранской проблеме: «Потому что каждая из сторон тут преследует больше спекулятивные цели, чем реальные». «Тегеран не обладает ядерной бомбой, и он не заявлял об этом, – говорит Владимир Анохин. – У Ирана большие проблемы с носителями. И почему-то, когда мы касаемся Ирана, то все время забываем об Израиле, у которого в арсеналах от 75 до 200 ядерных боезапасов, подводные лодки, самолеты и ракеты, которые могут донести эти боеприпасы на расстояние до 6 тыс км».

Правозащитник Лев Пономарев крайне разочарован высказыванием Дмитрия Медведева относительно демократии: «Это скорее путинская риторика. Что-то похожее он говорил лет десять назад». С точки зрения Льва Пономарева, у демократии в России есть конкретные проблемы. «У нас, парламентские и президентские выборы трудно назвать выборами. Оппозиционные партии не регистрируются. Очень велика непарламентская оппозиция, которой не дают возможность легализоваться в виде политических партий».

«Хватит уже говорить обтекаемыми словами, – призывает правозащитник. – Надо делать какие-то конкретные шаги, которые бы говорили, что в России что-то меняется в сторону демократии. Вот что требуется сейчас от Медведева».
Подобные совещания российских дипломатов проходят каждые два года. Наряду с послами и постоянными представителями в совещании принимают участие сотрудники центрального аппарата МИДа, Администрации Президента, члены Правительства РФ.

XS
SM
MD
LG