Линки доступности

Президент Медведев на американском телевидении


Интервью американскому телеканалу «Эй-Би-Си ньюс», 9 апреля 2010 года

Интервью американскому телеканалу «Эй-Би-Си ньюс», 9 апреля 2010 года

Сегодня президент Барак Обама открывает Саммит по вопросам ядерной безопасности. Саммит открывается через несколько дней после подписания договора о сокращении ядерных вооружений между США и Россией. Корреспондент телекомпании АВС Джордж Стефанопулос начал интервью с президентом Дмитрием Медведевым с вопроса о том, могут ли разногласия между двумя странами потопить этот договор.

Джордж Стефанопулос:
Если США будут и дальше разворачивать систему противоракетной обороны в Европе, приведет ли это к выходу России из договора СНВ?

Президент Дмитрий Медведев: В результате сложных обсуждений родилась формулировка, которая помещена в преамбулу Договора. Эта формулировка гласит о том, что существует взаимосвязь между стратегическими наступательными вооружениями и противоракетными силами, средствами.

Если эти обстоятельства изменятся, то это может рассматриваться как повод для того, чтобы поставить под угрозу весь Договор. Это не значит, что в силу этого правила, если американская сторона начнет какое-то наращивание ПРО, этот Договор автоматически утратит силу. Но это как бы дополнительный аргумент, который нас связывает и который дает нам возможность ставить вопрос о том, не приводит ли количественное изменение противоракетных средств к тому, что ситуация меняется в качественном смысле. И если мы действительно в какой-то момент посчитаем, что ситуация качественно изменилась, мы вынуждены будем ставить такой вопрос перед нашими американскими партнерами.

Д.С.: То есть, если Россия почувствует, что система ПРО представляет угрозу, то вы выйдите из договора.

Д.М.: Тогда мы можем поставить вопрос о том, чтобы досрочно прекратить этот Договор. Но я надеюсь, что этого не произойдет.

Д.С.: Вы встречались с президентом Обамой много раз. По крайней мере 15 встреч и телефонных звонков.

Д.М.: Шестнадцать раз.

Д.С.:
Хорошо, шестнадцать. Я думал 15. Не был уверен насчет 16. Что вы думаете о Бараке Обаме как о человеке?

Д.М.:
Вы знаете, он комфортный партнер, с ним интересно. Самое, может быть, главное, что отличает его от многих других людей, не буду называть никого конкретно, – он думает, когда говорит.

Д.С.: Вы кого-то имеете в виду?

Д.М.:
Конечно, имею, но я не хочу никого обижать. Он старается слышать партнера. Это для политика важное качество. У меня никогда не было случая, когда бы я общался с президентом Обамой, и он оказался неготовым к какому-то вопросу. Это хорошо. И, наконец, он просто симпатичный человек, с которым приятно иметь дело.

Д.С.: Он тоже очень хорошо отозвался о вас. Я беседовал с ним в Праге. Одно из наиболее важных его высказываний он сделал, когда я спросил, кто на самом деле главный в России – вопрос, который вам задают постоянно. вы или премьер-министр Путин? И он подчеркнул – президент Обама подчеркивал это всякий раз, что когда он имеет дело с вами, вы выполняете свои обязательства и держите свое слово. Поэтому хотелось бы узнать, вы уже устали от вопроса – кто в России главный, вы или премьер-министр Путин?

Д.М.: Немножко устал, надоело, честно говоря, это. Вы хотите, чтобы я еще раз ответил на этот вопрос? Или вам и так все ясно?

Д.С.:
Я знаю, что сказал президент Обама, к тому же я внимательно наблюдал за вами и премьер-министром Путиным. Кажется, что вы действительно работаете вместе, но иногда вы говорите по-разному о сходных вещах. О чем я действительно хотел бы спросить – как складывается ваша совместная работа? Как работают такие взаимоотношения?

Д.М.: Вы знаете, у нас, действительно, отлажена система взаимоотношений и хорошие личные отношения. А как работает система взаимоотношений между господином Обамой и господином Байденом? Они тоже иногда говорят разные вещи. И у них даже разный бэкграунд, разная биография, наверное, и в чем-то разный набор представлений о мире и о ситуации. Но это все работает.

Д.С.:
Думаю, что вы только что ответили на этот вопрос.

Д.М.: Я, по сути, на него ответил, но я могу вам и еще один ответ дать. Он абсолютно тривиальный, но он абсолютно правдивый. Решения принимает тот, на кого эти решения возложены законом. Если говорить, например, о вопросах внешней и внутренней политики, обороны, безопасности – это только президент и больше никто.

Д.С.: Считаете ли вы, что Иран хочет создать бомбу?

Д.М.: Я не знаю, что нужно Ирану. Преследуют ли они цель создать ядерное оружие или нет, я не знаю. Но мы должны за этим внимательно наблюдать.

Д.С.:
Иран уже разрабатывает новые центрифуги.

Д.М.:
Мы не можем равнодушно наблюдать за тем, каким образом развивается там эта ядерная программа. Вопрос в том, что дальше? Способны ли санкции, которые сейчас предлагаются, мотивировать Иран к правильному поведению?

Д.С.: Большинство в Конгрессе США смотрят на результаты трех решений о санкциях, принятых Советом Безопасности ООН и говорят, что они не работают. Поэтому большинство конгрессменов говорят, что нужно бороться с торговлей нефтепродуктами. Нефтепродуктами и бензином. Разве это не плохая идея?

Д.М.: Я не говорю о том, что это плохая мысль или хорошая мысль, – я говорю о другом. Какими должны быть санкции? Санкции должны быть эффективными, и санкции должны быть «умными».

Д.С.: Что это значит?

Д.М.: Они не должны приводить к тому, что в результате этих санкций произойдет гуманитарная катастрофа, и все иранское общество будет ненавидеть весь мир. А если говорить об энергетических санкциях, то я вам скажу свое мнение. Я думаю, что по этому вопросу вряд ли удастся добиться консолидированной позиции мирового сообщества. Санкции не могут быть парализующими. Они не должны быть мучительными.

Д.С.: Эта фотография обошла страницы многих американских газет. Как такое могло случиться? И что вы с этим делаете?

Д.М.: Это, на мой взгляд, очень печальная история. Эта женщина, она практически ребенок, ей 17 лет. Для того чтобы бороться с такого рода проявлениями, нужно изменить психологию людей, нужно создать нормальные условия для жизни на Кавказе, нужно уничтожить всех, кто приехал с террористическими целями в нашу страну, а такие лица проникают из-за границы.

Д.С.: Из Афганистана, Пакистана.

Д.М.: Да, из Афганистана, из Пакистана, из некоторых других стран.

Д.С.: Вы говорите, это та же самая угроза, с которой сталкиваются США?

Д.М.: Я считаю, что это абсолютно одна и та же угроза.

Д.С.: Нам повезло, что этого не произошло в США.

Д.М.: Именно об этом я вчера сказал Бараку Обаме. Я сказал ему: «Барак, имей в виду, метро есть в самых разных местах, и транспортом нужно заниматься». Это борьба, которую нам придется вести еще довольно продолжительное время.

XS
SM
MD
LG