Линки доступности

Российские эксперты размышляют: не рано ли списывать со счетов Дмитрия Медведева?

После интервью трем российским телеканалам одни российские эксперты считают, что у нынешнего президента страны еще есть реформаторский потенциал, другие убеждены, что он стал персонажем «комедии дель арте».

Внеплановое интервью Дмитрия Медведева трем крупнейшим российским телеканалам появилось через шесть дней после съезда «Единой России». Напомним, что именно во время этого съезда было объявлено, что в президенты от властвующего тандема будет баллотироваться Владимир Путин, Дмитрий Медведев возглавит партийный список «единороссов», а после инаугурации Путина станет премьер-министром.

Тогда многие сочли, что вся интрига политической жизни в России снята, по крайней мере, на ближайшие двенадцать лет. Тем не менее, в беседе с руководителями трех общероссийских телеканалов Дмитрий Медведев заявил: «Выбор осуществляется народом, и это не пустые слова, это абсолютно так. Любой политический деятель может "пролететь" на выборах, и его политическая сила, и в истории нашей страны, и в истории других стран это неоднократно случалось».

Кроме того, Медведев сказал, что предложил кандидатуру нынешнего премьер-министра в качестве претендента на следующий президентский срок потому, что Путин является самым авторитетным политиком в России.

Корреспондент «Голоса Америки» обратилась за комментариями к нескольким российским экспертам.

Светлое будущее

Руководитель политологического центра «Стратегия» Александр Сунгуров считается одним из наиболее известных сторонников Дмитрия Медведева. Причины пятничного интервью Сунгуров объясняет стремлением ныне действующего президента России пояснить то, в чем его не поняли.

В частности, публичное выдвижение Медведевым Владимира Путина на новый (теперь уже шестилетний) президентский срок, политолог истолковывает «очень сильным ощущением командного духа, с одной стороны, что в достаточной степени свойственно и Владимиру Владимировичу, а во-вторых, не очень четким представлением о политической конкуренции, поскольку Медведев не раз повторял, что они с Путиным никогда не будут спорить». То есть, полагает руководитель центра «Стратегия», в данном случае Дмитрий Медведев посчитал, что противостояние внутри его тандема с Владимиром Путиным плохо скажется на обстановке внутри страны.

Александр Сунгуров не исключает возможности возвращения Дмитрия Медведева на высший пост в стране уже через шесть лет, говоря, что за это время «в России многое изменится».

«Я считаю, что Дмитрий Анатольевич еще не сказал своего последнего слова, – добавил эксперт. – Он говорил о модернизации и об отказе от госкапитализма в расчете на то, что его поддержат. Он же на встрече с предпринимателями говорил: определитесь! Но все молчали. Поэтому, когда никто не высказывался ярко в его поддержку из тех, на кого он привык опираться в первую очередь, привели его к такому решению. Но если Медведев действительно станет премьер-министром, и начнет менять команду, как он об этом заявил, то тут-то и начнутся конфликты между президентом и премьером. И в случае ухода его с поста председателя правительства, это уже не будет уходом “технического премьера”, это будет что-то другое», – уверен Александр Сунгуров.

Скучное настоящее

Ведущий эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко настроен не так оптимистично. Свое первое впечатление от интервью Дмитрия Медведева трем российским телеканалам Малашенко описал так: «Вы знаете, это настолько отдает старой советской передачей из цикла «Ленинский телеуниверситет миллионов». То есть, все вяло, скучно, ничего такого, за что мог бы зацепиться слух, или взгляд… Все, что было сказано, мы и так знаем, и даже смогли бы лучше отвечать на дежурные вопросы».

Алексей Малашенко считает, что даже заявление Медведева о замене половины российских губернаторов не было его личной инициативой, а всего лишь следствием «коллективных решений». «Если бы, как человек и как политик Дмитрий Анатольевич был поострее и поэнергичнее, тогда возникла бы масса вопросов на тему: что изменится, когда Вы станете премьер-министром? А так его, например, спрашивают: как относится к перестановке в тандеме Ваша семья? По-моему, такие вопросы задаются, когда вообще больше не о чем говорить! Так что, как говаривал Остап Бендер в «Двенадцати стульях», – “Скучно девушки”», – разводит руками Алексей Малашенко.

Не кажется эксперту убедительным и заявление Дмитрия Медведева о том, что нынешний премьер-министр, согласно рейтинговым замерам, является самым популярным политиком России, поэтому именно он должен возглавить страну на ближайшие шесть лет.

«Ну, это просто несерьезный разговор! Что же это за политик, который говорит на рейтинг своего соседа и восклицает: ой, какой он у него большой, и зачем же я буду участвовать в выборах? Я думаю, – продолжил Алексей Малашенко, – что Медведев и сам не понял, что это его высказывание – просто плевок в сторону Жириновского, Зюганова, Миронова и так далее. Дескать, ребята, уж если я не иду (в президенты – А.П.), то вы уж вообще, сидите на ваших местах и оттуда не вылезайте!»

Если же Дмитрий Медведев станет премьер-министром, то, по Малашенко, его деятельность будет сулить не модернизацию, а стагнацию: «Политик, у которого нет амбиций, нет чутья обстановки, занимая президентский пост, не сможет гарантировать ничего иного».

Шансы на модернизацию

Одним из самых излюбленных слов Дмитрия Медведева в течение трех с половиной лет президентства было слово «модернизация». Дмитрий Травин – руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге. В начале октября состоится презентация его книги «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара».

Травин считает, что Дмитрий Медведев находится в тяжелом психическом состоянии: «Так, отправка в отставку Алексея Кудрина не имела под собой никаких логических оснований. Ведь в этом интервью Медведев подтвердил, что считает Кудрина хорошим министром. Но Медведеву нужно было, сразу после того, как он сдал власть Владимиру Путину, продемонстрировать, что он «крутой», что он хоть чем-то в России еще управляет. Теперь же настало время рационального оправдания Медведевым того, что он натворил в минувшую субботу».

Само интервью Дмитрия Медведева Константину Эрнсту, Олегу Добродееву и Владимиру Кулистикову эксперт оценивает низко. «Вроде бы никто по ходу беседы открыто не обвинил нынешнего президента в том, что он обманул ожидания избирателей, и не предположил, что грядущие выборы могут быть нечестными, но он предпочел на всякий случай оправдаться. В общем, впечатление такое, что Дмитрий Медведев просто «не держит удар». И в сравнении с тем же Путиным, который в сходных ситуациях, все-таки «удар держал», он выглядит жалко», – считает Дмитрий Травин.

При этом Дмитрий Тренин уверен, что третий президент РФ – человек неглупый, но «весьма слабохарактерный. И самое прискорбное, что он довел данную ситуацию до публичного унижения. Ведь с одной стороны, нему хотелось прославиться, как президенту-модернизатору, но за все эти годы Путин не дал ему такого шанса. С другой стороны, Медведеву не хотелось идти на рожон и не вступать в прямую борьбу с Путиным».

В итоге же, по мнению руководителя Центра исследований модернизации, оказалось, что Медведев занял самую плохую стратегическую линию, ибо «он сам себя загнал в ловушку и выглядит нелепо. От него многого ждали, и теперь он стал посмешищем именно для того интеллектуального класса, для которого писал статью «Россия, вперед!», и на которой в какой-то степени надеялся». Этого, заключает Дмитрий Травин, не произошло бы даже в том случае, если бы Медведев с самого начала президентства заявлял, что в стране все хорошо, и ни в какой модернизации Россия не нуждается.

Дмитрий Травин невысоко оценивает шансы России на модернизацию: «Можно фантазировать, например, что Путин, никак не проявивший себя реформатором за 12 лет, возьмется за модернизацию во время своего третьего срока – все-таки кризис углубляется, и Путин, возможно, будет себя вести не так, как раньше. Но то, что Медведев станет реформатором на посту премьер-министра, который у нас всегда отдают людям, типа Фрадкова-Зубкова, то есть, абсолютно ничего не значащим фигурам, это – смешно! Путин всегда работает с министрами напрямую, и председатель правительства с момента отставки Михаила Касьянова, то есть с весны 2004 года, это – всегда персонаж из «комедии дель арте», то есть над ним можно только потешаться».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG