Линки доступности

Российские политологи рассуждают о том, кем и когда могут заменить нынешнего российского премьера

В последние недели, по словам многих российских политологов, премьерское кресло под Дмитрием Медведевым зашаталось особенно отчетливо. Слова президента России Владимира Путина о том, что «если кто-то с чем-то не согласен... как Кудрин сделал в свое время – он перешел в экспертное сообщество», сказанные 14 ноября, многие расценили как предупреждение премьеру за его публично высказанное несогласие с планами президента передать Следственному комитету России полномочия по возбуждению уголовных дел в налоговой сфере.

В то же самое время сразу несколько политиков, близких к Владимиру Путину, заметно активизировались: глава президентской администрации Сергей Иванов дал большое интервью с оценками важных моментов внутриполитической жизни России, а Алексей Кудрин, бывший вице-премьер и министр финансов, будет теперь, по словам Путина, работать в экспертном совете при главе государства. Некоторые российские эксперты даже пожаловались в социальных сетях на то, что их утомили просьбами дать комментарии о возможности отставки Медведева или об аппаратном возвышении Иванова и Кудрина.

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к видным российским политологам с просьбой прокомментировать возможность больших кадровых перестановок в российской власти в ближайшее время.

Владимир Слатинов

Эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов как раз и был специалистом, пожаловавшимся в одной из соцсетей на обилие просьб прокомментировать возможное повышение Сергея Иванова до премьерского поста. Эксперт полагает, что логика последних полутора лет развития российской власти подталкивает Кремль именно к такому решению.

«Мы присутствуем, по-видимому, при фундаментальном изменении сил в путинском окружении, – сказал Владимир Слатинов. – Сейчас Путин вынужден все больше опираться на свое, так называемое, силовое крыло и последовательно сокращать влияние крыла либерального. Это происходит потому, что, начиная с президентских выборов 2012 года, в качестве социальной базы “третьего срока” было избрано патерналистско-консервативное большинство, а политические флюктуации, начавшиеся после парламентских выборов, вызвали необходимость активизации силовиков: нужно было покончить с “белоленточным” движением и в целом “подморозить” политическую систему».

Следствием решения этих задач, по мнению Владимира Слатинова, стало то, что «Путин сделал ставку на силовиков, а конкретным исполнителем “подморозки” стал тандем Сергея Иванова и Вячеслава Володина. То есть, сама политическая логика привела к тому, что влияние силового крыла увеличилось». Более того, эксперт уверен, что «в каком-то смысле Путин сейчас уже становится заложником силовиков, и мы это видим на примере спора относительно отмены медведевской инициативы о том, что у Следственного комитета нет возможности заводить налоговые дела. Мы видим это и на примере слияния Верховного и Арбитражного суда – потому что это усиливает позиции тех, кто осуществляет силовое давление на бизнес, это своего рода плата силовикам за все то, что они делали в последнее время в смысле укрепления позиций Путина».

Эксперт считает, что есть и еще одна область, в которой именно на главу нынешнего кабинета министров Кремль может перенести ответственность: «Ответственность за экономическую стагнацию можно возложить на правительство Медведева, хотя истинные ее причины – чудовищный бизнес-климат, состояние системы управления – явно находились вне сферы ответственности правительства Медведева. Так что все развитие событий выдвигает на первый план именно представителей силового крыла». Владимир Слатинов напомнил, что «уже Сергея Шойгу было предложено в Совете Федерации сделать первым вице-премьером, от чего Шойгу эмоционально отказался. А из силовиков “первого ряда”, кроме Шойгу и руководителей спецслужб есть только Сергей Иванов».

Николай Петров

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров в интервью Русской службе «Голоса Америки» признался, что никогда не рассматривал премьерство Дмитрия Медведева как нечто длительное: «Медведев – это временный держатель поста премьер-министра, как человек, не имеющий команды и не способный действительно возглавлять правительство в случае, если от этого правительства хоть что-то потребуется. Как только надо будет что-то реально делать – а мне кажется, дело сейчас идет к тому, что понадобится что-то делать с экономикой, которая входит в штопор – сразу возникнет вопрос о том, что Медведев не соответствует своей позиции».

По словам Николая Петрова, «неважно, какой стратегический план правительство избирает: это может быть экономическая либерализация, и тогда премьером видится Кудрин; это может быть движение в сторону авторитарных методов, тогда – Сергей Иванов или Игорь Сечин. Но когда станет понятно, что в какую-то сторону надо двигаться – Медведева надо менять. И сейчас много признаков того, что Путин к этому склоняется и будет это делать в достаточно близкое время, вполне возможно, что до конца года».

При этом эксперт не уверен, что нынешний глава президентской администрации сможет занять премьерское кресло: «Сергей Иванов, мне кажется, действует инициативно, и это может сослужить ему плохую службу: как известно, Путин не любит назначать на должности людей, которые активно эти должности хотят занять. Вариант назначения его премьером возможен, но не очень: Иванов, мне кажется, тоже не командный игрок».

Шансы Алексея Кудрина, давнего друга Путина и влиятельного экономиста, Николай Петров оценивает несколько выше: «Кудрин, мне кажется, снова на повестке дня, и по поведению самого Кудрина, а также по некоторым фразам Путина можно предположить, что шансы возвращения Алексея Леонидовича в правительство, назначение его премьером с политическими правами сейчас больше, чем какое-то время назад. Именно Кудрину могут поручить вернуть рост экономики без полного отказа от некоторых популистских обещаний, которые давал Путин».

Глеб Павловский

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, говорит, что «слухи об отставке Медведева ходят буквально с второго-третьего месяца его работы премьером, а она все не происходит. В случае ухода Медведева Путину предстояла бы большая – и довольно опасная – перестановка, перепланировка сил в верхушке истеблишмента, которая неизбежна в случае появления нового правительства». Глеб Павловский полагает, что «Путин еще и поэтому откладывает это решение». Жесткое же замечание Путина в адрес публичных критиков его планов президент Фонда эффективной политики рассматривает как «возвращение старого должка – назидание, полученное им от Медведева по поводу Ливии, когда они были в обратной диспозиции». «Видеть в этом признак немедленной отставки кабинета и увольнения Медведева, я думаю, не стоит», – считает Глеб Павловский.

Эксперт полагает, что «само выражение «власть решила», может, и имело какой-то смысл в 2007-2008 году, когда власть была предельно консолидирована. Сегодня это выражение не имеет смысла вообще. Властей сейчас столько, и они решают одновременно столько разных вещей... Нет способа консолидировать власть в рамках нынешнего курса, который фактически каждый день усиливает разобщенность власти, внутреннюю войну, которая как-то неизбежно будет прорываться».

«Истеблишмент все больше смотрит на эту власть со здоровым недоумением. А окружение Путина все больше «хихикает в кулачок» и ведет себя все менее лояльно по отношению к нему. А публичные изъявления лояльности можно вообще не слушать» – дает свою оценку в интервью «Голосу Америки» Глеб Павловский.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG