Линки доступности

Уходящий президент РФ дал оценку американо-российским отношениям

России не безразлично, что происходит в Соединенных Штатах, как и американцам не безразлично происходящее в России, считает президент РФ Дмитрий Медведев.

В четверг 26 апреля Медведев, чьи президентские полномочия истекают в мае 2012 года, подвел итоги своего четырехлетнего правления. В ходе телевизионного интервью журналистам пяти российских телеканалов он ответил на вопросы об уровне гражданских свобод, борьбе с коррупцией и дал свою оценку резонансным делам последнего времени. В финальном интервью президент Медведев затронул и тему взаимоотношений между США и Россией.

Вопросы ПРО

Первый вопрос в ключе российско-американских взаимоотношений касался вопроса по системе ПРО. Россия, сказал Медведев, будет размещать ракеты, если по вопросу ПРО через 5-7 лет не удастся договориться с США.

«Мы с американцами сделали немало за последнее время. Последние четыре года были лучшими за всю историю отношений», – заявил Дмитрий Медведев.

Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса, считает, что эта оценка нуждается в корректировке.

«Это был период наиболее сердечных и продуктивных отношений за период после распада СССР. Однако я бы не использовал для их описания слово “лучшие”», – говорит Дженсен.

Американский эксперт следующим образом оценил роль президента Дмитрия Медведева в развитии отношений США и России: «Имидж Медведева как реформиста и модернизатора помог Соединенным Штатам заключить ряд наиболее продуктивных соглашений с Россией. Однако этот имидж был фальшивым. Фальшивкой был и его имидж независимого политического деятеля – во время президентства Медведева страной реально управлял Путин. Поэтому многие в Вашингтоне испытывают разочарование при оценке результатов работы Дмитрия Медведева».

Уходящий президент РФ в интервью отметил, что наличие хороших отношений не означает, что между странами исчезли темы для обсуждения.

«Есть вопросы ПРО, по которым мы разошлись, – напомнил Медведев. – Вопрос не закрыт, он должен быть решен. У нас еще есть 5-7 лет для принятия решений. Если ничего не получится, будем размещать ракеты».

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко к этой проблеме относится с юмором.

«Обсуждение этой проблемы – это одна из форм постоянного контакта между Москвой и Вашингтоном, что необходимо. Если мы посмотрим на историю и даже на советско-американские отношения, то можно понять, что это зона, где взаимопонимание то растет, то снижается», – сказал Малашенко Русской службе «Голоса Америки».

Эксперт задается вопросом: если бы между Россией и США не было проблемы ПРО, то о чем бы тогда вообще разговаривали политики двух стран в первую очередь?

«Интересы России и США несовместимы, экономические отношения не так и важны. А вот система ПРО и оружие составляют квинтэссенцию российско-американских отношений, – сказал Малашенко. – Мне в целом все равно, сколько времени уйдет на урегулирование этого спора. В итоге договорятся, но самое главное, что будут общаться. ПРО и ракетные проблемы – это прекрасный повод для поддержания систематических контактов».

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов согласен со своим коллегой относительно того, что обсуждение проблематики ПРО является поводом для коммуникации между странами.

«Тема стратегических вооружений при всей ее нервности и болезненности для сторон заполняет информационный вакуум. Эта тема также создает поводы для конфликтов, а конфликты – это повод для дальнейшей коммуникации», – сказал Михаил Виноградов Русской службе «Голоса Америки».

Американский «фаворит» Медведева


Дмитрий Медведев также поделился с журналистами своими личными симпатиями к участникам президентской гонки в США. Барак Обама, по его словам, ему ближе, чем другой кандидат на выборах президента США.

«У меня есть определенные симпатии к одному из кандидатов, но это мое личное дело. Я рассчитываю, что именно он и продолжит славное дело руководства», – сказал президент.

По мнению Алексея Малашенко, у Медведева нет другого выбора, как отдать свои симпатии Бараку Обаме, особенно после заявлений о России, которые делал Митт Ромни.

«Обама – этот тот человек, которого можно считать автором “перезагрузки”. Это тот человек, который не питает злобы в отношении России, и это тот человек, с которым можно говорить. Обама никогда не бросал России каких-то серьезных вызовов. Наоборот, он именно тот человек, с которым можно договариваться, несмотря на все остальные сложности», – считает эксперт центра Карнеги.

Малашенко уверен, что Обама для России и российских политиков, которые всерьез настроены на улучшение отношений с США, является лучшим вариантом.

«Не знаю, от имени кого говорит Медведев. Но с моей точки зрения, когда Медведев говорит подобные вещи, он представляет наиболее разумную и наиболее взвешенную часть российского истеблишмента, которая понимает, что с Америкой нужно иметь хорошие отношения», – сказал Малашенко.

В свою очередь, Михаил Виноградов считает, что Россия вряд ли будет вести какую-то собственную игру на выборах в США.

«Особенных инструментов для подобной игры сегодня нет. Поэтому Медведев, скорее всего, высказал свои личные симпатии. Тем более с Обамой у Медведева шло достаточно успешное взаимодействие и был личный контакт, – рассказал политолог. – Сближение России и США – это факт, и самый яркий пример этому – ситуация в Афганистане. Наверное, Медведев отдавал себе отчет, что его слова будут использованы в ходе избирательной кампании в США. И ему хотелось показать, что “перезагрузка” отношений между странами – не миф».

Небезразличная Америка


Глава российского государства коснулся вопроса влияния США на внутренние процессы в России.

«Не нужно американцев демонизировать, и уж тем более бессмысленно говорить, что американцы какими-то крупными политическими процессами рулят в нашей стране», – сказал президент.

Однако Медведев назвал справедливым то, что американцы пытаются влиять на ситуацию в России.

«То, что они пытаются влиять на какие-то процессы, это справедливо, как справедливо и другое: мы тоже пытаемся влиять на какие-то политические процессы в США, – отметил президент РФ. – Вопрос в моральной оценке этих вещей и в тактичности. Нам далеко не безразлично, что происходит в Америке, это правда, и им не безразлично, что происходит у нас».

Алексей Малашенко называет отношения между США и Россией в настоящее время нормальными.

«Идеальные отношения, которые устраивали бы и Москву, и Вашингтон просто невозможны. Представить полный разрыв и вражду тоже невозможно. Тот уровень, который существует сейчас, неплохой. Куда он будет развиваться, сложно сказать, потому что в России есть разные точки зрения относительно США. В целом Россия продолжит искать так называемого врага. А продолжит от бессилия», – резюмировал Малашенко.

По мнению Михаила Виноградова, взаимное влияние США и России на внутренние процессы в странах достаточно низкое, и его не стоит переоценивать.

Вот как Мэтью Рожанский, заместитель директора российских и евразийских программ Фонда Карнеги в Вашингтоне, прокомментировал интервью президента Медведева российским телеканалам:

«Заявления Медведева – это не просто медленное прощание. Это его первое выступление в роли будущего премьер-министра. Он хочет подчеркнуть, что его собственные важные инициативы будут продолжены: борьба с коррупцией, развитие новых технологий и Сколково и российско-американская «перезагрузка». Сегодня он сделал это в очень откровенном стиле, с упором на разницу характеров его и Путина. В этом и остается его ценность для Кремля. Вокруг Путина достаточно «силовиков», а Медведев – редкая находка – полностью преданный служитель, образованный, энергичный, привлекательный для либералов. Мне кажется, это было его инаугурационное интервью на пост премьер-министра. И , кажется, он его хорошо прошел.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG