Линки доступности

Эксперименты на шимпанзе – предмет этических споров


Ближайший родственник человека

Ближайший родственник человека

Шимпанзе – ближайшие родственники человека в мире животных. Эти высокоразвитые приматы родом из центральной Африки имеют много сходных с нами черт в физическом строении и поведении, что неудивительно – ведь 98% ДНК шимпанзе идентичны человеческим. Такое сходство делает их привлекательным объектом для медицинских исследований, но также является причиной дискуссий о правах животных и медицинской этике.

США – единственная страна в мире, где эксперименты над шимпанзе финансируются из федерального бюджета. Они являются частью разработки и тестирования новых вакцин и лекарств, которые могут предотвратить или излечить потенциально смертельные заболевания. Сторонники такого подхода говорят, что медицинские эксперименты над шимпанзе уже помогли спасти миллионы жизней во всем мире. Защитники животных, с другой стороны, считают, что болезненные эксперименты над шимпанзе, которые иногда заканчиваются смертью животных – жестокие и бесчеловечные.

Доктор Хоуп Фердосиан является директором по правилам проведения исследований при Комитете врачей за ответственную медицину (КВОМ) – некоммерческой организации, выступающей за профилактическую медицину. «Шимпанзе используются в исследованиях по ВИЧ и гепатиту. Им делают инъекции, вводят обезболивающие, чтобы можно было провести инвазивные эксперименты, подвергают всем мыслимым болезненным и инвазивным процедурам», – говорит Фердосиан.

В дополнение к этическим возражениям КВОМ считает, что использование шимпанзе в лаборатории является неэффективным методом проведения медицинских исследований. «Наука ушла вперед с тех пор как в 1920-х годах приматов впервые использовали для экспериментов. С тех пор мы узнали, что хоть они и близки к человеку как виду, они недостаточно близки для того, чтобы дать сколько-нибудь значимые результаты при испытаниях лекарств», – говорит Элизабет Кусинич – супруга американского конгрессмена Денниса Кусинича.

На протяжении многих лет она занимается защитой прав животных и является директором по связям с общественностью в Комитете врачей. «Более 80 различных вакцин против ВИЧ оказались успешными для шимпанзе, но ни одна из них не прошла испытания на людях», – заявила Кусинич.

Негласное расследование, проведенное недавно Гуманным обществом США, обнаружило шимпанзе в исследовательском центре в Луизиане, которых подвергали жестокому обращению и болезненным медицинским экспериментам. Они также обнаружили, что эти высокосоциальные животные находились в маленьких, похожих на тюремные камеры, клетках – причем некоторые из них томились в них десятилетиями.

Президент Гуманного общества Уэйн Паселле говорит, что проблема не только в физических издевательствах над шимпанзе. «Гораздо более серьезная проблема – это психологические страдания, – говорит Паселле. – Животные изолированы, они содержатся отдельно от других особей, которые могут составить им компанию, поражены страхом перед тем, что с ними может случиться, и находятся в постоянном заточении».

Хоуп Фердосиан, директор по правилам проведения исследований при Комитете врачей, считает, что существуют альтернативы использованию шимпанзе в исследованиях. «Например, в исследованиях по ВИЧ мы многое узнали из работ по эпидемиологии человека и клинических испытаниях, проведенных с учетом этических требований, – поясняет она. – Мы также многое узнали о вирусе с помощью математического и компьютерного моделирования. Что касается вакцины для вируса гепатита С, то здесь мы многое узнали с помощью методов ин-витро или исследований на клетках».

Кусинич и Фердосиан недавно побывали на Капитолийском холме, выступая в поддержку недавно внесенного законопроекта, согласно которому эксперименты на шимпанзе будут окончательно запрещены.

По словам Фердосиан, законопроект, получивший название «Закон о защите человекоподобных обезьян», включает несколько положений.

«Он запретит любые инвазивные и вредные для здоровья исследования на шимпанзе – человекоподобных обезьянах, используемых в американских лабораториях. Он также переведет шимпанзе, являющихся федеральной собственностью – около 500 особей, томящихся в лабораториях – в специальный заповедник», – говорит Фердосиан.

Однако этот законопроект не всем приходится по душе.

Джон Вандеберг, директор Юго-западного национального центра по изучению приматов в Сан-Антонио, штат Техас, считает, что использование шимпанзе в биомедицинских исследованиях чрезвычайно важно. «Никаких других животных нельзя инфицировать вирусом гепатита С, гепатита В или ВИЧ, – говорит Вандеберг. – Поэтому для создания лекарств для лечения людей с гепатитом В, а особенно с гепатитом С, нам нужны шимпанзе, чтобы определить, способно ли лекарство уменьшить уровень вируса в их крови и печени».

Хотя Вандеберг признает, что многое можно узнать из альтернативных методов исследований, таких как методы на основе клеточных культур – когда из живого организма берутся клетки, которые выращиваются в контролируемых условиях, по его словам, гораздо больше можно узнать из экспериментов над шимпанзе.

«Мы, например, не можем определить, сработает ли лекарство в организме человека и будет ли оно безопасным, тестируя его лишь на клеточных культурах. Прежде всего, мы должны определить, сработает ли оно в живом организме животного, который столь же сложен как организм человека», – говорит Вандеберг.

Что касается вопросов этики, Вандеберг считает, что он и его коллеги начинают с экспериментов над низшими животными, перед тем как использовать шимпанзе. «Когда исследование подходит к той стадии, где полученной на мышах и крысах информации уже недостаточно, мы начинаем использовать обезьян, а когда уже и обезьяны не дают нам нужные ответы, только тогда мы переходим к шимпанзе», – говорит Вандеберг.

Исследования, которые проводились на шимпанзе в прошлом, уже принесли пользу человечеству, утверждает Вандеберг. «Вирусом гепатита В заражены 350 миллионов человек. Триста миллионов заражены вирусом гепатита С. Это почти десятая часть населения земли. Было бы неэтично отвернуться от этих людей и не проводить исследования, которые так необходимы для создания лекарств от этих болезней и вакцин, способных предотвратить их в будущем», – говорит Вандеберг.

Вандеберг также выступает в защиту своего Центра, поясняя, что находящиеся там животные получают лучший уход, чем большинство людей в мире. «Они живут группами, находятся то в помещении, то на свежем воздухе, зимой у них отопление, летом – кондиционеры. У них даже есть телевизоры», – уверяет Вандеберг.

Однако даже такие комфортные условия не могут изменить того факта, что животные, используемые в медицинских экспериментах, могут испытывать страдания и даже умереть, и это является неприемлемым для известного эксперта по приматам Джейн Гудалл. В течение нескольких десятилетий она изучает и живет среди шимпанзе в естественных условиях центральной Африки и сейчас выступает в защиту этого исчезающего вида.

«Нам нужно с самого начала признать, что то, что мы делаем с животными – как с их точки зрения, так и с нашей – аморально и неприемлемо, и что действительно важно перейти к этим новым методам ведения исследований, не требующим животных», – заявляет Гудалл.

Однако Джон Вандеберг из Юго-западного национального центра по изучению приматов считает, что если предложенный законопроект, свертывающий исследования на шимпанзе, будет принят, таким ученым, как он придется прекратить работу. «Если исследования на шимпанзе прекратятся, это станет огромной трагедией для человечества», – говорит он.

Закон о защите человекоподобных обезьян в настоящее время рассматривается в Конгрессе США при поддержке 140 членов Палаты представителей.

Однако пока законопроект не станет законом, медицинские эксперименты на шимпанзе будут и дальше вызывать разногласия и жаркие дискуссии.

Читайте также

XS
SM
MD
LG