Линки доступности

Ребекка Маккиннон – о границах свободы слова в Интернете

  • Эрика Марат

Ребекка Маккиннон. Photo courtesy Kevin Wen & Wikipedia.org

Ребекка Маккиннон. Photo courtesy Kevin Wen & Wikipedia.org

Создатель медиа платформы Global Voices комментирует произвольную цензуру крупных онлайн компаний

Бывший журналист CNN и создатель популярной медиа платформы Global Voices, Ребекка Маккиннон, выступает за объединения усилий всех пользователей Интернета против цензуры. Недавно опубликованная книга Маккиннон, «Согласие “сетевого народа”: Всемирная борьба за свободу в Интернете» (Concent of the Networked: The Worldwide Struggle for Internet Freedom), анализирует то, как некоторые крупные интернет-компании действуют в качестве глобальных суверенных сил, определяя, какой онлайн-контент подлежит публикации, а какой – цензуре. Чтобы не оказаться заложниками интересов, например, компании Google и YouTube, пользователи глобальной сети должны всячески противостоять произвольной цензуре, считает автор.

В интервью Русской службе «Голоса Америки», Маккиннон комментирует то, как Google и YouTube вынуждены порой закрывать доступ к виртуальному контенту, который может привести к насилию и потере человеческих жизней. Она приводит пример решение Google частично блокировать доступ к скандальному видео «Невинность мусульман», которое вызвало бурную реакцию среди жителей стран Северной Африки и Ближнего Востока.

Вместе с тем, Макиннон подчеркивает, что пользователи с экстремистскими взглядами порой получают больше внимания в новых и традиционных СМИ по сравнению с умеренной публикой. Решение Google блокировать видео, а также фокус СМИ на действиях экстремистов может привести к ограничению свободы слова в Интернете, считает эксперт.

Маккинон также поделилась своим мнением о свободе слова в Рунете.

Эрика Марат: В нашем взаимосвязанном мире, когда каждый имеет возможность высказать свое мнение в Интернете, означает ли это, что голоса небольшой группы экстремистов привлекают особое внимание, тогда как умеренные голоса остаются не услышанными?

Ребекка Маккиннон: Так было всегда – и во времена телевидения, и во времена печатных СМИ. Желтая пресса охотилась за сенсациями и фокусировалась на экстремистах просто потому, что таким образом можно было продать больше газет. Мне кажется, что в наш век Интернета мы ошибочно ожидаем, что глобальная сеть решит проблему погони СМИ за сенсацией, потому что люди в разных частях света смогут свободно общаться между собой, и поэтому образуется некое рациональное большинство среди пользователей, чьи взгляды не будут зависеть от крупных медиа компаний.

Но сегодня мы понимаем, что это не так, и без совместных усилий придать больше значения умеренным голосам в СМИ, это “рациональное большинство” может остаться не услышанным. Зачастую пользователям с экстремистскими взглядами в Интернете уделяется больше внимания именно потому, что некоторые традиционные СМИ предпочитают специально фокусироваться на голосах радикалов.

Поэтому в этой игре замешан не только Интернет, но и традиционные медиа, и популярные СМИ – журналы хотят продать больше номеров, а телевизионные каналы – привлечь больше зрителей. Традиционные СМИ предпочитают фокусироваться на экстремистах в Интернете, не пытаясь при этом повысить осведомленность своих читателей и зрителей, не информируя их о более сдержанных мнениях в Сети.

Важно отметить, что когда началось насилие из-за скандального видео, множество людей в социальных сетях осуждали действия экстремистов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Но эти голоса не получили такого же внимания, как экстремисты, чинившие насилие. Если посмотреть на процент людей, который участвовал в актах насилии, то мы видим, что это незначительное меньшинство. Но репортажи СМИ о происходящем создавали впечатление, что в насилие было вовлечено большое количество людей.

Нам необходимо понять, что сам по себе Интернет не приведет в международному миру. Мы можем воспользоваться Интернетом для дискуссий и обмена мнениями. Но нам необходимо объединить усилия для того, чтобы голоса пользователей с умеренными взглядами были услышаны.

ЭМ: Пытаясь предотвратить распространение насилия, компания Google заблокировала доступ к скандальному анти-мусульманскому видео в некоторых странах. Каковы результаты этих действий?

РМ: Компания Google отказалась удалить видео на своем сайте. Но, в соответствии со своими внутренними правилами и практикой, Google заблокировал видео в странах, правительства которых специально потребовали это сделать.

Google проводит такую выборочную цензуру не в первый раз. Например, в Турции критика в адрес Ататюрка преследуется законом, а в Таиланде запрещены шутки про короля. Поэтому Google, получая указы от правительств этих стран, блокирует такой контент. Но, скажем, в Японии или США, вы сможете найти контент, запрещенный в Турции или Таиланде.

Насколько я знаю, Google заблокировал анти-мусульманское видео в Индонезии и Саудовской Аравии, а также в некоторых других странах. Но важно отметить, что компания также приняла решение закрыть доступ к видео в Египте и Ливии во время акций протеста в этих странах – не дожидаясь указания со стороны правительств. Компания сделала это, потому что была обеспокоена угрозой человеческой жизни и не желала, чтобы напряженность усиливалась далее.

Учитывая такие действия Google, мы должны задать вопрос – было ли решение компании самовольно закрыть доступ к видео в Египте и Ливии исключением, или же это говорит о том, что компания будет впредь придерживаться новых правил? Было ли это реакцией на особый случай, или же это станет прецедентом для будущих решений произвольно блокировать контент без решения суда, руководствуясь личным мнением работников Google?

Нужно отметить, что компания регулярно блокирует контент, который нарушает правила пользователей и условий сервиса. Но анти-мусульманское видео не нарушало правил сервиса Google. Поэтому существует опасение, что если Google продолжит самовольно блокировать другой контент, который сочтет подстрекательским, то это может привести к более строгой цензуре в Интернете.

В таком случае правозащитники и другие активисты, которые используют YouTube и другие сайты, пострадают от нарастающей цензуры. Например, несколько лет назад активист из Египта использовал YouTube, чтобы распространить видео о насилии египетской полиции. Это были ужасные кадры того, как полицейские применяют пытки против задержанных. YouTube закрыл доступ к этому видео, потому что оно содержало сцены насилия. В ответ правозащитники ополчились против YouTube, заявляя, что целью видео было не задеть чувства зрителя, а показать существующие нарушения прав человека в судебной системе Египта.

С тех пор Google пытается более осторожно подходить к решениям о том, какой контент подлежит блокировке. То, что на поверхности может показаться нарушение правил пользователя (например, сцены насилия, - прим. Г.А.), на самом деле, может указывать на совсем другие проблемы. Правозащитники и журналисты по всему миру используют видео-технологии, чтобы запечатлеть различные процессы. И если Google и YouTube будут самовольно блокировать контент, чтобы предотвратить насилие, это может привести к ошибочным решениям со стороны сотрудников этих компаний. Ведь кто они – эти сотрудники Google, чтобы быстро принимать решение о том, что разрешено в Интернете, а что – нет?

Э.М.: Как бы вы оценили свободу Интернета в России сегодня?

Р.М.: Россия не контролирует Интернет так, как, например, правительство Китая. Но Россия сейчас оказалась на перепутье, пытаясь определить, что означает свобода слова для страны. Что произойдет с пользователем после того, как он опубликует определенный контент в Интернете? Будет ли право на свободу слова защищено; насколько интернет-компаниям придется сотрудничать с властями и службами безопасности; насколько защищена конфиденциальная информация пользователей; находятся ли пользователи под наблюдением; насколько властям дозволено использовать частные каналы в Интернете?

И я пишу об этом в своей книге: в отсутствии прозрачности и подотчетности между интернет-пользователями и такими компаниями, как «Яндекс» и «ВКонтакте», если нет ясности в том, какая персональная информация открыта для доступа властей – все это вызывает опасения, потому что у пользователей нет возможности противостоять скрытому наблюдению со стороны правительства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG