Линки доступности

Майкл Макфол: США и Россия готовятся к длительной конфронтации


Бывший посол США в России Майкл Макфол

Бывший посол США в России Майкл Макфол

Один из архитекторов «перезагрузки» призывает «противостоять путинской России»

В свете решения президента Владимира Путина аннексировать Крым бывший посол США в России Майкл Макфол призвал администрацию Барака Обамы и Запад в целом совершить «стратегический поворот» и перейти от сотрудничества к изоляции России. Свой развернутый анализ ситуации и рекомендации Макфол изложил в статье под заголовком «Как противостоять путинской России», опубликованной в понедельник на редакционной странице газеты The New York Times. На некоторых своих тезисах бывший посол, а ныне профессор Стэнфордского университета, остановился более подробно во время телефонной пресс-конференции, организованной в понедельник журналом Foreign Affairs.

По мнению Макфола, «решение Владимира Путина аннексировать Крым положило конец целой эпохе, которая продолжалась в Европе с момента окончания “холодной войны”». «После Горбачева и Рейгана отношения США и Запада выстраивались зигзагами от сотрудничества до споров, но всегда предполагалось, что Россия постепенно встраивается в мировой порядок. Этого больше нет», – написал экс-посол США в своей статье.

Сейчас Путин «четко дал понять, что приветствует конфронтацию с Западом, больше не считает, что его сдерживают международное право и нормы, и не боится применять российскую мощь для пересмотра международного порядка», – считает Макфол.

«Сейчас, судя по моим (уже в качестве частного лица) разговорам с россиянами, включая и правительственных чиновников, Россия готовится к длительной конфронтации с Западом», – сказал экс-посол во время телефонной конференции.

Он заключает, что Путин совершил «стратегический поворот», и советует США сделать то же самое. «Как и прежде, нынешний московский режим должен быть изолирован... Нет больше членства в G8, Организации экономического сотрудничества и развития и переговоров по ПРО. Вместо этого должны применяться санкции, в том числе против пропагандистов, госпредприятий, связанных с Кремлем банкиров, которые являются инструментами Путина. С другой стороны, граждане и компании, не связанные с правительством, желающие вывести активы из России или эмигрировать, должны быть поддержаны», – говорится в статье.

Макфол рекомендует проводить в отношении России «курс на селективное сдерживание и сотрудничество». При этом он подчеркивает, что сотрудничество с Кремлем должно носить строго утилитарный характер и не должно восприниматься, как «попытки вернуть Россию к принятию международных норм и ценностей».

«Даже во времена «холодной войны» мы научились сотрудничать с советским режимом», – сказал Макфол во время телефонной конференции.

Цели санкций

Во время телефонной пресс-конференции Макфол пояснил цели, которые преследуют администрация Обамы и Европейский Союз, наложив санкции на несколько десятков россиян, включая приближенных к Путину бизнесменов и государственных чиновников. «Эти санкции призваны наказать Путина и его окружение за агрессивное поведение, свидетелями которого мы стали, – сказал экс-посол. – Я не думаю, что те санкции, которые уже были объявлены, заставят Путина изменить свое мнение о том, что уже произошло. И я не думаю, что администрация Обамы настолько наивна, чтобы на это надеяться. Таким образом, кажется очевидным, что эти санкции не заставят Путина уйти из Крыма».

Отвечая на вопрос о том, какие действия со стороны России могут привести к отмене или смягчению санкций, Макфол сказал, что администрация Обамы не планирует идти на такие шаги. «Это не входит в цели (администрации Обамы – М. Г.), потому что задача сейчас не в том, чтобы заставить их (русских – М. Г.) изменить их поведение, – считает Макфол. – Разговоры об этом можно было вести до аннексии (Крыма – М. Г.)... Я думаю, что если вы оказались в этом санкционном списке, вы останетесь в нем на очень долгое время. Я буду очень удивлен, если администрация Обамы отменит какие-либо из уже объявленных санкций. Может быть, это сделает администрация следующего президента.
Этого я не знаю».

По словам Макфола, цель этих санкций – «заставить людей подвергнуть сомнению мудрость курса экономической и политической изоляции». «Да, сейчас в России наблюдается патриотический подъем, как это всегда бывает в моменты кризиса, – добавил бывший посол. – Но те же люди, которые размахивают флагами, также беспокоятся о курсе рубля и о своем экономическом благосостоянии. Вызвать в России дебаты о мудрости избранного курса также входит в задачи объявленных санкций».

Макфол также напомнил, что Обама накануне своей поездки в Европу сообщил о том, что подписал указ, наделяющий его правом вводить санкции против российских компаний и целых секторов экономики. «Я полагаю, что это – угроза новых санкций, рассчитанная на предотвращение эскалации российской агрессии в Восточной Украине, – добавил бывший посол в Москве. – Цель этих пока гипотетических санкций отличается от цели уже объявленных санкций».

При этом Макфол напомнил, что США исторически не удавалось «остановить русскую агрессию в Восточной Европе, начиная с 1956 года в Венгрии, включая 1968 год в Чехословакии, военное положение в Польше в 1980 году и кончая Грузией и Украиной».

Символизм «большой восьмерки»

Тем временем, в понедельник после встречи лидеров «семерки» в Гааге страны G7 заявили о готовности ввести санкции против ряда секторов российской экономики в случае дальнейшей эскалации ситуации вокруг Украины. «Мы готовы усилить действия, включая координированные действия по секторам, которые будут иметь значительное влияние на российскую экономику, если Россия продолжит эскалацию ситуации», – говорится в коммюнике, распространенном по результатам встречи.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров ранее заявлял, что разговаривать с Россией языком санкций – «неуместно и контрпродуктивно». Он выразил надежду, что Запад осознает бесперспективность такого давления.

Между тем, лидеры «семерки» также заявили, что встречи в формате «восьмерки» с Россией приостановлены «до тех пор, пока Россия не изменит курс и не вернутся условия для содержательной дискуссии в формате G8».
Макфол напомнил, что Россия еще со времен Михаила Горбачева мечтала присоединиться к «большой семерке», считая, что это «клуб великих держав». Экс-посол назвал «символическим» решение «большой восьмерки» исключить Россию, в то же время отметив, что «символы имеют значение».

Бывший посол, покинувший свой пост после Олимпиады в Сочи, напомнил, что еще месяц назад Путин был очень заинтересован в том, чтобы «мир, включая президента Обаму, приехал в Сочи и увидел новую Россию». «Российское правительство было крайне разочаровано тем, что президент Обама не приехал на спектакль в Сочи, – сказал Макфол, сам высоко отзывавшийся о Зимней Олимпиаде. – Трудно поверить, что такие деньги были вложены в то, чтобы произвести хорошее впечатление на весь мир, если им нет дела до того, что о них думают. Это мне кажется иррациональным, и я не думаю, что Путин настолько иррационален. Я думаю, что он сам мечется между двумя идеями: с одной стороны, он хочет добиться уважения, а с другой стороны – играть по собственным правилам».

Путин не планировал вторжение в Крым

При этом Макфол не думает, что у Путина была идея «восстановить Российскую империю через аннексию Крыма». «Он собирался восстанавливать влияние России на пост-советском пространстве с помощью такого политико-экономического инструмента, как Евразийский союз, – сказал бывший посол. – Ключом к успеху этого начинания он видел участие в нем Украины – не только Крыма, а всей Украины.

Прошлой осенью Путину казалось, что он победил после того, как Виктор Янукович не стал подписывать соглашение с Евросоюзом. Я хорошо помню этот момент, потому что я слышал от многих российских чиновников: «Ну, мы же тебе говорили, Майкл». Тогда Путин думал, что одержал стратегическую победу.

Однако в феврале все изменилось, когда после массовых демонстраций, которые администрация Обамы полностью поддерживала, Янукович бежал. Это не входило в планы России, и Януковича даже пару раз останавливали на российской границе когда он пытался ее пересечь. После его бегства произошел коллапс правительства, и это стало пусковым механизмом для интервенции Путина в Крыму. В том, что это не было результатом некоей большой стратегии, есть один позитивный момент: это означает, что дальнейшее вмешательство России в события в Восточной Украине не является неизбежным».

Макфол сказал, что не думает, что вторжение в Восточную Украину входит в планы Путина, но тут же добавил, что, судя по всему, еще месяц назад тот не собирался вторгаться и в Крым. Бывший посол отметил, что судя по его разговорам с россиянами, в Кремле есть понимание того, что захват Восточной Украины окажется делом гораздо более сложным, чем аналогичная операция в Крыму. «Дело в том, что русское население в Восточной Украине рассредоточено по большим городам, в то время, как в сельской местности живут украинцы, – отметил Макфол. – Если Путин двинется туда, я думаю, российские войска столкнутся с сопротивлением. Я сомневаюсь, что это будет организованное вооруженное сопротивление, но повстанческие действия там могут продлиться несколько месяцев, если не лет».

Бывший посол констатировал беспрецедентный рост националистических настроений как в России, так и в Украине. Он опасается, что накал страстей может произвести ту искру, от которой может воспламениться весь регион.

Новая эра подкралась неожиданно

«Новая эра характеризуется идеологическими столкновениями, возрождением националистических настроений и оккупацией территорий», – написал Макфол в своей статье в The New York Times.
«Мы не искали эту конфронтацию. Это новая эра подкралась к нам, потому что мы не вполне выиграли «холодную войну». Коммунизма больше нет, Советского Союза нет, и власть русских уменьшилась. Но крах советского строя не вызвал плавного перехода к демократии и рыночным отношениям внутри России, как и интеграции России в западную модель мироустройства», – продолжает Макфол.

«То, что внедрение демократии совпало с экономической депрессией и потерей империи, породило контрреволюционную обратную реакцию – тоску по старому порядку и обиду на условия окончания “холодной войны”», – уточнил он. При этом в ходе телефонной пресс-конференции Макфол признал, что Запад «мог сделать больше для развития рыночной экономики» и для того, чтобы сделать переходный период после краха Советского Союза «экономически менее болезненным для россиян».

Как обустроить Украину

Ключевым шагом в борьбе с путинизмом Макфол называет обеспечение успеха Украины как демократического государства с рыночной экономикой, повышение энергоэффективности украинской экономики, диверсификацию экономики и военную реформу в этой стране и, кроме того, «победу над коррупцией».
Для того чтобы убедить союзников США в их защищенности, Макфол советует разместить больше военной техники в «прифронтовых государствах», расширить обучение и интеграцию войск, а также снизить зависимость стран-членов НАТО от российских энергоносителей. В срочном укреплении, по егомнению, нуждаются также Грузия и Молдавия.

Во время телефонной конференции Макфол особо остановился на важности стабилизации Украины. «Если в Украине произойдет коллапс управления, – сказал он, – если им не удастся изолировать и лишить политического влияния существующие там недемократические силы – это будет катастрофа для Европы и Соединенных Штатов. Я считаю, что это ключевой момент, и надеюсь, что и другие тоже понимают серьезность ситуации.

Речь идет не о единичном пакете экономической помощи, а о проекте, который будет длится 20 лет, наподобии того, что мы делали после Второй мировой войны в Европе. Тогда нам пришлось вложить огромные ресурсы и уделить много внимания для того, что бы Франция, Германия и Италия состоялись как государства. Или, если вам не нравится такая аналогия, можно сравнить ситуацию с тем, что произошло после краха Советского Союза. Только в этот раз мы должны добиться успеха».

«Моральный авторитет США уже не тот»

При этом Макфол признает, что позиции США по сравнению с периодом после Второй мировой войны несколко пошатнулись, что может затруднить выполнение задач, которые он обрисовал в своей статье. Прежде всего, отмечает экс-посол, «моральный авторитет США уже не тот».

Говоря о приверженности США суверенитету и международному праву, Макфол часто слышал от россиян: «А как же Ирак»? «Некоторые современные практики американской демократии тоже не вдохновляют зарубежных наблюдателей», – констатировал он, заключив, что «для победы в этом новом конфликте нужно возродить США как образец для подражания».

Майкл Макфол уверен, что в этой борьбе победят США и россияне, «которые хотят жить в процветающей и демократической России». «Демократическая Россия не всегда будет определять свои интересы так, как это делаем мы, – написал он, – но она станет более стабильным партнером для других демократических стран».

Свою статью бывший посол завершил следущими словами: «Мы не знаем, как долго просуществует нынешнее автократическое правительство в России. Однако трезвая, реалистичная стратегия США поможет нам отвести эту угрозу и укоротить трагическую эпоху, в которую мы только что вступили».

Макфол о Сноудене и российской разведке

Во время телефонной конференции Макфола спросили и о том, какую роль сыграли разоблачения Эдварда Сноудена в том, что американская разведка не смогла в нынешней ситуации своевременно раскрыть планы России. Бывший посол заявил, что не может прямо ответить на этот вопрос, потому что «ему по-прежнему запрещено обсуждать секретную информацию».

В то же время, он выразил мнение, что Сноуден находится в России столь долгое время «не случайно». «Ни для кого, кто хоть что-то знает о российской разведке из несекретных источников, нет ничего удивительного в их большой заинтересованности в том, чтобы человек с такими знаниями, как у г-на Сноудена, проживал в Москве», – сказал Макфол.

Экс-посол также отметил, что «с уважением» относится к российской разведке. «На меня производит впечатление то, что они умеют делать, – признал он. – Ни у кого не должно быть никаких иллюзий по поводу как их возможностей, так и их намерений».

В качестве примера Макфол привел перехваты разговоров высокопоставленных должностных лиц США, включая помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд, которые были, как он сказал, «без зазрения совести» размещены в интернете. Макфол также сказал, что подобное «время от времени» происходило и с его собственными разговорами в период работы в посольстве. Он пожаловался, что такая практика не только не вызывает возмущения, но и вообще «на это никто не обращал внимания».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG