Линки доступности

Посол, законодатели и пресса: неравносторонний треугольник


Майкл Макфол

Майкл Макфол

Почему посол США отказался прийти в Думу

Скандал, связанный со смертью Максима Кузьмина, привел к дипломатическому казусу: депутаты Думы позвали посла США Майкла Макфола для разговора, посол отказался, предложив провести беседу в частном порядке. В ответ законодатели обвинили его в «неготовности к серьезному диалогу» – Макфол был вынужден ответить на эти претензии, используя социальные сети.

Дума и посол

Смерть трехлетнего Максима Кузьмина (Макса Шатто) взбудоражила Государственную Думу. Депутат Елена Мизулина пригласила Макфола в Думу, поскольку российские парламентарии захотели услышать дополнительные разъяснения со стороны США. Напомним, что российские консульские работники находятся в прямом контакте с американскими правоохранительными органами, ведущими расследование обстоятельств смерти Максима.

Пресс-секретарь посольства США в Москве Джозеф Крузич сперва дал отказ в устной форме, позднее Макфол направил официально письмо Мизулиной с предложением встретиться с ее «коллегами» в «частном порядке».

Но ответ посла не устроил депутатов. Мизулина назвала действия посла «уходом от открытой дискуссии и возможности задать вопросы», а председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков написал в своем микроблоге в Twitter: «Отказавшись прийти в Госдуму на обсуждение гибели наших детей, посол США показал, что они не готовы к серьезному диалогу по этой проблеме».

Макфол, который активно использует современные электронные СМИ и социальные сети, ответил критикам в «Живом Журнале»: «Я глубоко опечален тем, как некоторые российские СМИ изображают мой народ и мою страну. Как и во всех странах, и в США есть граждане, которые совершают чудовищные преступления. (…) Некоторые СМИ изображают дело так, что я не желаю взаимодействовать с российскими властями или общественностью в этих вопросах. Так сложилось, что нигде в мире посол США не дает показаний перед иностранными парламентариями, если он вызван для этого в парламент. Тем не менее, я всегда готов встретиться по такому вопросу с любым, включая членов Государственной Думы, если целью встречи будет укрепление взаимопонимания между нашими странами в рамках диалога. Я твёрдо верю в участие, открытость и прозрачность».

«Насколько я знаю, в США нет законодательных предписаний, препятствующих американским послам или другим сотрудникам дипмиссий участвовать в слушаниях, которые проводят законодательные органы принимающих стран, однако, подобная практика не является общепринятой, – сказал Русской службе «Голоса Америки» бывший посол США в Украине, а ныне старший научный сотрудник Центра США и Европы Института Брукингса Стивен Пайфер (Steven Pifer). – Однако некоторые российские парламентарии политизировали смерть Макса Шатто еще до того, как были получены результаты вскрытия. Это дает мне основания предположить, что слушания, на которые пригласили Майкла Макфола, не имели целью серьезный диалог. При этих обстоятельствах, понятно, почему посол отказался в них участвовать».

Посол и СМИ

История мальчика на протяжении почти всей недели была новостью номер один в российских СМИ и социальных сетях. Поисковик «Яндекс» обнаружил более миллиона упоминаний имени Максима Кузьмина.

Российские СМИ весьма драматично описывают сложившуюся ситуацию. Многие из них называют приемную мать Максима – Лору Шатто – «убийцей», несмотря на то, что официальное заключение о причинах смерти ребенка будет готово лишь через 8-12 недель. Почин этому положил уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, который неоднократно заявлял, что Максим «был избит приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами».

В своем блоге Майкл Макфол прокомментировал и это: «Будучи профессионалами правоохранительной работы, они (ответственные власти в Техасе) проводят тщательное расследование, чтобы выяснить, что именно произошло с Максимом. При этом они соблюдают одну очень важную норму права американского общества: человек невиновен до тех пор, пока его вина не доказана».

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» американские эксперты солидарны с Макфолом.

Научный сотрудник вашингтонского Института Хадсона (David Satter, Hudson Institute) отмечает: «Поведение российских СМИ не стоит понимать как выражение независимого мнения или подлинного возмущения. Все, что мы видим – выполнение приказаний, явных или косвенных. Российское общество в своем антиамериканизме искренне, но пресса – цинична. Как циничны и депутаты Госдума, которые говорят, то, что им выгодно в конкретной ситуации».

Мэтью Рожански, директор Российской и евразийской программы Центра Карнеги за международный мир (Matthew Rojansky, Russia and Eurasia Program at the Carnegie Endowment for International Peace), считает, что поведение СМИ можно объяснить востребованностью такого рода информации в обществе и заинтересованностью в этом властей.

«В обществе имеются определенные представления или предубеждения о Соединенных Штатах – об уровне жизни, целеустремленности людей. Власти же имеют предубеждения другого характера, а именно – политические, – говорит Рожански. – Освещение журналистами событий отражает эти представления».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG