Линки доступности

Макс Скибинский: «Русская репутация в Америке подверглась шоковой терапии»


Макс Скибинский
Фото с авторской страницы FB

Макс Скибинский Фото с авторской страницы FB

Предприниматель из Силиконовой долины – о России и русских

Авторская колонка No Russian американского блоггера, предпринимателя Макса Скибинского стала в последние дни хитом социальных сетей. Согласно статистическим данным службы WordPress, на его сайте материал прочитали более ста тысяч человек. Множество ресурсов сделали репост с переводом на разные языки. Один из украинских сайтов рапортовал о рекорде – репост посмотрели на нем более 120 тыс пользователей.

В колонке Скибинский размышляет о репутации русских и русского бизнеса в Америке и в мире, о том, как она меняется в связи с российской агрессией против Украины и реакцией на нее цивилизованного мира.

Живущий в Силиконовой долине Макс Скибинский называет себя «серийным предпринимателем». Он уехал из России в 1990-е годы, имея степень по теоретической физике. За два десятка лет он выстроил семь собственных «стартапов» и помог вырасти многим другим.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» позвонил Максу Скибинскому в калифорнийский город Маунтен-Вью, где он живет.

Олег Сулькин: В последнее время важные новости поступают каждый день, одна сногсшибательней другой. Начнем с сообщения про русских хакеров, которые взломали сотни тысяч сайтов и похитили пароли более миллиарда пользователей. Звучит как фантастика. Возможно ли такое?

Макс Скибинский: Об этом сообщила русская компания по компьютерной безопасности. Что характерно, она же предлагает за 120 долларов услугу всем желающим – проверить, не украден ли ваш пароль. В принципе все возможно, а хакерские таланты русских известны. Как бы то ни было, русский брэнд от этой новости не выигрывает.

О.С.: Как влияют на русский брэнд, на русскую репутацию в Америке события вокруг Украины и ужесточение курса Кремля?

М.С.: За последние шесть месяцев русская репутация в Америке подверглась шоковой терапии. Скажем, репутация Англии в Америке – плюс десять. Репутация Северной Кореи в Америке – минус десять. Репутация России до недавнего времени была, скажем, плюс два-три. Нас не принимали с распростертыми объятиями, но все-таки считали классными ребятами, ну, немного странными. Сегодня после агрессии России против Украины, после сбитого малайзийского «Боинга» репутация России перешла в отрицательную зону, где-то на уровень минус один. До уровня Северной Кореи, правда, еще не дошли. И сегодня, когда в американской среде говоришь, что ты русский, непроизвольно хочется извиниться.

О.С.: Что-то подобное я видел на Facebook: женщина подает западному пограничнику паспорт, в который вложена записка: «я русская, но я голосовала не за Путина». Некоторые люди хотят любым способом дистанцироваться от официальной России. По вашим ощущениям, это еще не стало необходимостью для получения работы русским эмигрантом в США? И вообще, при прочих равных, кому американский работодатель в Силиконовой долине сегодня отдаст предпочтение: программисту из России, Индии или Китая?

М.С.: Давайте расширим ваш вопрос и скажем не только о найме на работу, но и о партнерских сделках и аутсорсинге. В отношении к русским исчезает goodwill – добрая воля. Впредь будут относиться холодно, меритократично, как ко всем остальным. Никаких поблажек, дружеских похлопываний по плечу. Теперь спросят по полной. Часть тех, кто раньше получал бизнес, получат отлуп. Потому что многие русские бизнесы и отдельные компьютерщики объективно уступают мощным компаниям, предпринимателям и программистам из Индии и Китая. К сожалению, трезвая самооценка вряд ли окажется заметной, поскольку ее будет заглушать лживый рев официальной российской пропаганды: мол, вас, ребята, притесняют и дискриминируют, потому что вы русские, вас ненавидят, но вы гениальны, были и есть лучше всех.

О.С.: Насчет гениальности, возможно, и верно. Смотрите, лучшие хакеры в мире – русские. Хакерство, конечно, страшное зло, но разве оно не требует виртуозных знаний и умений?

М.С.: Я с этим абсолютно не согласен. В свое время, очень давно, я сам был хакером в Москве, ломал банковские защиты. Хорошо знаю хакерскую тусовку. Слово это имеет два значения, хорошее и плохое. Улица, которую построил Facebook для своего офиса, называется Hacker Way (в Менло-Парк, Калифорния – О.С.). Хакеры – это компьютерные художники, они лучше других умеют обращаться с новейшими технологиями и ноу-хау и двигают прогресс быстрее других. Увы, негативная коннотация этого слова связана с криминальными бандами и индивидуумами, которые взламывают электронные сети, воруют чужие данные и пароли, распространяют вирусы. Такой вот аналог «империи зла» компьютерного мира. Криминальный хакер – узкая специализация, в которой русские, действительно, очень хорошо преуспевают. При этом культура созидания для потребителей в России очень низка.

О.С.: Может быть, поэтому в России, как и в Китае, столь широко распространено пиратство в интеллектуально-развлекательной и технологической сферах?

М.С.: Чтобы бороться с пиратством, нужно иметь достаточно своего внутреннего контента, который хочется защищать. Но если свой оригинальный контент составляет крупицы от наполнения рынка, то понятно, что выгода от украденных на Западе программ, музыки, игр и фильмов неизмеримо больше. У меня много знакомых в игровой индустрии России. Там местные фирмы выпускают видеоигры по американским лицензиям и платят за это отчисления. Если деловое сотрудничество в этой сфере станет очередной жертвой ухудшения отношений между США и Россией, то опять все вернется в стадию дикого пиратства, и русские компании видеоигр немедленно обанкротятся. Понимаю, что это мало кого взволнует в нынешней взвинченной обстановке.

О.С.: Что ж, давайте про обстановку. Запрет на ввоз продуктов питания из стран Запада в Россию возбудил горячую дискуссию в социальных сетях. Сторонники этой меры утверждают, что изоляция от внешнего мира стимулирует прилив патриотической энергии, и очень скоро силами местного производства произойдет замещение утраченного пищевого импорта. По-вашему, есть ли рациональное зерно в этом утверждении?

М.С.: «Северокореизация» России для меня очевидна. Россия сделала смертельные ошибки. И она явно не на траектории их исправления. Обвиняют в этом Путина. Я полагаю, что корректней говорить о коллективном Путине, так сказать, «политбюро». Думаю, что члены «политбюро» не будут испытывать недостатка в продуктах питания. А остальное население, похоже, с энтузиазмом отнеслось к идее опоры на собственные силы.

О.С.: Разве? В России за последние два десятка лет сформировался средний класс, который привык хорошо жить, ходить по ресторанам, ездить по миру, покупать дорогие западные вещи. Неужели они положительно отнесутся к возвращению в казарму, к очередям, дефициту?

М.С.: Напрочь отвергаю этот аргумент. Возьмите Москву 1914 года, накануне Первой мировой войны. Сто лет назад тоже был средний класс, вкусивший всяких благ. И московские рестораны были еще ближе к парижским. Но как все поменялось к 1917-1918 годам! Недовольных изменениями была масса, но карательная система оказалась сильнее. Еще раз подобный слом произошел в конце 1920-х годов, когда власти быстренько свернули НЭП и задушили частный сектор. При том, что тогда протестовали мощные личности. А сегодня? Оппозиция в России – унылое горизонтальное поле, на котором выделяется разве что один Навальный.

О.С.: Так что, остался ли, по-вашему, рациональный выход из этой тяжкой ситуации для думающих людей?

М.С.: Сужу по откликам на мою колонку No Russian. Многие все давно поняли и пакуют чемоданы. Таких примерно десять процентов из откликнувшихся, может, больше. Думающие, креативные люди уезжают или собираются уезжать. Положение остающихся печально. Противостоять рейтингу поддержки власти в 80-90 процентов невозможно – таких социальных сценариев не существует.

О.С.: А куда люди пакуют чемоданы?

М.С.: В основном, в Европу. К сожалению, американская иммиграционная политика совершенно идиотская. В нынешней ситуации надо бы давать визы всем русским ребятам с высшим образованием. Ведь коллективный Путин фактически выталкивает из страны самые талантливые молодые кадры. Умным странам их надо заманивать. Они получат колоссальный бенефит. Самые большие шансы – у Украины. Это самая легкая эмиграция. Украина может реально получить наиболее перспективный интеллектуальный потенциал со всех девяти часовых поясов России.

  • 16x9 Image

    Олег Сулькин

    Журналист, кинокритик, корреспондент Русской службы «Голоса Америки» в Нью-Йорке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG