Линки доступности

Никита Белых: «Наблюдать за Америкой крайне важно, потому что в ней много поучительного»

  • Матвей Ганапольский

Никита Белых

Никита Белых

Матвей Ганапольский представляет первые впечатления от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, а также общественных деятелей, которые когда-то первый раз пересекли границу США и открыли для себя новую страну, которую раньше видели только в кино и по телевизору

Я был в Америке несколько раз, первый раз в 1996 году – это была спокойная поездка к моим товарищам, которые там учились или пытались учиться в какой-то из школ.

Мы прилетели в Лос-Анджелес, две недели колесили по Калифорнии, заехали в Лас-Вегас, в Санта-Барбару – тогда, помню, был очень популярен этот сериал, так что и город надо было посмотреть.

Вообще-то это была, может быть, третья или четвертая поездка за границу, я тогда был достаточно молодым человеком – мне был 21 год, поэтому мне очень нравились масштабы. Хотя я жил в миллионном городе, в Перми, я все-таки не предполагал, что могут быть такие дороги, такие торговые центры, такие места общественного питания.

В то время я не думал, что буду заниматься общественно-политическими вопросами, поэтому ничего особо не анализировал. Я был простым предпринимателем, как раз закончил университет, и меня даже попросили остаться на кафедре преподавать. Кстати, в то время у меня был некий комплекс – студенты по возрасту не сильно отличались от меня, а мне очень хотелось казаться старше. Так что я бороду свою отрастил именно тогда, в Америке – я не взял туда бритву и вернулся в Россию с бородой, которую ношу вот уже пятнадцать лет.

Как я уже сказал, каких-то открытий общественно-политического характера я для себя в первых поездках не делал, тем более что тогда, в середине 90-ых, казалось, что с точки зрения общественно-политического устройства у нас все развивается все очень активно и бурно и как раз примерно в том направлении.

Далее мои посещения США были в 2006-07 годах, но они уже были связаны с общественно-политической деятельностью – я выступал на каких-то мероприятиях, организованных Международным республиканским институтом, Национальным демократическим институтом, встречался с журналистами. Тогда у меня уже были сомнения по поводу того, как развивается общественно-политическая система в России.

К сожалению, у меня было очень мало времени для того, чтобы посмотреть Нью-Йорк и Вашингтон, и поэтому никаких визуальных открытий я тогда не делал. Но зато я знакомился с той политической системой и с теми институтами, которые функционируют в Соединенных Штатах, и обнаружил для себя то, что при некотором сходстве формы, конечно, содержательная часть и наполнение принципиально разные. Я сейчас не буду говорить, какая хуже, а какая лучше – они просто разные.

Мы очень часто в рамках нашей государственной работы как на федеральном уровне, так и региональном осуществляем погоню за формой: Уполномоченный по правам человека! Общественная палата! Давайте устроим праймериз! То есть мы пытаемся перенести форму, не до конца ее понимая, а если понимаем, то не наполняем тем содержанием, которое есть в других странах, в частности, в Соединенных Штатах Америки.

Я совсем недавно был в Вашингтоне, уже в качестве губернатора. Там была большая выставка-форум в сфере биотехнологий, которые ежегодно проходят в двух городах – Филадельфии и Вашингтоне. У меня было немного больше времени для того, чтобы походить по столице, пообщаться с людьми. Как это ни покажется странным, мне очень понравилась градостроительная политика, связанная с простым математическим решением: улицы 1-ая, 2-ая и т.д., а перпендикулярно к ним – улицы с буквенными названиями. В этой простоте есть какой-то символ удобства для человека.

Но как губернатора, который интересуется институтами, в Вашингтоне меня поразило самое интересное – я действительно не представлял масштаба деятельности саморегулируемых организаций. В столице США, как известно, огромное количество федеральных зданий, но оказалось, что гораздо больше в городе зданий разного рода ассоциаций. Возможно, это упало на подготовленную почву, потому что в рамках некоего представления о том, как должна развиваться страна, если отбросить разного рода политические аспекты, я абсолютно уверен, что есть два насущных направления, по которым, если мы в ближайшее время не произведем каких то решительных действий, то можем упустить время.

Это децентрализация, о которой, к счастью, сейчас много говорят, и это – саморегулирование.

Количество ассоциаций в Америке поразительно – Ассоциация владельцев недвижимости, Ассоциация стоматологов, Ассоциация страховщиков, Ассоциация строителей железнодорожных мостов – всех и не пересчитать. И ты начинаешь понимать, что это не те саморегулируемые ассоциации, которые создаются у нас опять же в поисках формы, но не содержания.

В Америке совершенно другое: там действует принцип, когда каждый бизнесмен понимает, что он косвенно отвечает за ошибки и проступки другого бизнесмена в этой же сфере путем создания страховых залоговых фондов, страхующих ответственность и репутационные риски. То есть перед нами контроль, но он совсем иного уровня, когда ты ощущаешь на себе внимание не столько государства, сколько своих коллег по профессии.

Мне кажется, что это важная и глобально необходимая вещь для российской экономики. Конечно, я это и раньше понимал, но увидел именно в Вашингтоне. Сотни саморегулируемых организаций, которые действуют на территории Соединенных Штатов – они-то и являются фронт-офисами в деле общения с государством: они разбираются с правительством, с министерством финансов, с казначейством и т.д. Поэтому для меня последнее открытие Соединенных Штатов – открытие саморегулируемых организаций и бизнеса.

Понятно, что Штаты – это реальное федеративное государство. У нас, к сожалению, очень много признаков унитарного государства, и в этом большая сложность. Потому что с одной стороны, есть декларируемый президентом и председателем правительства подход, что губернатор отвечает за все, что происходит в регионе. Но как отвечать за все, если у тебя подавляющее количество ведомств имеет федеральную прописку и полномочия. Ты ни с налоговой, ни с полицией, ни с МЧС не можешь говорить на равных. Я уж специально не говорю про прокуратуру, ФСБ, Роспотребнадзоры, Росполитнадзоры – все это вообще к губернатору никакого отношения не имеет! И в свете этого я вообще не понимаю, что значит «конкуренция регионов» – мы все находимся в рамках деятельности федеральных структур, и если кто-то из губернаторов подчинил их себе, то надо выйти и сказать, потому что он нарушил все мыслимые и немыслимые законы.

В этом плане интересно наблюдать за Америкой: искать, какой из штатов похож на мой регион. Все это, конечно, с грифом «условно», но есть более развитые штаты и менее развитые. Есть более густо заселенные, есть менее заселенные. Есть те, которые ориентированы на инновационную экономику, но есть и другие, которые делают упор на традиционную.

Все это есть, все это интересно смотреть – слава Богу, Интернет позволяет это делать. Ты смотришь, сравниваешь и наблюдаешь за подходами, которые американцы используют для развития этих территорий. Это очень полезно.

Наблюдать за Америкой крайне важно, потому что в ней много поучительного. Это государство, населенное людьми, каждый из которых действительно считает себя патриотом, но не только в плане размахивания флагом на футбольном матче. Важно, что там государство вроде бы от гражданина отделено, но тем не менее, каждый человек считает себя частью государства, государственной системы…

У нас пока человек и государство во многом живут раздельно, и преодоление этого барьера может быть только в рамках сближения.

Это то, что я как бы пытаюсь сделать в своем регионе. Многое, что я делаю, направлено на повышение доверия к власти, и главное тут – прозрачность. Нужно через открытость завоевывать доверие.

Лучше через открытость.

XS
SM
MD
LG