Линки доступности

Сэр Николас Уинтон – тайный герой мира


Николас Уинтон со спасенным ребенком. 1939 год. Кадр из фильма «Семья Никки».
Courtesy Menemsha Films

Николас Уинтон со спасенным ребенком. 1939 год. Кадр из фильма «Семья Никки». Courtesy Menemsha Films

Историю спасителя еврейских детей рассказывает фильм «Семья Никки»

Молодой англичанин, биржевой брокер Николас Уинтон в 1939 году организовал отправку 669 еврейских детей из Чехословакии в Великобританию, чем спас их от почти неминуемой гибели в нацистских концлагерях.

Об этом герое-праведнике мир не знал пятьдесят лет. И только благодаря его жене, которая в конце 1980-х годов нашла на чердаке их дома в пригороде Лондона портфель со старыми документами и предала их гласности, стали известны подробности этой невероятной истории.

Словацкий режиссер и продюсер Матей Минач вместе со своим коллегой продюсером Патриком Пассом сняли документальный фильм «Семья Никки» (Nicky’s Family). Прокатная компания Menemsha Films выпускает его на экраны Нью-Йорка и Лос-Анджелеса в пятницу 19 июля, после чего он выйдет в других американских городах и станет доступен подписчикам программы «Видео по требованию» (VOD).

Начинающейся прокатной судьбе фильма предшествовала серия успешных показов на международных фестивалях, где словацко-чешская картина удостоилась более тридцати наград, включая 14 призов зрительских симпатий на американских киносмотрах.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Олег Сулькин позвонил в Прагу режиссеру Матею Миначу.

Олег Сулькин: Матей, в начале 2000-х вы уже сняли документальный фильм «Могущество добра. Николас Уинтон» (The Power of Good – Nickolas Winton) и получили за него премию «Эмми». Что заставило вас вернуться к истории этого человека?

Матей Минач: Давайте я начну с самого начала, а то будет непонятно. В 1998 году я снимал игровой фильм «Все мои близкие» в жанре трагикомедии об испытаниях, выпавших на долю еврейской семьи в годы второй мировой войны. Что-то в духе Бениньи, его фильма «Жизнь прекрасна». Продюсерам не понравился предложенный мной финал – действие заканчивалось в концлагере. Слишком грустно, сказали они, поищите что-нибудь еще.

О.С.: И вы нашли историю Уинтона?

М.М.: Да! Я прочитал, наверное, пять десятков книг и в одной наткнулся на абзац, посвященный его удивительной эпопее по спасению детей. Я познакомился с женщиной, которая сказала, что она – одна из спасенных Уинтоном детей. Я стал ее расспрашивать.

И она сказала: почему бы вам не позвонить самому Уинтону? Я был потрясен. Как, он жив?! Я относился к его истории как к далекому прошлому. А оказалось, спаситель детей жив-здоров и ведет очень активный образ жизни. Я переписал сценарий, и в моем фильме Уинтона сыграл британский актер Руперт Грейвз.

Затем я отправился в Великобританию, где встретился с Уинтоном. Узнав его историю в деталях, я твердо решил снять документальный фильм о нем, о его поразительной деятельности в довоенные годы. Ведь о человеке, спасшем 669 детей от гибели, мир ничего не знал даже по прошествии пятидесяти лет.

Вопиющую несправедливость я решил исправить. «Могущество добра» получило «Эмми», его показал канал HBO, так что весь мир узнал о Уинтоне. Он отмечен как герой, спаситель детей, специальной резолюцией Конгресса США, получил звание рыцаря Британской империи из рук королевы Елизаветы II. Ему воздали должное Вацлав Гавел, Далай-лама, Эли Визель и другие крупные политики и общественные деятели. Мир смотрел наш фильм о Уинтоне, и возникло ощущение, что от камня, брошенного в воду, пошли широкие круги.

О.С.: Что вы имеете в виду?

М.М.: Оказалось, что добрые дела, совершенные этим человеком, вызывают потрясающую цепную реакцию. Фильм стали показывать в школах и высших учебных заведениях самых разных стран, от Австралии до Канады, от Словакии до Камбоджи. Мы снимали выступления Уинтона по телевидению, его встречи со спасенными им людьми, его беседы с детьми в разных странах.

Под впечатлением увиденного дети стали придумывать и осуществлять благотворительные программы, посвящая их сэру Уинтону. И я понял, что нужно снять еще один документальный фильм, запечатлев реакцию людей и широкое международное признание этого замечательного человека. Так родился фильм «Семья Никки», охватывающий период с 1939 по 2011 год.

О.С.: Сколько Николасу Уинтону сейчас лет? Где он живет?

М.М.: Представьте – ему 104 года! Живет в 40 км от Лондона. Бодр, любит пошутить. Такой жизнелюбивый весельчак и шоумен. Мне он сказал: «Матей, у меня столько дел, мне некогда умирать. Спасенные мною дети стареют, начинают хворать, нужно строить дом для ухода за ними». Не так давно он как пилот летал на маленьком самолета «Сессна», причем разница в возрасте между первым и вторым пилотами составила 76 лет! Его выдвинули на Нобелевскую премию мира, и эта инициатива собрала более 213 тысяч подписей.

О.С.: Вам нравится, когда сэра Уинтона называют «британским Шиндлером»?

М.М.: Сравнение с Оскаром Шиндлером некорректно. Тот был промышленником, членом нацистской партии, а затем поменял свои взгляды и стал спасать евреев. Шиндлер прекрасно знал, что эти люди обречены на гибель – ведь уже вовсю дымили печи концлагерей. Николас Уинтон спасал еврейских детей из Чехословакии еще в 1939 году, до того, как разразилась Вторая мировая война. Тогда еще нацистами не было принято «окончательное решение еврейского вопроса», еще не открыли свои ворота Освенцим и другие лагеря смерти.

У Уинтона просто было удивительное предчувствие беды. До сих пор загадка, как этот молодой англичанин (родители Уинтона, евреи из Германии, переехали в начале 20-го века в Англию и приняли христианство – О.С.) смог предвидеть Холокост. В каких-то случаях ему даже пришлось убеждать сомневавшихся родителей отпустить с ним детей в Англию, где их ждали в семьях, согласившихся их принять.

Эти родители никак не могли взять в толк, что на родине им и их детям может грозить смерть. Вопреки множеству препятствий и рисков, Уинтону удалось отправить в Англию семь «транспортов спасения», прежде чем началась Вторая мировая война. Сегодня более шести тысяч человек – самих спасенных и их детей, внуков и правнуков – живут на этом свете благодаря совершенному им подвигу.

О.С.: Почему, на ваш взгляд, удалось идентифицировать лишь 261 ребенка их 669 спасенных Уинтоном?

М.М.: Чтобы легитимировать вывоз детей в Англию, он организовал фиктивную, подставную организацию. Дети и их родители были уверены, что ими занимается много людей в гуманитарной организации вроде Красного Креста. Они бы страшно удивились, узнав, что все организует один человек. Судьбы большинства из спасенных сложились драматично.

Им удалось ускользнуть от Гитлера и его палачей в Англию, но многие после войны вернулись в Чехословакию и попали в сталинскую мясорубку после коммунистического путча 1948 года как лица, находившиеся во время войны на территории «буржуазного государства». Им пришлось бежать снова, большинство уехали в Южную Америку. Фактически они не знали, кто их спас, где и как искать благодетеля. Так объективно вышло, что следы многих из них затерялись.

О.С.: Но теперь, когда ваши фильмы объехали все континенты, разве можно исключать вероятность, что еще кто-то из спасенных их увидит и выйдет на контакт?

М.М.: Такая вероятность, конечно, есть, и что важно: если объявится хотя бы один человек, неизбежно это число увеличится. Обычно спасенные поддерживают между собой отношения или хотя бы знакомы по меньшей мере с несколькими людьми той же судьбы. Но имейте в виду – на протяжении полувека никто не знал о ключевой роли Уинтона в операции по спасению детей.

О.С.: В рецензии в журнале Variety критик упрекает ваш фильм в чрезмерной эмоциональности и сюжетной заданности, а звуковую дорожку – в некоторой «засахаренности». Что вы скажете в ответ?

М.М.: Меня эта оценка очень удивила. Дело в том, что это та же самая дама-критик, которая, будучи отборщицей кинофестиваля в Палм-Спрингс, выбрала «Могущество добра» для закрытия фестиваля.

Зрители тогда устроили фильму овацию, многие не скрывали слез. Мой новый фильм о Уинтоне, пожалуй, менее эмоционален, чем тот. Что же получается? Она критикует новый фильм за то, за что поддерживала предыдущий? Разве в нашей с вами жизни ключевые моменты бывают безэмоциональными? Через что прошли дети, спасенные Уинтоном? Какая судьба выпала на долю их родителей?

Что происходило в душах спасенных, когда они впервые встретились со своим спасителем? Можно было показать все это без эмоций? Если же критику чувства кажутся «засахаренными», то это проявление лицемерия и снобизма, и пусть она катится ко всем чертям, простите меня за резкость.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG