Линки доступности

Американский фактор в российско-китайских отношениях

  • Вадим Массальский

«Американский фактор всегда присутствовал в отношениях Советского Союза, а теперь и России с КНР. Но если раньше он как бы подразумевался, то после 1996-го года, когда Москва и Пекин объявили об общей цели – создании многополярного мира, этот фактор стал определяющим». С этих слов профессора МГИМО Юрия Дубинина начался состоявшийся 11 ноября видеомост «Москва – Пекин».

«Сегодня уровень американо-китайских экономических отношений во много раз превосходит уровень экономических связей между Россией и КНР», – отметил Юрий Дубинин. Однако, по мнению профессора МГИМО, в будущем ситуация может начать выравниваться. Этому способствовал, в частности, недавний визит премьер-министра Владимира Путина в Пекин, в ходе которого были подписаны важные торгово-экономические соглашения.

«Отношения между тремя странами сегодня взаимно стимулируют друг друга», – констатировал У Дахуэй – руководитель пекинского Центра стратегических исследований при Институте России, Восточной Европы и Центральной Азии. По его словам, этот процесс начался еще в годы президентства Ричарда Никсона, когда родился новый стратегический треугольник: Вашингтон – Пекин – Москва.

После распада Советского Союза напряженность в этом треугольнике заметно ослабла, отметил профессор У Дахуэй. Однако обострение тайваньской проблемы, разногласия вокруг Косово и расширение НАТО в 1990-х годах предопределили рост политической активности и на этом направлении. Правда, в настоящее время напряженность здесь снова снизилась. Отношения между какими-либо двумя странами треугольника уже не направлены напрямую против третьей. И было бы уместно, если бы в будущем многие экономические, военные и экологические проблемы обсуждались Китаем, Америкой и Россией в трехстороннем формате, подчеркнул китайский аналитик.

«В американской политике есть две доктрины на все случаи жизни, – заявил президент международного фонда «Экспериментальный творческий центр» Сергей Кургинян. – Основная доктрина называется «один плюс три минус два». При этом первая, самая мощная страна дружит с третьей (по мощности) против второй. А дополнительная доктрина – это доктрина «кондоминиума», когда две ведущие мировые державы делят между собой зоны интересов и ответственности».
По мнению Сергея Кургиняна, сегодня Вашингтон может предложить Пекину модель «кондоминиума» в рамках «Большой двойки» (G-2). Это беспокоит Россию, считает эксперт. По его словам, пока неясно, как китайское руководство отреагирует на подобное предложение американской стороны. И в этом смысле визит Барака Обамы в Пекин «ничуть не прояснит ситуацию». Однако если Китай пойдет на такое двустороннее сближение, то Россия в ответ будет вынуждена мягко, но последовательно искать новые варианты сотрудничества с Европой, Индией или Японией. «Мы хорошо понимаем, что и в 21-м веке любой стратегический союз – это союз с кем-то против кого-то», – сказал Сергей Кургинян.

«Доктрина «Большой двойки» раскручивается исключительно с американской стороны. Никто из китайских политиков или экспертов эту тему не поднимает, – возразил директор Центра американских исследований Китайского народного университета Ши Иньхун. По его словам, «возможно, США и хотят заставить Китай действовать по своему плану в области финансов и торговли, но для нас это неприемлемо». «Но, с другой стороны, – продолжил Ши Иньхун, – мы приветствуем тот факт, что говоря о «Большой двойке», вашингтонские аналитики тем самым признают рост влияния КНР в мировых делах».

Одновременно профессор Ши Иньхун призвал российскую сторону относиться к американо-китайскому диалогу с тем же уважением и пониманием, с какими китайская сторона относится к начавшейся американо-российской «перезагрузке». По словам пекинского политолога, Китай и Россия – настолько крупные игроки на мировой арене, что их добрососедские отношения не должны привязываться к американскому или какому-либо иному фактору мировой политики.

«Да, опасения вокруг плана создания «Большой двойки» у нас в России есть», – признал старший научный сотрудник московского Института Дальнего Востока РАН Андрей Давыдов. «Однако, – отметил он, – я согласен с позицией профессора Ши: эти опасения не стоит переносить автоматически на весь американо-китайский диалог. Более того, такой диалог двух ведущих мировых экономических держав очень важен для поиска путей скорейшего выхода из глобального кризиса».

Андрей Давыдов напомнил, что в мае 1972-го года, спустя три месяца после своего исторического визита в Пекин, президент Ричард Никсон посетил и Москву. И с этим саммитом, на котором был подписан договор ОСВ-1, во многом связано начало политики разрядки между Соединенными Штатами и Советским Союзом. В таком историческом контексте хотелось бы рассматривать и нынешний визит американского президента в китайскую столицу, подчеркнул российский эксперт. С подобным подходом согласились все участники сегодняшней видеоконференции.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG