Линки доступности

Общественность и космическая отрасль готовы осваивать Марс «за идею»

С начала космической эры в сознании представителей космической отрасли, политиков и широкой публики укрепилась непреложная истина: между масштабами исследования и освоения космоса, и финансированием, выделяемым на обеспечение этого процесса, существует прямая зависимость. Чем больше государством отчисляется денег на «космос», тем активнее и дальше человек в него проникает. Однако ситуация меняется на глазах.

Правила игры

В 1983 году на экраны вышел американский фильм «Парни что надо!» (The Right Stuff), который получил три «Оскара» и «Золотой глобус». В нем есть эпизод – разговор астронавтов Гордона Купера и Гаса Гриссома с конструкторами.

Гордон Купер, обращаясь к конструкторам: «Знаете ли вы, ребята, благодаря чему эта «птичка» (космический корабль - Ю.К.) летает? Эта «птичка» летает благодаря ФИНАНСИРОВАНИЮ».

Гас Гриссом: «Это точно. Когда в кармане ни гроша, тебе не светит ни шиша» (перевод использованной Гриссомом американской поговорки No bucks, No Buck Rogers).

Эта формула была абсолютно точна до окончания «холодной войны». Внеземная деятельность являлась важнейшим инструментом, которым пользовались СССР и США для утверждения своего приоритета в области науки и техники.Это стремление было составной частью борьбы за глобальное политическое лидерство. Космические программы представляли собой дело особой государственной важности и были окутаны почти непроницаемой завесой секретности, которая должна была предотвратить малейшую попытку соперничающей стороны похитить какой-либо технологический секрет.

В таких условиях заниматься исследованием и освоением космоса могли только государственные организации. Им, в отличие от частного бизнеса, можно было поручить такое ответственное дело, как создание космических технологий и при этом быть уверенным, что эти технологии при их последующей коммерциализации не попадут в «нежелательные» руки. Ведь конструкторские наработки в области космической деятельности могли не только усилить соперника экономически, но и помочь ему в создании новых типов оружия.

Ветры перемен

«Железный занавес» рухнул не только в отношениях между Востоком и Западом, но и в космической деятельности, где отделял частный бизнес, да и просто интересующихся людей, от масштабного вовлечения в работы по исследованию и освоению космоса. Новоявленные игроки на космическом поле разделились на две большие категории: те, кто рассматривал внеземное пространство в качестве сферы получения прибыли и те, кто думал о расширении среды обитания людей за пределы родной планеты.

К числу последних относится общественный фонд «Марс Один» (Mars One). «Голос Америки» уже писал об этой организации. Она поставила цель в 2023 году начать колонизацию Марса. Один нюанс: люди, добравшиеся до Красной планеты, останутся там навсегда.

По скорректированным планам «Марс Один», начиная с 2025 года на Красную планету должны каждые два года прибывать по 4 колониста и так до тех пор, пока их количество не достигнет 40 человек. Базу для них построят роботы-роверы из тех материалов и конструкций, которые будут в автоматическом режиме доставлены на Марс до прибытия туда людей.

Для обеспечения проекта нужны также спутник связи, выведенный на околомарсианскую орбиту, и автоматический аппарат-разведчик, который сядет на поверхность Марса с целью углубленного изучения его физических условий.

Кто заплатит за удачу?

Казалось бы – кто захочет навсегда распроститься с Землей, чтобы провести всю оставшуюся жизнь в аскетических условиях марсианской базы, не имея возможности не то, что порадовать глаз зеленой травой, шорохом листвы, запахом леса, или видом водной поверхности, но даже соприкоснуться с окружающей средой без скафандра? И это не говоря о безвозвратно потерянной возможности общаться с родными и близкими напрямую, а не через изображение на телеэкране, да и то в течение строго ограниченных сеансов связи.

Но таких людей оказалось более, чем достаточно. К настоящему времени у «Марс Один» уже накопилось почти 200 тысяч заявок от желающих стать «марсианами». Требования простые: быть старше 18-ти лет, иметь подходящее здоровье, хорошие коммуникативные навыки и владеть английским, хотя бы на разговорном уровне.

Однако, на одном желании до Красной планеты не долетишь. Требуется техника, а она, как известно, стоит денег и немалых. Впрочем, относительно немалых. По оценкам «Марс Один», чтобы доставить на планету первых четверых колонистов потребуется 6 млрд долларов.

Это на 3 миллиарда меньше, чем ушло, по данным журнала The New Times, на строительство «олимпийской» 48-километровой дороги Адлер-Красная Поляна. Каждая последующая миссия, увеличивающая численность поселения на Марсе на четыре человека, будет обходиться лишь в 4 млрд долларов.

Но и шесть миллиардов долларов хотя бы для первого «заезда» колонистов на Марс требуется где-то достать. Эксклюзивные права на телетрансляцию, как полета до Красной планеты, так и жизни на ней, сувениры, интервью, печатная продукция, конечно, принесут определенные средства. Однако, произойдет это лишь тогда, когда проект «Марс Один» приобретет реальные очертания и все те, кто так, или иначе будет тратить на него деньги увидят, что покупают не «воздух», а частицы истории.

Вот тут-то и начинается проблема. Где же найти финансы на придачу данному проекту этих «реальных очертаний»?

Мотив «за интерес» не слабее, чем «за деньги»

Возможно, что «Марс Один» войдет в историю не только благодарю своей попытке (не исключено, что удачной) основать на Красной планете первую колонию. Весьма вероятно, что «Марс Один» продемонстрирует то, что интерес, проявленный к космическому проекту со стороны космической отрасли и широкой публики может стать материальной опорой для данного проекта не менее эффективной, чем прямое финансирование.

10 декабря «Марс Один» объявил о том, что заключил контракт на 250 тыс долларов с космическим «тяжеловесом» – компанией Lockheed Martin на предварительную проработку проекта космического аппарата-разведчика Mars One Lander, который должен сесть на Марс в 2018 году. Еще один контракт на 65 тыс евро «Марс Один» заключил с британской компанией Surrey Satellite Technology, специализирующейся на создании малых спутников. Ей предстоит построить околомарсианский орбитальный спутник связи.

Однако, значительную часть вклада в колонизацию Марса космические предприятия и организации, академическое сообщество и широкая публика внесут за тот интерес, который вызвала у них данная идея. Почему? Потому, что ее реализация позволит им реально, не дожидаясь схождения с «мертвой точки» тяжелого «воза» государственной бюрократии в сторону дальнейшего исследования и освоения космоса, начать двигаться дальше в этом направлении.

Вот, как, по словам руководителя «Марс Один» Баса Лансдорпа, это будет выглядеть на практике. «Марс Один» намерена организовать несколько конкурсов в области STEM (Science, Technology, Engineering and Mathematics – «Наука, техника, инженерные дисциплины и математика») среди школьников и студентов по всему миру.

Участники конкурса будут разделены на две категории. Первая – те, кто младше 14-ти, а вторая –старше 14-ти лет. Победители в первой категории получат право отправить на Марс какие-либо предметы, символизирующие их участия в «Марс Один». Что касается победителей во второй категории, то их эксперименты и научные проекты будут реализованы в ходе подготовки и непосредственно колонизации Красной планеты.

Таким образом, «Марс Один» привлекает к осуществлению проекта колоссальный коллективный «мозг» учащихся университетов и даже школьников со всего мира, не платя за это ничего.

«Если студенты с таким энтузиазмом принимают участие в разработке научных программ и экспериментов для выполнения на околоземной орбите, то можно представить, с каким желанием они будут это делать для Марса», – заметил Лансдорп.

Юности свойственно самозабвенно делать что-то «просто потому, что интересно». Но как быть с солидными фирмами, разрабатывающим высокотехнологичную продукцию? Ведь без их участия Марс не колонизировать, а они только за профессиональный интерес работать не станут.

Но, как оказывается, это во многом зависит от того, что за интерес. По словам Эдда Седиви, одного из ведущих инженеров Lockheed Martin, эта компания, как и аналогичные ей в США и в других странах, уверены, что участие в «Марс Один» предоставит им «невероятную возможность» познакомиться с «лучшими из лучших» студентов со всего мира и таким образом, обеспечить в будущем свои конструкторские бюро высококвалифицированными специалистами.

Рецепт «Марс Один»

Никто, разумеется, не может сейчас дать гарантии, что в 2025 году на поверхность Красной планеты ступят первые колонисты. Но уже сейчас очевидно, что рецепт, по которому «Марс Один» осуществляет свой проект во многом оправдывает себя. Вот его главные компоненты.

Первый – положить в основу проекта идею, реализация которой представляла бы исключительный интерес и возможности ускоренного профессионального роста для специалистов (включая студентов), задействованных в ее осуществлении. Разумеется, это должна быть принципиально новая, а не «обновленная», но от этого не менее пахнущая «нафталином» идея типа «возвращения» на Луну.

Второй – придать проекту максимальную публичность, приглашая буквально каждого жителя Земли, в том числе и за пределами международного космического сообщества, почувствовать свою сопричастность.

Третий – заинтересовать крупные космические компании в участии в проекте перспективой обеспечить свое будущее посредством ознакомления и установления профессиональных отношений со своими потенциальными сотрудниками – наиболее «продвинутыми» студентами, работающими над данным проектом. Другим составным элементом данного интереса станет, разумеется, доступ к технологиям, которые будут созданы в рамках этого проекта.

Эти три фактора не только усилят «коллективный интеллект» миссии, но и значительно снизят ее стоимость, позволив в максимальной степени задействовать альтруистический интерес лучших представителей научно-технического сообщества к своему скорейшему профессиональному росту в рамках ее осуществления.

Остается только гадать, почему Россия до сих пор не прибегла к такому во многом «самообеспечиваемому» способу подъема научно-технического потенциала своей космической отрасли, а также национального уровня науки и техники в целом, в том числе в студенческих аудиториях. Ведь та же РКК «Энергия» уже разработала несколько вариантов полета к Марсу и на Марс. Неужели креативность тех, кто отвечают за технологическую модернизацию России, не выходит за рамки создания технопарков и реформы управления космической отраслью?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG