Линки доступности

Антифашистские акции в годовщину убийства Маркелова и Бабуровой

  • Василий Львов

Участники антифашистской акции

Участники антифашистской акции

19 января в Москве прошли два пикета, посвященные памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, убитых год назад в этот же день, в праздник Крещения.

Преступление привлекло к себе внимание практически всего гражданского общества не в последнюю очередь своей дерзостью – адвоката и журналистку застрелили среди бела дня на глазах у людей недалеко от храма Христа Спасителя. Именно там, на Пречистенке, люди оставляли сегодня цветы и зажигали свечи в память о жертвах убийства.

Среди возможных его причин на первом месте фигурирует профессиональная деятельность Маркелова. Он занимался многими сопряженными с опасностью делами, связанными с защитой прав человека, что позволило Людмиле Алексеевой, председателю Московской Хельсинской группы, называть убитого «адвокатом-правозащитником».

Среди главных дел Станислава Маркелова одним из главных был процесс против теперь уже бывшего полковника Юрия Буданова, лишившего жизни чеченку Эльзу Кунгаеву. В прошлом году Буданов был освобожден досрочно, что вызвало общественное негодование, прежде всего в Чечне. Маркелов собирался обжаловать данное решение. Об этом в день своей гибели он рассказал в Независимом пресс-центре. Адвокат был убит вскоре после того, как он покинул пресс-центр.

Предполагалось, что Анастасию Бабурову застрелили заодно с Маркеловым – во-первых, как свидетельницу (впрочем, лица убийцы она не видела: он был в маске), а во-вторых, потому, что она попыталась оказать сопротивление стрелявшему. Однако в понедельничном номере «Новой газеты», корреспондентом которой являлась Бабурова, появилось письмо ее родителей: в нем говорится, что Анастасия предупредила их о том, что ее могут убить, еще 13 января 2009 года в своем прощальном письме.

Несмотря на многочисленные предположения о том, кто стоит за убийством, вплоть до причастности к нему Бориса Березовского (газета «Известия»), основная версия, которой придерживается и следствие, и значительная часть общественности, такова: убийство подготовили и осуществили российские фашисты.

Именно поэтому пикеты во вторник проводились антифашистские, и пришли на них в первую очередь антифашисты – молодые люди, очень многие в масках, – хотя были здесь представители всех возрастов.

Первый пикет начался на Петровском бульваре. По сути, он послужил точкой сбора участников. Оттуда, окруженные со всех сторон милицией, они направились в сторону Чистопрудного бульвара – к месту второго пикета. Во время перехода разворачивать плакаты было запрещено.

Милиционеры пропускали демонстрантов через живую цепь группами не более пятидесяти человек. Это было то организованное продвижение участников акции от одного пикета к другому, которые власти обещали организаторам – «Комитету 19 января» и правозащитникам Людмиле Алексеевой и Льву Пономареву.

Ранее устроители акции планировали провести шествие, однако столичные власти в этом им отказали. Еще раньше власти Москвы и вовсе отказывали в проведении мероприятия – под разными предлогами, включая временные, несмотря на то, что заявку подали еще до Нового года.

Любая политическая символика была исключена самими организаторами пикетов. Это требование не нарушалось. Главным образом собравшиеся скандировали два лозунга: «Фашизм не пройдет!» и «Пока мы едины – мы непобедимы!».

Со вторым из них, около восьми часов вечера, толпа прорвалась через заграждения, установленные милицией за памятником Грибоедову, и продвинулась вперед – нескольких человек милиционеры повалили на землю, но минут через пять подступил ОМОН, и манифестанты ринулись обратно. В итоге задержаны были свыше двух десятков человек, а когда отведенное для пикета время истекло, правоохранительные органы арестовали примерно еще столько же демонстрантов.

Незадолго до описанного милиционеры прервали речь манифестанта, посвященную Маркелову и Бабуровой, хотят он уже завершал свое эмоциональное выступление.

С начала и до конца пикетов небо то и дело освещали петарды, которые бросали некоторые из участников. Невзирая на сильный холод, собравшихся было не менее полутысячи.

Помимо фотографий Бабуровой и Маркелова, манифестанты держали в руках изображения Юрия Щекочихина, Анны Политковской, Натальи Эстемировой и других жертв громких убийств последнего времени. О криминальной ситуации в России в целом на пикете говорили такие публичные фигуры, как сопредседатель «правозащитной фракции» партии «Яблоко» Сергей Ковалев, а также бывший лидер партии Григорий Явлинский.

Среди правозащитников, пришедших на акцию, был и член правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис, ответивший на вопросы Русской службы «Голоса Америки».

Говоря о Никите Тихонове (ему вместе с Евгенией Хасис было предъявлено обвинение в убийстве Маркелова и Бабуровой; сначала Тихонов признал свою вину, потом отказался от показаний), Сергей Давидис сказал, что еще рано делать выводы. По его мнению, сам факт признания или отказа от него «никакого отношения к демократическому следствию, к демократическому судопроизводству не имеет». Правозащитник также сказал о Тихонове: «Мне все равно, что он там признал, будучи под явным давлением. Либо есть доказательства, либо нет, а признание рассматривать как аргумент, тем более который сделан в таких условиях, я совершенно не готов».

В то же время, журналист «Новой газеты» Сергей Соколов пишет в своем материале, посвященном Маркелову и Бабуровой, что существует «целый комплекс объективных доказательств» вины Тихонова, которые, тем не менее, до суда раскрывать он не будет.

Сергей Давидис, в свою очередь, сказал, что не отдает предпочтения ни «нацистско-националистическому мотиву», ни чеченскому. «Версия и та, и другая может рассматриваться. По громкому делу всегда пытаются найти виноватых, и ищут их под фонарем», – заключил он.

На вопрос о том, как он относится к антифашистам и их способу противостоять национализму, Сергей Давидис ответил: «Можно не соглашаться с методами наиболее радикальных молодых неопытных антифашистов, которые видят ключ в таком же буквально силовом противодействии». Он также сказал: «Насилие вне рамок закона, которое не является оборонительным, всегда чревато, и в этом смысле я это одобрить не могу, но понимаю. Одни руководствуются добрыми идеальными силами, а другие – ненавистью». К этому Сергей Давидис добавил, что сегодняшний стиль борьбы такой же, как и жизнь, и что его «порицание связано только с формами, а не идеями».

XS
SM
MD
LG