Линки доступности

Мария Липман: «Государственный переворот – единственное, что может заставить Путина уйти»

  • Виктор Васильев

Мария Липман

Мария Липман

Главный редактор журнала Московского центра Карнеги «Pro et Contra» рассуждает о перспективах правления российского президента

Три фактора: общественная поддержка, единство элит и цена на нефть – во многом будут определять прочность положения «нового старого президента» в его должности, считает главный редактор журнала Московского центра Карнеги «Pro et Contra» Мария Липман. Об этом она сказала в эксклюзивном интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» вскоре после прошедшей в понедельник 7 мая инаугурации Владимира Путина.

Мария Липман, которая также является автором ежемесячной колонки в «Вашингтон Пост», посвященной России, поделилась своим мнением относительно эффективности Дмитрия Медведева на посту главы правительства РФ, и будущем российско-американских отношений.

Виктор Васильев: В последнее время российские эксперты пытаются предсказать, как долго Путин намерен оставаться у власти, сумеет ли он провести на посту президента все отведенные ему шесть лет. Как вы к этому относитесь?

Мария Липман: Мне кажется, что такого рода предсказания довольно бессмысленно делать при том, что ситуация в стране крайне неопределенная. В России всегда довольно трудно было заниматься предсказаниями. Но сейчас это, по-моему, делать даже трудней, чем раньше. Пожалуй, сегодня можно говорить лишь о том, какие есть условия, чтобы Путин пребывал на своем посту ближайшие 6 лет.

Я бы обратила внимание на то, что Путин остается наиболее влиятельной и сильной политической фигурой в стране. К тому же политические элиты не расколоты, по крайней мере, в публичном пространстве, они сохраняют полную лояльность Путину и признают его в качестве арбитра и в качестве человека, распределяющего ренту, каким он был все последние годы. Плюс к этому цены на нефть для России очень благополучные. Они удерживаются на уровне выше ста долларов за баррель.

Да, протестные настроения существуют, и они весьма ярко выплеснулись вчера (6 мая – В.В.), когда в митинге приняло участие куда больше народа, чем можно было предположить. Тем не менее, существенная часть населения поддерживает вновь избранного президента. Достаточно посмотреть на опросы общественного мнения. Рейтинг Путина поднялся по сравнению с тем, что было в декабре-январе. Вот эти факторы – общественная поддержка, единство элит и цена на нефть – во многом будут определять прочность положения Путина в его должности.

В.В.: И больше ничто не способно поколебать позиции Владимира Путина?

М.Л.: Формально в ближайшие годы ему никакие выборы не грозят. А именно выборы, как мы увидели, самый уязвимый момент для российской политической системы. У Путина по-прежнему в руках контроль над «регистратурой законов» – в Госдуме у «Единой России» остается большинство. Любое решение можно принять без всяких проблем и сопротивления. Когда власти нужно использовать в свои интересах судебную и правоохранительную системы, это вполне получается. Сохраняется полный контроль над губернаторами. Телевизионные каналы зависят от правительства. Так что пока все на своих местах. Тут можно порассуждать только о каком-то остром политическом кризисе, который способен коренным образом переломить ситуацию. Наверное, государственный переворот – единственное, что может заставить Путина уйти до срока. Либо нужно, чтобы нарушились какие-то условия из тех, что я перечислила выше.

В.В.: А каковы перспективы Дмитрия Медведева на посту премьер-министра?

М.Л.: Полагаю, то, как долго он продержится на этом посту, зависит от главного лица, которое принимает в России главные решения. И от тех договоренностей, которые, возможно, существуют, но, как всегда в России, не в публичном пространстве. Договоренности между двумя людьми по всем важнейшим проблемам государственной политики решаются у нас келейно, непрозрачно. Можно говорить о том, что Медведев и на посту президента не был главным лицом, хотя формально был наделен соответствующими полномочиями. А в последнее время он выглядит все более слабым, униженным, и во многом отношение к нему стало каким-то несерьезным.

Тем не менее, он, скорее всего, станет премьер-министром. Но в России, где неформальные договоренности важнее, чем формальная должность, нередко бывает так, что человек занимает пост, а объем его полномочий определяется чем-то другим. Мы это наблюдали множество раз. Президент Медведев – это совсем не то, что президент Путин. Премьер-министр Путин был совсем не тем главой правительства, что были до него, и особенно при нем как главе страны. Так что, насколько действительно станет сильной позиция Медведева в качестве премьер-министра, будет зависеть от того, как именно сложится политическая конфигурация при Путине-президенте.

В.В.: Куда качнет при Путине отношения США и России?

М.Л.: В отношениях с Америкой содержатся существенные проблемы, которые состоят в том, что повестка дня этих взаимоотношений очень ограничена. Есть сотрудничество, и вполне плодотворное, по конкретным направлениям. И за время «перезагрузки» по ним достигнуты вполне конкретные результаты: ратификация договора СНВ, доставка грузов американскому контингенту в Афганистан через российскую территорию, сотрудничество в сфере мирного атома. Этот список можно дополнить. Но между тем, за пределами конкретных направлений основа для взаимоотношений очень хрупкая. Потому что это не подлинное партнерство, и между странами существует очень серьезное недоверие. В том, что касается России, это недоверие разделяет и президент Путин. Этот элемент подозрительности очень серьезно укоренен, что закрывает возможность для развития взаимоотношений в сторону партнерства и серьезного глубокого взаимодействия.

С избранием Владимира Путина на президентский пост проблема полностью сохранилась. И это лежит на пути дальнейшего развития отношений. Потому что когда какое-то направление исчерпывается, нити сотрудничества обрываются. Например, если американские войска выведут из Афганистана, то тогда не нужно будет и грузы доставлять через территорию РФ. Помимо того, когда эти направления исчерпают себя, на передний план вполне могут выйти имеющиеся серьезные противоречия между двумя странами. Нет той основы, которая могла бы их конструктивно разрешать. Самым, пожалуй, острым на сегодня вопросом остается проблема ПРО, которая в перспективе может стать еще острее. Хотя и без того риторика российской стороны по этому поводу в последнее время стала очень жесткой.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG