Линки доступности

Маргарита Левиева – новая девушка Джеймса Бонда?


Маргарита Левиева (справа) с Эштоном Катчером и Энн Хеч

Маргарита Левиева (справа) с Эштоном Катчером и Энн Хеч

Левиева: «Когда я приехала в Америку, то сказала себе: “Я – американка”»

Новой девушкой Джеймса Бонда, возможно, станет американская актриса из России. Международные СМИ сообщили, что создатели 23-го фильма об агенте 007 выбрали на роль его спутницы 31-летнюю уроженку Санкт-Петербурга Маргариту Левиеву.

До того, как ее заметили продюсеры нового фильма «Бондианы», Левиева сыграла небольшие роли в картинах «Линкольн для адвоката» с участием Мэтью Макконахи и «Бабник», где в ее героиню был влюблен Эштон Катчер. По мнению продюсеров «Бонд 23» считают, что у нее есть все качества, необходимые для девушки Бонда – красота, уверенность в себе и загадочность. Корреспондент «Голоса Америки» встретилась с Маргаритой Левиевой в 2007 году после выхода ее фильма «Невидимый». В то время российская пресса не заинтересовалась интервью с ней – Левиеву-актрису в России не знали, и этот фильм не добавил ей популярности. Зато сейчас ее имя у всех наслуху.

Галина Галкина: Сколько тебе было лет, когда ты приехала в Америку?

Маргарита Левиева: Мне было 11 лет. Я была мастером спорта, как это называется в России. Когда я впервые приехала в Америку, то начала принимать участие в соревнованиях по художественной гимнастике. Мои первые соревнования проходили в Принстоне, и я выиграла там первое место. На самом деле я тогда выиграла у девочки, (я никогда не запоминаю имена) которая потом, несколько лет спустя, принимала участие в Олимпийских играх, на которые я не могла поехать потому, что я приехала сюда нелегально, и мне сказали, что я смогу выступать в соревнованиях за США только тогда, когда получу американское гражданство. У меня оставалась возможность вернуться в Россию и выступать за Россию, чего я, естественно, не хотела делать, потому что уже прижилась здесь. Я продолжала тренироваться еще несколько лет, просто потому, что очень любила гимнастику – она была частью моей жизни с трех лет. Однако я сознавала, что моим олимпийским мечтам не суждено осуществиться. И мне в то время это казалось ужасным.

Г.Г.: У тебя хороший русский.

М.Л.: На самом деле, когда я приехала в Америку, то сказала себе: «Я – американка». И я сделала все от себя зависящее, чтобы стать ей.

Г.Г.: Чем тебя покорила Америка?

М.Л.: Мне нравится то, что здесь очень много возможностей реализоваться. А у меня были очень большие виды на будущее – я хотела стать политиком, адвокатом, и мне также хотелось стать психиатром. Я даже представляла свой маленький офис, в котором на диване сидят мои клиенты в ожидании своей очереди. И такой большой выбор просто сводил меня с ума.

Г.Г.: А какой у тебя самый большой талант?

М.Л.: Я очень сильная. Когда я занималась гимнастикой, у меня были очень сильные ноги. Но главный мой талант, я думаю, – это упорство. Возможно, он сформировался, как следствие занятий гимнастикой. И еще из-за того, что я выросла в Советском Союзе, что было нелегко. Нашим спонсором было государство, а это значит, что оно являлось твоим хозяином. Это означало контроль над тем, как и сколько мы тренируемся. Детская спортивная школа – это довольно-таки жесткая среда обитания, потому что там, в отличие от Штатов, применялись физические меры воздействия. Причем без суда и следствия, как говорится, потому что в России, по крайней мере, в мое время, не подавали на тренеров в суд за жестокое обращение с детьми. Они просто делали все, что считают нужным, чтобы сделать из тебя самого лучшего гимнаста. Мы тренировались семь дней в неделю. Каждое лето я ездила в спортивный лагерь. Я тренировалась иногда до школы, иногда после школы, и у меня не было в жизни ничего, кроме спорта. Зато с самого раннего возраста я научилась усердно трудиться, тем более, что я была очень амбициозной. И я привыкла к дисциплине, что пригодилось мне в жизни больше всего. Однако существовала и обратная сторона медали – я привыкла всех оценивать, и старалась быть лучшей из лучших. В актерстве, в отличие от спорта, критерии, что такое хорошо и что такое плохо, размыты, и я это быстро поняла. Но свое стремление быть лучшей так и не поборола. Однажды кто-то спросил моего знакомого: «Почему она такая сердитая?» На что тот ответил: «Она не сердитая – она просто из России».

Г.Г.: А что, собственно, привело тебя в актерство?

М.Л.: Сколько я себя помню, я очень любила выступать – когда к нам приходили гости, я старалась прочитать стихотворение, или станцевать, или спеть. А в школьных постановках я обычно танцевала. Сцена и игра всегда притягивали меня, но, будучи иммигранткой, я знала, что должна выбрать более стабильную дорогу в жизни – получить профессию и сделать карьеру, а не стремиться к искусству. Дело в том, что моя семья многим пожертвовала, чтобы привезти меня сюда, и я чувствовала, что у меня есть обязательства перед ними заниматься чем-то серьезным, где мне будут гарантированы заработок и медицинская страховка. В колледже я специализировалась на изучении экономики, поэтому я думала, что стану деловой женщиной, займусь либо своим бизнесом, либо буду работать на Уолл-стрит. Но актерская игра всегда была во мне, как я теперь понимаю. Помните, я говорила, что не могла решить, кем хочу стать, потому что в Америке очень много возможностей? Но я думаю, что одной из причин того, что я не хотела отдаться одной профессии, было стремление побывать на разных ролях, играть различных персонажей.

Г.Г.: Где ты живешь?

М. Л.: На Венис Бич, но я часто бываю в Голливуде.

Г.Г.: Тебе нравятся фильмы с хорошим концом?

М.Л.: Раньше я подсмеивалась над голливудским “happy ending”. А теперь мне это самой нравится.

Другие интервью со звездами Голливуда читайте в рубрике «Звезды Голливуда»

XS
SM
MD
LG