Линки доступности

В Вашингтоне показали докудраму о Сергее Магнитском


В Вашингтоне показали докудраму о Сергее Магнитском

В Вашингтоне показали докудраму о Сергее Магнитском

Премьера прошла в институте Кеннана

Пьеса Елены Греминой «Час восемнадцать» в постановке российского режиссера Юрия Урнова впервые была представлена американской публике. Пьесу представили на английском языке вашингтонской публике в рамках, как выразился один из зрителей, «русской недели» в Вашингтоне.

В американской столице, действительно, накануне состоялась премьера документального фильма о Михаиле Ходорковском, а эксперты в рамках однодневной конференции обсудили состояние прав человека в России.

В документальной драме о деле Сергея Магнитского, адвоката компании «Эрмитаж-Капитал», погибшего в тюрьме «Матросская тишина» в возрасте 37 лет, не было новых фактов, но было новое прочтение. Пьеса была написана в Москве шесть месяцев спустя после смерти Магнисткого.

В спектакле звучит голос матери Сергея Магнитского, обвиняющей судью, врачей и следователей в том, что по их вине погиб ее сын, отказавшийся пойти на сделку с совестью.

Наталье Магнитской со сцены отвечают судья Криворучко, тюремный врач Гаусс, следователь Сильченко и судья Сташина.«Номером 4» этой программы выступает «молодая женщина, работник скорой помощи» и «Саша-санитар».
Все они пытаются оправдаться перед аудиторией, откреститься от обвинений, озвученных Натальей Магнитской.

Криворучко в пьесе говорит, что он – «хороший судья», доктор Александра Гаусс, обследовавшая Магнитского в агонии и не нашедшая у него признаков острого панкреатита, вторит: «Заключенные всегда лгут, главное не показывать им, что ты обеспокоен, иначе они обязательно воспользуются этой ситуацией» и на сцене забывает слова Клятвы Гиппократа, следователь Сильченко настаивает на том, что «Магнитский не сотрудничал со следствием… ему это пошло бы на пользу», судья Елена Сташина, отказавшая Магнитскому в освобождении за 4 дня до его смерти, продлила срок его содержания под стражей и отказала в жалобе на отказ в медицинской помощи, говорит: «Вы хотите выяснить, нормальный ли я человек…нет…нам это не положено».

Судья Криворучко в конце пьесы становится мультипликационным и почившим. Ему, как Сергею Магнитскому когда-то, отказывают в стакане кипятка.

«Будьте людьми, имейте милосердие, – говорит Криворучко, – неужели у вас нет стакана воды, я видел, у охраны стоял кипятильник… Как же теперь есть кипяток, но нет стакана! Даже пластикового?!...»

Пьеса «Час восемнадцать» поставлена в стиле минимализма – 4 актера, два стола, нехитрая бутафория.

Юрий Урнов характеризует ее как произведение «нового драматического движения».

«Такой театр начался в России сравнительно недавно. Это была новая волна – молодые люди, у которых не было специального театрального образования… Это новое театральное поколение требовало новых героев и новых тем», – говорит Урнов.
Режиссер подчеркивает, что говорить на многие темы и показывать тех, «кто нас окружает и нас самих без буфера исторической перспективы и оценок» непросто, но «без этого сейчас нельзя».

О других российских событиях читайте в разделе «Россия»

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG