Линки доступности

Адвокат Магнитского: Сергей содержался в тюрьме в ужасных условиях


Сергей Магнитский

Сергей Магнитский

Дмитрий Харитонов, адвокат покойного Сергея Магнитского, в последний раз видел своего клиента живым 12 ноября. На этот день были назначены судебные слушания по вопросу о продлении срока содержания под стражей Сергея Магнитского в следственном изоляторе. Защита приготовила аргументы на 20 страницах касательно того, почему Магнитского следует отпустить из СИЗО. Суд был назначен на 11 часов утра, адвокаты приехали вовремя. К 12 часам пришел следователь. Он принес дополнительные материалы, которых защита раньше не видела. Ожидание суда затянулось до начала пятого пополудни. Привели Сергея Магнитского, который находился в очень возбужденном состоянии, пришла судья. Адвокаты потребовали больше времени для ознакомления с новыми материалами, полученными от следователя. У них не было компьютера или печатной машинки, чтобы напечатать свои доводы и возражения касательно этих материалов. Сергей сказал, что он читал новые материалы, сидя в конвойном помещении, одна его рука был пристегнута наручником к батарее, другой он листал бумаги. Судья им отказала. Дмитрий Харитонов потребовал час на конфиденциальную консультацию со своим клиентом. Им было предоставлено 15 минут в зале суда, в присутствии двух охранников.

Защита со своей стороны попросила приобщить к делу дополнительные документы. Судья им отказала, так как документы не были заверены. Тогда адвокат попросил затребовать копии этих документов в следственном изоляторе. Судья им отказала. Сергей сказал, что отказывается от адвокатов, так как им не дали времени подготовиться. Судья ему отказала. Сергей заявил, что не будет участвовать «в этом фарсе». По словам Дмитрия Харитонова, у Сергея дрожал голос и тряслись руки. Суд окончился. Через четыре дня Магнитский умер в тюрьме.

Сергей Магнитский написал многочисленные жалобы на условия своего содержания в СИЗО. Эти аутентичные документы, написанные его рукой, можно прочитать здесь: часть 1, часть 2

Во вторник президент России Медведев поручил генпрокурору Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову провести расследование обстоятельств смерти юриста Сергея Магнитского. Он также отдал распоряжение провести проверку качества медицинской помощи, оказываемой в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний. Кроме того, президент России дал поручение проанализировать практику применения меры заключения под стражу по отношению к лицам, впервые совершившим экономические преступления, а также представить предложения о совершенствовании законодательства в этой области.

По словам Дмитрия Харитонова, Сергей Магнитский в Бутырской тюрьме содержался в ужасных условиях. «В очень маленьких камерах, которые по несколько дней были затоплены водой по щиколотку, как он рассказывал. В камерах не было телевизора и холодильника, не было стекол в окнах. К тому же в последнее время он не очень хорошо себя чувствовал и обращался к врачу, писал ходатайства и жалобы, и мы писали, чтобы его обследовали. Причем мы не говорили, что его надо выпустить, мы говорили, что его надо обследовать, лечить. Медики в первом изоляторе в «Матросской тишине» поставили ему диагноз калькулезный холецистит и предписали, что ему нужно плановое медикаментозное и оперативное лечение. То есть ему рекомендовали операцию. Не было никаких оснований его содержать под стражей, его арестовывать, продлять сроки этого содержания неоднократно. Вот эта совокупность действий – и следователей, и судей, и, безусловно, администрации, и привела к этой трагедии», – считает адвокат умершего.

По словам Дмитрия Харитонова, Сергей Магнитский не мог оперативно связываться со своими адвокатами, например, им позвонить. «Он мог либо писать заявления, чтобы к нему пришли адвокаты, либо мы это делали сами, – рассказывает юрист. У нас были договоренности. В последний месяц мы бывали у Сережи практически каждый день. А раньше, когда еще не начали знакомиться с материалами дела, посещали раз, два раза в неделю. Тут еще надо понимать, что для того, чтобы попасть в нашу Бутырскую тюрьму или любой следственный изолятор, надо занять очередь, надо прождать достаточно долгое время, потом прождать, пока приведут подзащитного, то есть это иногда занимает целый день».

37-летний Сергей Магнитский, управляющий партнер аудиторской компании Firestone Duncan, скончался 16 ноября в больнице СИЗО «Матросская тишина», куда был доставлен из Бутырской тюрьмы. Магнитский обвинялся в содействии в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах Уильяму Браудеру – главе инвестиционного фонда Hermitage Capital в Лондоне. На Браудера в России заведено отдельное уголовное дело.

Заключение патологоанатома о причине смерти Сергея Магнитского: сердечная недостаточность, хотя ранее в «Матросской тишине» Магнитскому был поставлен диагноз калькулезный холецистит (то есть у него было воспалительное заболевание желчного пузыря, вызванное наличием в нем камней).

По словам Дмитрия Харитонова, дело, по которому проходил Сергей Магнитский, связано с якобы имевшим место уклонением от уплаты налогов двумя компаниями, которые были зарегистрированы в Калмыкии. «Сережа не имел отношения к деятельности этих компаний, он в 2002 году в суде Калмыкии представлял их как юрист. Мне кажется, он оказался привлеченным потому, что какое-то время назад оказывал услуги фонду «Эрмитаж» и Биллу Браудеру. Билл Браудер был директором этих компаний. Сергею предъявили обвинения и держали его под арестом почти год. Он не уголовник, он не был даже признан виновным, он никогда не имел проблем с законом – ни с административным, ни с уголовным, ни с налоговым. Он был абсолютно честным человеком в отношениях с государством, у него высшее образование, постоянное место работы, место жительства в Москве, двое детей. Оснований, что он сбежит, не было, не было оснований держать его под стражей», – рассказывает Дмитрий Харитонов.

По мнению юриста, это российская реальность – когда практически не существует отказов от удовлетворения ходатайств следователя о заключении под стражу. «Судье гораздо проще человека арестовать, чем объяснять, почему он этого не сделал – из-за полного отсутствия независимости судей, которые боятся принять решения против следствия, чтобы их решение не шло вразрез с чьими-то интересами, – рассказывает юрист. – Мы обращались с ходатайством к следователю, к начальнику самого следственного изолятора, писали жалобу генеральному прокурору. Следователь нам ответил, что условия заключенных – это не его компетенция, начальник изолятора не ответил нам совсем. Генпрокуратура отправила нашу жалобу в прокуратуру города Москвы, и мы получили ответ, что нарушений в условиях содержания не выявлено. Мы готовили жалобу в суд по поводу этого ответа но, к сожалению, не успели».

«У меня нет фактов говорить, что его напрямую шантажировали, чтобы он дал показания, и тогда ему окажут медицинскую помощь, – продолжает адвокат. – Все было намного более изощренно. Сергею никто никогда не предлагал дать показания на Била Браудера, но ему объясняли, что он может заключить сделку со следствием. Он может признать свою вину. Он отвечал отказом».

После смерти Магнитского адвокаты написали заявление о возбуждении дела в отношении тех лиц, которых они считают виновными вследствие халатного отношения к своим обязанностям. «Мы будем следить за проверкой обстоятельств смерти Сергея, была ли это медицинская ошибка. Надо разобраться, почему человек умер. Мы считаем, что халатно себя повели сотрудники следственного изолятора, его начальник, медицинские работники. У нас есть надежда на правосудие, мы будет жаловаться», – заявил Дмитрий Харитонов.

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG