Линки доступности

Правозащитники удовлетворены решением Следственного Комитета

  • Виктор Васильев

Официальный представитель Следственного Комитета Прокуратуры (СКП) РФ Владимир Маркин сообщил в четверг, что постановление следователя следственного отдела по Тверскому району СУ СКП РФ по Москве об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников МВД РФ и Следственного комитета при МВД РФ, которые осуществляли расследование уголовного дела в отношении Магнитского, отменено.

Напомним, юрист инвестиционного фонда «Hermitage Capital Management» Сергей Магнитский, обвинявшийся в уклонении от уплаты налогов с организации, скончался в следственном изоляторе в ноябре прошлого года. По предварительным данным Генпрокуратуры, смерть юриста, которому было 37 лет, наступила от «острой сердечнососудистой недостаточности». Адвокат погибшего Дмитрий Харитонов не раз заявлял, что Магнитский и он сам неоднократно просили провести обвиняемому медобследование, чтобы установить, может ли юрист находиться в условиях следственного изолятора по состоянию здоровья.

Далее,1 апреля этого года в СКП РФ поступило обращение председателя Московской Хельсинской группы Людмилы Алексеевой о привлечении к уголовной ответственности сотрудников МВД, которые расследовали дело Магнитского. 30 июня ведомство сообщило, что «следствие не нашло оснований возбуждать дело в отношении следователей и других сотрудников Следственного комитета МВД России, которые расследовали дело юриста, в связи с отсутствием состава преступления».

И вот, неожиданно быстро, чтобы не сказать стремительно, решение отменено, а материалы проверки, как явствует из официального сайта СКП, по прямому указанию председателя Следственного Комитета Александра Бастрыкина «направлены в Главное следственное управление для проведения дополнительной проверки и решения вопроса (при наличии оснований) о возбуждении уголовного дела».

На сайте СКП сказано, что «в настоящее время Главным следственным управлением продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по факту смерти Магнитского в следственном изоляторе по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному) и ст. 293 УК РФ (халатность)». В рамках расследования тщательнейшим образом проверяются и изучаются все обстоятельства смерти Магнитского».

Российские правозащитники считают, что ликовать по этому поводу явно преждевременно, но выражают сдержанное удовлетворение по поводу того, что блюстители закона положительно откликнулись на призыв общественности разобраться в сути дела.

«Да, время от времени нам это удается, – в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» сказала Людмила Алексеева. – Бастрыкин буквально на следующий день отменил решение своих подчиненных. Посмотрим, как будут развиваться события дальше».

Людмила Алексеева выразила опасение, что повторная проверка может проводиться формально, «как они это любят». «Я рада тому, что они начали это дело, но не считаю, что все в порядке и теперь все будет идти хорошо. Надо очень тщательно следить за тем, чтобы это было действительно расследование и чтобы оно кончилось наказанием виновных, а не подтверждением старых выводов», – добавила она.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев (партия «Единая Россия») считает, что «вообще по каждому случаю, когда решение было вынесено неправомерно либо с нарушением закона», надо действовать быстро и адекватно.

«Очень хорошо, что высшие руководители следствия видят подобные ошибки и соответствующим образом реагируют на них, – заметил он, – отменяют постановления, возобновляют следствие и так далее». С точки зрения Владимира Груздева, в таких делах, безусловно, важно мнение общественности. Но для него как для профессионала-юриста существеннее, «чтобы на такую защиту мог рассчитывать любой гражданин, а не только тот человек, который волей или неволей был втянут в громкий скандал».

А вот его начальник по комитету Госдумы и товарищ по партии Павел Крашенинников (вдобавок председатель Ассоциации юристов России), по сути, отказался от комментария, сославшись на неосведомленность. «Чем мы, юристы, от не юристов отличаемся? – сказал он. – Нам надо вначале посмотреть документы, тогда я бы высказал свое мнение, а так просто комментировать событие на основе новостной ленты было бы неправильно. Я хорошо представляю суть дела, что погиб человек, но само решение, повторюсь, просто не видел, вот и все».

Между тем, в деле Магнитского много невыясненных обстоятельств. Член Общественной палаты РФ Александр Брод, например, высказал предположение, что арест юриста – «месть за его обвинения в коррумпированности в адрес сотрудников милиции».

XS
SM
MD
LG