Линки доступности

Броши в дипломатическом арсенале Мадлен Олбрайт


Броши в дипломатическом арсенале Мадлен Олбрайт

Броши в дипломатическом арсенале Мадлен Олбрайт

В 1994 году в преддверии войны в Персидском заливе, Мадлен Олбрайт, занимавшую тогда пост Постоянного представителя США в ООН, в иракской прессе назвали «непревзойденной змеей». Узнав об этом, Олбрайт на заседания Совета Безопасности, на повестке дня которых значилась иракская тематика, стала надевать брошь в виде змеи. После того, как на одной из пресс-конференций в ООН, отвечая на вопрос о политике в отношении режима Саддама Хуссейна, Олбрайт полушутливо ответила «Читайте мои броши!», журналисты заговорили о новом подходе к дипломатии.

«Вскоре после этого случая я обнаружила, что декоративная бижутерия стала частью моего личного дипломатического арсенала», – написала Олбрайт в своей книге под названием «Читайте мои броши: истории из дипломатической шкатулки». Уже будучи государственным секретарем США, она использовала броши для того, чтобы сигнализировать свое отношение к партнерам по переговорам или к обсуждаемой теме. За годы дипломатической службы коллекция брошей Мадлен Олбрайт выросла до 300 экземпляров и включает целую стаю орланов, олицетворяющих американскую мощь, косяки рыб и другую живность, которых достаточно, чтобы населить ими небольшой зоопарк. А музыкальных инструментов хватит на то, чтобы составить джазовый оркестр; не говоря уже о таких экзотических брошках, как гранатомет (подарок из Пакистана) и крылатая ракета.

Последнюю брошь – в виде ракеты – Олбрайт надевала на переговоры о сокращении баллистических ракетных арсеналов с министром иностранных дел России Игорем Ивановым.

«Это что, одна из ваших ракет-перехватчиков?», – поинтересовался российский министр.

«Да, как видите, мы умеем делать их очень маленькими. Так что готовьтесь к серьезным переговорам», – ответила госсекретарь.

Этот разговор она приводит в своей книге, где также описывает, как Владимир Путин однажды рассказал Биллу Клинтону, как он пытался «прочитать» сигналы, посылаемые Олбрайт с помощью ее брошей. История умалчивает, понял ли российский лидер намек Олбрайт на его «страусиную политику», когда на встречу с ним в разгар чеченской войны госсекретарь надела брошь с тремя обезьянами, закрывающими лапами глаза, уши и рот – «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу».

Броши с тремя обезьянками и в виде ракеты, а также большая часть коллекции Олбрайт сейчас представлены в нью-йоркском Музее искусства и дизайна. Историк декоративных искусств Дэвид Макфэдден, куратор музея и автор предисловия к книге Олбрайт, заметил, что ювелирные изделия изначально служили не только как украшения. «Как только появились ювелирные изделия, люди стали использовать их для того, чтобы сообщить окружающим о себе и о своем положении в обществе, – рассказал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Простое обручальное кольцо сообщает каждому встречному, что вы состоите в браке».

Большинство представленных на выставке брошей не представляют ценности, как ювелирные изделия. Многие из них Олбрайт купила на «блошиных рынках», в магазинах бижутерии или в аэропортах во время своих путешествий. Они изготовлены из простых материалов, включая алюминий, пластик и дерево – драгоценные камни здесь являются исключениями. Сама Олбрайт называет свою коллекцию «демократичной», а Дэвид Макфэдден сказал, что ему импонирует ее «простота». «Большинство этих экспонатов были изготовлены ювелирами, имена которых нам не известны, – отметил куратор. – Ценность этим работам придает не то, что они созданы знаменитыми художниками, а то, что они были выбраны госсекретарем, и то, как они были ею использованы».

Со временем броши стали неотъемлимой частью не только гардероба, но и дипломатического репертуара Мадлен Олбрайт, за что в России ее прозвали «мадам Брошкиной». Бабочки, божьи коровки и воздушные шары сигнализировали ее хорошее настроение; пауки, змеи и пчелы предупреждали об опасности; черепахи, крабы и раки обращали внимание на необходимость ускорить темп переговоров. На переговоры с северокорейским лидером Ким Чен Иром госсекретарь пришла с внушительных размеров американским флагом на лацкане, а на встречу с тогдашним президентом Южной Африки Нельсоном Манделой надела брошь в виде черно-белой зебры – символа африканского континента. Некоторые броши имели для нее личный смысл – например, кусочки разбитого стекла символизировали «стеклянный потолок», который был разбит, когда она стала первой женщиной, назначенной на пост Госсекретаря.

У куратора Дэвида Макфэддена есть в этой коллекции свои фавориты. Это сделанная из стали голова Статуи Свободы, в каждый глаз которой вмонтированы миниатюрные часы, причем один циферблат перевернут вверх ногами. Эта брошь позволяла узнавать время не только самой Олбрайт, которой достаточно было бросить взгляд на собственный лацкан, но и ее собеседнику. «Другая брошь, которая мне показалась трогательной, – продолжает Макфэдден, – была подарена госпоже Олбрайт во время ее поездки в Новый Орлеан после урагана Катрина. К ней подошел молодой человек и протянул небольшую коробочку, сказав, что это подарок от его семьи. В коробочке лежала прекрасная брошь с аметистами и бриллиантами. Молодой человек объяснил, что эту брошь его отец подарил своей супруге на золотую свадьбу незадолго до того, как Катрина унесла ее жизнь. Госпожа Олбрайт сказала, что не может принять такой подарок, но молодой человек настоял. Она согласилась, но никогда не носила эту брошь. Мне эта история показалась очень трогательной».

Некоторые броши Мадлен Олбрайт поражают своими размерами и поднимают вопрос о ее вкусе. Куратор открыл Голосу Америки небольшой секрет бывшего Госсекретаря: «Когда она начала носить броши, она обнаружила, что особенно тяжелые дырявят одежду. Поэтому ей приходилось покупать броши все большего и большего размера с тем, чтобы ими закрывать дыры. Со временем у нее появились огромные броши в виде насекомых, занимавшие большую часть ее лацкана».

Вопрос о вкусе Макфэдден деликатно обошел, отметив лишь, что «вкус – понятие субъективное, а в отношении ювелирных изделий – субъективное вдвойне». «Некоторые из наиболее любопытных экспонатов были выбраны госпожой Олбрайт именно для того, чтобы привлечь внимание к тому сигналу, который она хотела этой брошью послать, – добавил он. – О вкусах не спорят, и сугубо индивидуальный характер этой коллекции как раз и делает ее интересной».

Выставка в Нью-Йорке продлится до конца января следующего года, а затем будет представлена в Индианаполисе и еще нескольких городах США, а возможно и за рубежом. «Однако, – говорит Макфэдден, – в какой-то момент коллекцию придется вернуть госпоже Олбрайт, иначе она нам этого не простит!»

XS
SM
MD
LG