Линки доступности

Спецпредставитель президента РФ встречается с ливийской оппозицией


Михаил Маргелов

Михаил Маргелов

Россия пытается выступить в качестве посредника в урегулировании конфликта в Ливии

Во вторник специальный представитель президента России Дмитрия Медведева Михаил Маргелов встречается в Бенгази с лидерами ливийской оппозиции.

Маргелов, однако, не собирается посещать столицу Ливии Триполи. Российские внешнеполитические обозреватели не считают, что попытка посредничества окажется успешной.

«Россия мало что может предложить Ливии. Каддафи не является каким-то эксклюзивным партнером России. Россия мало что может сделать, чтобы повлиять на него. Более того, я думаю, что в том, что касается посредничества, полковник Каддафи, скорее всего, предпочтет услуги не России, а африканских стран», – подчеркивает Федор Лукьянов, редактор журнала «Россия в глобальной политике».

По словам Лукьянова, в настоящее время ливийский лидер считает, что Россия встала на сторону НАТО. Воздержавшись в марте этого года от голосования в ООН по вопросу о внедрении зоны закрытой для полетов, Россия фактически заняла выжидательную позицию в первые два месяца военной операции НАТО.

После этого, 10 дней назад на саммите «Большой восьмерки» во Франции президент Медведев имел продолжительную беседу с президентом США Бараком Обамой, в ходе которой обсуждалась ситуация в Ливии. После этой встречи российский президент заявил, что согласен попытаться выступить посредником, вместе с тем отметив, отвечая на вопросы репортеров, что «режим Каддафи лишился легитимности, и Каддафи должен уйти».

Это дало повод руководству Ливии заявить, что Россия встала на сторону западных стран, старающихся сместить Каддафи. В результате посланнику российского президента было отказано в посещении Триполи.

Маргелов отметил, что теперь его задача заключается в том, чтобы найти для ливийского лидера страну, которая предоставила бы ему убежище, упомянув в этой связи Катар и Саудовскую Аравию. Российский представитель сказал, что западные страны обсуждают несколько вариантов — от «тихой и спокойной жизни простого бедуина в ливийской пустыне» до подсудимого в Международном суде в Гааге.

Евгений Сатановский, президент московского Института Ближнего Востока, предсказывает, что Каддафи будет держаться за власть до самого конца. Он сравнил ливийского лидера с такими диктаторам как Саддам Хуссейн и президент Йемена Али Абдулла Салех, который покинул страну в воскресенье, получив ранение во время штурма его дворца повстанцами.

«Такие люди, как Саддам Хуссейн или президент Салех, держатся за власть до последней секунды. Они пытаются продолжать править страной. Однако у России есть определенный шанс», – отметил Евгений Сатановский.

Хотя члены руководства Ливии заявляют, что Россия встала на сторону НАТО, российские политики стараются сохранять нейтралитет. Российская сторона не скрывает своей обеспокоенности по поводу того, что может произойти с контрактами на поставку вооружений Ливии на общую сумму порядка 4 млрд долларов США.

В начале этой кампании Владимир Путин сравнил налеты натовской авиации на Триполи со «средневековым походом крестоносцев».

В воскресенье министр иностранных дел России Сергей Лавров предупредил, что действия НАТО «сознательно или подсознательно постепенно превращаются в операции сухопутных войск».

Поводом для подобных высказываний стало то, что в субботу НАТО впервые применило штурмовые вертолеты. До этого использовались истребители и бомбардировщики, обычно летающие на высоте не менее 4 500 метров.

В этой связи в воскресенье заместитель премьер-министра Сергей Иванов заявил, что НАТО выходит за рамки своих полномочий и уже не ограничивается контролем над воздушным пространством Ливии.

«Мы считаем, что НАТО совершенно очевидно поддерживает одну из сторон в этом конфликте», – отметил Сергей Иванов.

Очевидная неопределенность позиции России в отношении Ливии отражает более широко распространенное, консервативное отношение к уличным революциям, которые окрестили «арабской весной».

«Так называемая “арабская весна” — это вовсе не весна. Эти события открыли дорогу во власть для радикальных исламистов», – подчеркивает Сатановский. – После революции на смену эйфории очень быстро приходит совершенно иная реальность. Таков опыт России».

Поскольку в Москве преобладает весьма скептическое отношение к этим революциям, некоторые аналитики считают, что решение Медведева отвернуться от Каддафи может расцениваться как победа президента Обамы, которому удалось вновь наладить хорошие отношения с Россией — произвести так называемую «перезагрузку».

О других международных событиях читайте в разделе «В мире»

XS
SM
MD
LG