Линки доступности

Нефть и конфликт в Ливии


Нефтеперерабатывающий завод в городе Рас-Лануф

Нефтеперерабатывающий завод в городе Рас-Лануф

Ливия занимает небольшую долю на мировом рынке «черного золота», но для региона ее поставки имеют важное значение

Пока ливийские повстанцы и правительственные войска сражаются за города и политическое будущее страны, еще одной наградой для победителя будет нефть. Некоторые считают, что именно ливийские энергоресурсы являются мотивом для вмешательства внешних сил.

Рабочий на заправочной станции у Тобрука, на востоке Ливии, говорит, что людей во всем мире интересует нефть. Но он считает, что нефть должна быть общей, чтобы не было необходимости воевать за нее.

На мировом рынке нефти Ливия занимает лишь крошечную долю и, несмотря на резкий рост цен на энергоресурсы, аналитики в области энергетики говорят, что борьба в Ливии не сможет настолько повлиять на поставки нефти, чтобы этот ущерб не могли восполнить другие производители нефти.

Чарльз Гурдон из компании Menas, специализирующейся на оценке рисков, считает, что внешнее вмешательство в конфликт в Ливии был продиктовано гуманитарными соображениями. Но, сказав это, он замечает, что в регионе есть особый интерес к ливийской нефти.

«Действительно существенным вопросом является важность Ливии для рынков южной Европы, – говорит Гурдон. – Ливия производит олеин и дорогую малосернистую нефть для итальянских, французских и испанских рынков. Ну и выгодное местоположение, рядом с Суэцким каналом, также дает преимущества».

Италия и Франция были ведущими игроками – наравне с Великобританией и США – в военной кампании в Ливии, которая началась после того, как Совет Безопасности ООН дал согласие на принятие мер по защите ливийского гражданского населения от собственного правительства.

К ведущим западным странам присоединился и Катар, который помогает повстанцам на востоке Ливии продавать их нефть.

Но есть и еще один, необычный покупатель – Пекин. Китай, как и Россия, проявляет осторожное отношение к продемократическим антиправительственным выступлениям, охватившим арабский мир. Обе страны критически отзываются о действиях западных государств, считая, что они выходят за рамки мандата ООН. А бизнес, разумеется, - это отдельное дело.

«Мы знаем, что китайцы и итальянцы были в Тобруке с чемоданами денег, покупая сырую нефть, – продолжает Чарльз Гурдон. – Думаю, что режим Каддафи пытается не допустить, чтобы нефть дошла до Тобрука, потому что нефть – это единственный источник доходов, которым располагает оппозиция».

В контролируемой повстанцами восточной части страны есть много нефтяных месторождений, нефтеперерабатывающих заводов и терминалов. Хотя правительству повстанцев удалось поставить за рубеж некоторое количество нефти, глава министерства нефти заявил, что в настоящий момент поставки приостановлены.

Советник государственной нефтяной компании Agoco, которая сейчас контролируется повстанцами, сообщил, что основная причина приостановки поставок – ущерб, нанесенный правительственными силами месторождениям и нефтеперерабатывающему заводу к югу от Тобрука, а также заводу и терминалу в Бреге. Юсеф Рахим Шариф говорит, что как только ситуация стабилизируется, нефтяные потоки восстановятся.

«У нас много экспертов в нефтяной промышленности среди ливийцев, – говорит он. У нас есть инженеры, администраторы, техники. Мы располагаем всем техническим персоналом – все они ливийцы, которые могут двигать нефтяную промышленность и делать это хорошо».

Шариф также пообещал покончить с методами правительства Муаммара Каддафи, которое, как считается, поражено коррупцией. Вопрос прозрачности достаточно важен, чтобы Human Rights Watch могла призвать повстанцев и Катар обеспечить открытость при продаже национальных активов и их соответствие международным стандартам.

Ливийское правительство пообещало преференции своим сторонникам. Но Шариф отмечает, что и повстанцы склонны к фаворитизму.

«В будущем свободная Ливия будет готова сотрудничать со всеми международными компаниями, а особенно – со странами, которые поддержали нашу революцию и были с нами в эти дни – трудные дни. Будут и те, кто первыми получат преимущество стать нашими партнерами в восстановлении Ливии».

Возобновление продаж, вероятно, будет играть решающую роль для продолжения военной кампании правительством повстанцев, а также для его способности наладить нормальную жизнь на востоке страны.

Однако, насколько это легально? Хотя Agoco управляется повстанцами, она все еще является частью государственного предприятия и таким образом, вероятно, попадает под санкции ООН, США и ЕС.

Чарльз Гордон из Менаса говорит: «Что касается юридических последствий, то сейчас все находятся в переходном состоянии. Пока ООН закрывает глаза на продажи сырой нефти обеими сторонами».

ООН, которая оказалась замешанной в скандале с мониторингом продаж нефти из Ирака в 1990-х, кажется, не проявляет интереса к подобным вопросам в Ливии.

Похоже, что это также не является насущной проблемой для полковника Каддафи, у которого, по мнению политических обозревателей, есть миллиарды долларов наличными.

Однако для повстанцев от решения вопросов о том, смогут ли они снова выводить нефть на рынок, и сохранится ли юридическое попустительство в будущем, зависит их успех.

О других событиях в мире читайте в разделе «В мире».

XS
SM
MD
LG