Линки доступности

Во многих опросах общественного мнения полет на Луну назван в числе трех самых выдающихся достижений ХХ века. После объявления президентом Кеннеди программы «Аполлон» в мае 1961 года понадобилось всего восемь лет и два месяца, чтобы Нейл Армстронг сделал первые шаги по лунной поверхности: и американцы выиграли лунную гонку. О событиях тех лет вспоминает Роальд Сагдеев - российский физик, академик, в прошлом директор Института космических исследований АН СССР, ныне заслуженный профессор Мэрилендского университета.

Сергей Москалев: Роальд Зиннурович, как в СССР в научных кругах встретили тогда сообщение о высадке американских астронавтов на Луну?

Роальд Сагдеев: Я прекрасно помню эти дни. Я бы сказал, что встретили со смешанным чувством: с одной стороны, конечно, было чувство горечи от того, что проиграли это соревнование, во всяком случае, это было в тех кругах, которые имели хоть какое-то отношение к космической науке. Все уже знали, что наша программа высадки человека на Луну фактически провалена. Но, с другой стороны, всё-таки было какое-то чувство приподнятости, что Армстронг высадился на Луне от имени всего человечества. И я помню, тогда средства массовой информации в Советском Союзе дали вовремя это видео.

С.М.: Вы упомянули о том, что была лунная программа СССР, почему же СССР, считавшийся к тому времени лидером в освоении космического пространства, эту гонку проиграл?

Р.С.: Я бы, в основном, назвал две причины: все-таки технический уровень космической промышленности и ее финансовое обеспечение не могли дать основу для конкуренции с такой дорогостоящей и технологически впечатляющей программой, как «Аполлон». С другой стороны, в это время, в нашей космической программе, после смерти Королева, наступил период междуцарствия: не было явного лидера. Вот в итоге и получилось, как получилось.

С.М.: Не знаю, насколько это соответствует фактам, но, уже значительно позже была рассекречена информация о том, что в той, первой лунной экспедиции был критический момент, и судьба астронавтов, спускавшихся в капсуле на Луну, висела на волоске. Известны ли вам какие-то подробности?

Р.С.: Это история довольно хорошо описана. Да, действительно, был критический момент, когда и астронавты проявили мужество и самообладание, и центр управления на Земле сумел исправить ситуацию.

С.М.: Как вы относитесь к конспирологическим теориям, что, дескать, ни на какую Луну американцы реально не высаживались? В чем кроется, на ваш взгляд, причина возникновения этих теорий?

Р.С.: Вы знаете, по любому поводу существуют такого рода теории, есть определённая аудитория, которая любит подобного рода сумасшедшие вещи. Пусть они живут своей жизнью, мы все это воспринимаем просто как анекдот.

С.М.: Почему в НАСА впоследствии свернули «лунную программу»?

Р.С.: Цель «лунной программы» была продемонстрировать, что Соединённые Штаты могут победить Советский Союз в такой космической технологической гонке. После того, как они высадили человека на Луну, было несколько дополнительных запусков «Аполлона»… Собрали богатый материал для науки о Луне. А Советский Союз выбыл из гонки – и не было смысла дальше продолжать эту дорогостоящую программу. НАСА и космическая общественность в Штатах стали искать какие- то новые задачи, и вот тогда, не сразу, но появилась программа «Шаттл».

С.М.: Приходилось ли вам встречаться с членами первой лунной экспедиции Нейлом Армстронгом, Эдвином Олдрином или Майклом Коллинзом?

Р.С.: Во-первых, сразу после этого эпизода - полета на Луну - в Советский Союз приезжали американские астронавты, участники программы «Аполлон». Я помню, приезжал астронавт Янг. А впоследствии мне много раз приходилось встречаться с Олдрином, и мы поддерживаем сейчас контакт - эпизодический, посылаем друг другу электронные сообщения и где-то раз в год встречаемся.

С.М.: О чём разговариваете, если не секрет?

Р.С.: У меня складывается впечатление, что Олдрин очень озабочен тем, что, в каком-то смысле, американская космическая программа сейчас оказалась на перепутье. У него есть свои идеи, идеи - как вдохнуть новую жизнь в эту программу, ускорить будущий исторический полёт экипажа на Марс. Когда это будет – трудно сказать, через двадцать или через пятьдесят лет. Но вот Олдрин об этом думает и публикует по этому поводу статьи.

С.М.: Почему в последние годы опять активированы лунные программы и в России, и в Америке, и в Китае?

Р.С.: Это произошло несколько лет тому назад, когда после трагедии с «Шаттлом» не только НАСА, но и правительство Соединенных Штатов стало думать, как быть, как дальше двигаться? И предыдущим президентом было принято решение постепенно свернуть программу «Шаттл», постепенно уйти из программы международной космической станции, завершив ее, так сказать, несколько преждевременно, и обратить все внимание на Луну, как на очередной этап, вплоть до организации постоянной базы на Луне. Эта программа называлась «Новое видение президента». Что с ней произойдет сейчас - сказать очень трудно, так как идет пересмотр прежних концепций, и я не удивлюсь, если вот такого рода амбициозные планы, связанные с Луной, будут отложены на какой-то неопределенный срок.

XS
SM
MD
LG