Линки доступности

Глава МХГ о положении гражданского общества в России

Президент РФ Владимир Путин подписал указ о включении главы Московской хельсинкской группы (МХГ) Людмилы Алексеевой в состав Совета по правам человека при президенте (СПЧ). Об этом во вторник 26 мая сообщили российские медиа.

Напомним, что в прошлом Людмила Михайловна входила в состав этого совета, однако вышла из него в 2012 году. Ранее вернуться в Совет Алексеевой предложил глава СПЧ Михаил Федотов.

Предлагаем вниманию читателей эксклюзивное интервью Людмилы Михайловны Алексеевой Русской службе «Голоса Америки».

Виктор Васильев: Людмила Михайловна, можно ли вас поздравить с возвращением в СПЧ? Как вы восприняли известие об указе президента, ичем мотивировано ваше решение?

Людмила Алексеева: Как восприняла? Я рада. Я же предварительно выразила желание вернуться в совет, и вот президент с этим согласился. Это, конечно, приятно. Какова моя мотивировка? Слишком много безобразий происходит в стране, и я надеюсь, что возвращение в совет даст мне дополнительные возможности и публично высказываться об этом и все-таки постараться как-то исправить положение. Иногда, тешу себя надеждой, это будет мне удаваться.

В.В.: Что вас сегодня более всего волнует, на что постараетесь направить свои усилия в первую очередь?

Л.А.: Волнует меня многое. Но непосредственно первопричиной моего согласия вернуться в совет стало то, что Минюст начал уж прямо все подряд НКО объявлять иностранными агентами, и тут надо что-то срочно делать, надо как-то министерство образумить. Думаю, что через Совет по правам человека это сделать легче, чем в индивидуальном качестве. Впрочем, в индивидуальном порядке этим вообще было бы бессмысленно заниматься.

В.В.: Владимир Путин, если верить информации РБК, во вторник допустил возможность перегиба со стороны Минюста относительно включения в список иностранных агентов фонда «Династия».

Л.А.: Совершенно верно. И поэтому я буду очень просить Дмитрия Борисовича (Зимина – главы «Династии») не закрывать немедленно фонд, а все-таки сначала подать в суд и добиваться отмены этого решения. Потому что это совершенно идиотское решение, ничем не обоснованное.

В.В.: А как вы относитесь к самой последней законодательной инициативе, внедренной в России, – закону о нежелательных иностранных организациях?

Л.А.: Я считаю, что данный закон придумали, чтобы добиться еще большей изоляции нашего гражданского общества и наших граждан от остального мира. Потому что они (власти – В.В.) будут с помощью этого закона закрывать те ответственные международные организации, которые работают в России, – например, Международную Амнистию, Human Rights Watch, «Репортеры без границ» и так далее. Этому тоже надо противостоять. Вообще, по-моему, власти слишком разошлись, и надо как-то им самим объяснить очевидное: то, что они делают, безумие не только с точки зрения интересов рядовых граждан, гражданского общества, а даже с точки зрения самой власти. Буду пытаться это сделать.

В.В.: Депутат Госдумы предложил во вторник зачислить в разряд нежелательных сразу пять организаций, включая фонды Карнеги, Мемориал и другие. Как вы отреагировали на это?

Л.А.: Если бы я обладала возможностью провести в жизнь законодательную инициативу, то решила бы первым делом издать следующий закон – объявить нежелательными таких вот депутатов, которые выдумывают подобные драконовские нормативные акты и предлагают немедленно их применять. Упаси бог от таких депутатов наше общество и человечество в целом!

В.В.: Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков высказался на днях, что опасения правозащитников в связи с законом об иностранных агентах по большей части носят абстрактный характер.

Л.А.: Они нас утешают, как могут. Я очень хорошо Пескова понимаю в данном случае. Т.е. есть догадываюсь, что значат его слова на самом деле. Во всяком случае, мне так кажется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG