Линки доступности

Режиссер Евгений Арье: «Демократия при постановке спектакля абсолютно невозможна»


Взгляд из-за кулис: сцена из спектакля «Враги. История любви»

Взгляд из-за кулис: сцена из спектакля «Враги. История любви»

Театр «Гешер» привез в Нью-Йорк спектакль «Враги. История любви» Исаака Башевиса Зингера

В Нью-Йорке на генеральной репетиции спектакля «Враги. История любви» израильского театра «Гешер» с первых минут понятно, кто тут руководит процессом. Евгений Арье – режиссер и худрук этого легендарного театра, существующего уже почти 23 года, в котором играет много русскоязычных актеров – волнуется, так как близится вечер премьеры в Нью-Йорке, а технических недочетов полно.

Арье покрикивает на технический персонал – «здесь сценический задник подправить, там свет подкорректировать» – но с актерами остаеся нежен. В своей публикации газета «Нью-Йорк Таймс» назвала труппу «Гешер» «одним из самых значительных театральных коллективов мира». Арье знает, что его работа должна всегда оставаться на высоком уровне.

Театр «Гешер» привезли в Нью-Йорк организаторы фестиваля «Вишневый сад». Пьесы идут в Rose Theater в Манхэттене.

Роман Иссака Башевиса Зингера – о том, как прошлое преследует и формирует человека. Герой пьесы Герман после Второй мировой войны приезжает из Европы в Нью-Йорк, чудом спашись от Холокоста с помощью польской женщины Ядвиги. Ядвига, приехавшая вместе с ним, беззаветно любит его. Но в жизни Германа все оказывается крайне запутано – в ней возникает любовница Маша, а потом еще и первая жена Тамара, которую Герман считал погибшей в Холокосте. Мелодрама и высокая трагедия сливаются воедино на фоне декораций иммигрантского Нью-Йорка.

Евгений Арье (слева) работает с актерами

Евгений Арье (слева) работает с актерами



«Это уже третий спектакль, который мы сделали по романам Башевиса Зингера – до этого были “Раб” и “Шоша”, – рассказал Евгений Арье в интервью «Голосу Америки». – Конечно же, в пьесе есть особенности, идущие от его литературы. Зингер – потрясающий рассказчик. Он не пытается глубоко вскрывать психологию того или иного человека – он рассказывает историю, и в этой истории раскрывается характер. И еще он мне интересен тем, что не претендует на обобщение, он описывает конкретную судьбу при очень конкретных обстоятельствах. Мне это очень близко».

Театр «Гешер» начинался с группы москвичей – учеников Евгения Арье – плюс актеры Григорий Лямпе, Валентин Никулин, Михаил Козаков, Леонид Каневский. Сегодня «Гешер» является уникальным явлением на международной театральной сцене не только из-за оригинальности своих постановок, но еще и потому, что многие актеры работаю «в штате» театра с Евгением Арье уже многие годы. А Арье по-другому работы себе не представляет.

«Как можно с посторонними для тебя актерами ставить Чехова, например? – задает он риторический для себя вопрос. – Когда люди много лет работают друг с другом – в таком театре тоже есть свои недостатки. Люди устают друг от друга, актеры чувствуют себя несвободными, связанными какой-то одной театральной тенденцией. Но, с другой стороны, странно, когда актер, художник не исповедует какую-то одну художественную правду, не смотрит с режиссером хотя бы в одну сторону. Я мало верю в чистый профессионализм. Это условие необходимое, но далеко не достаточное. Я видел много спектаклей вполне профессионально сделанных, которые ну никак тебя не задевают ни эмоциально, ни интеллектуально».

Судя по обстановке на генеральной репетиции, авторитет Арье в театре непререкаем. Допускает ли он вообще «демократию» в творческом процессе между режиссером и актером?
Режиссер Евгений Арье с Марией Шкловер (слева) и Ириной Шабшис, организаторами фестиваля «Вишневый сад»)

Режиссер Евгений Арье с Марией Шкловер (слева) и Ириной Шабшис, организаторами фестиваля «Вишневый сад»)


«Демократия при постановке спектакля абсолютно невозможна, – считает режиссер. – Это очень вредно. Это приводит к травмам – и актерским, и художественным. Помните историю, когда в Ленинграде в 30-е годы организовали оркестр без дирижера? Мало что у них получилось. Музыканты без хорошего дирижера чуствуют себя потерянными, как и актеры. И в этом смысле нужна диктатура. Это не означает совсем тиранию, не означает, что актеру отдаются команды, которые он должен бесприкословно выполнять. Это очень глупая и нехудожественная ситуация, которая у нас в театре невозможна. Любое занятное предложение актера принимается мною, и мы его проверяем. Вообще, важно, чтобы все чувствовали себя, извините за громкие слова, немного художниками, творцами, а не куклами. Я верю в такой театр».

Нью-Йорк как декорация для пьесы

Как можно создать реальное жизненное пространство для героев романа Башевиса Зингера? Задача не из легких. Автором декораций к спектаклю «Враги. История любви» является известный в США и в России художник-постановщик Семен Пастух.

«Если взять и роман, и пьесу Башевиса Зингера – они очень кинематографичны, – рассказал он “Голосу Америки”. – Там бешеная смена ритмов. У меня была такая сверх-задача, чтобы кадрировать это все, чтобы выбрать артиста крупнее. И бешеная смена декорарций – его и Нью-йорк задает, и нью-йоркское метро» (действие пьесы происходит большей частью в Нью-Йорке. ВК).

Семен Пастух, давно живущий в этом городе, обладает большим опытом работы и в США, и в России. По его словам, разница огромная.

«В российском театре, к которому мы привыкли – там такое российское “расшиздяйство”, – с хитрой улыбкой отмечает он. – Это в каком-то смысле хорошо, потому что мы можем репетировать лишние два часа, и никто дурного слова не скажет, все, наоборот, хотят репетировать. А здесь – профсоюзы. Здесь монтировщик несет декорацию, и если в этот момент шеф говорит “перерыв”, монтировщик просто разжимает пальцы. Но зато здесь все вовремя. А если не вовремя – можно предъявлять претензии профсоюзу. В общем, здесь все и просто, и сложно».

За кулисами

Пока шла генеральная репетиция, корреспондент «Голоса Америки» прокралась за кулисы в гримерные Rose Theater и стала свидетельницей того, как две актрисы, играющие главные роли – Наташа Манор-«Ядвига» и Лилиян Рут-«Тамара» – накладывали грим и входили в образ.

«Это одна из самых любимых ролей в моей театральной жизни, – рассказала “Голосу Америки” Лилиян Рут, работающая с “Гешер” почти с самого его основания. – Мы играем этот спектакль уже пять лет, и эта роль продолжает расти как на дрожжах. Это роль первой жены Германа. Мне интересна цельность этой женщины. Она как глыба – обстоятельства сделали ее такой. Она считает, что любить мужа – это ее призвание».

Наташа Манор, выпускница ГИТИса, ведущая программ на израильском телевидении, работающая с “Гешер” с начала 90-х, рассказывает о том, как каждый раз на сцене вступает в диалог с публикой – в каком бы городе она на сцену ни выходила.

Наташа Манор накладывает грим в Rose Theater

Наташа Манор накладывает грим в Rose Theater



«Мы в Тель-Авиве играем для одной пубики, в Иерусалим переезжаешь – соврешенно другая, – говорит Наташа. – И каждый раз нужно вступать в этот диалог, и, в зависимости от публики, которая сидит в зале, нужно ее зацепить. Но сначала нужно услышать. Меня иногда спрашивают – как это вы уже 800 раз играете один и тот же спектакль? Но каждый раз начинаешь плести какую-то новую историю. И ее нужно каждый раз прожить».

Спектакль привезли в Нью-Йорк организаторы театрального фестиваля «Вишневый сад», который стартует в Нью-Йорке в этом году. На фестивале нью-йорским зрителям будут показаны спектакли самых разных жанров. Мария Шкловер, президент фонда фестиваля «Вишневый сад», сказала ранее «Голосу Америки»:

«Мы пытаемся представить публике в США – и русскоязычной, и американской, и международной – лучшее, что есть в театральном искусстве в мире».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG