Линки доступности

Элизабет Лазебник: «Меня тянет к моим русским корням»


Элизабет Лазебник Photo by Oleg Sulkin

Элизабет Лазебник Photo by Oleg Sulkin

Рассказ Юрия Олеши экранизировали в Канаде

В Торонто завершился международный кинофестиваль, крупнейший в Северной Америке. Как и в прежние годы, смотр был неконкурсный, разделенный на несколько параллельных секций. Один из самых популярных у публики разделов фестивальной программы – короткометражные фильмы, включая канадские.

Один из них, 16-минутный «Лиомпа», снят канадским режиссером Элизабет Лазебник по одноименному рассказу советского писателя Юрия Олеши. В главной роли – популярный российский киноактер Алексей Серебряков, ныне живущий с семьей в Канаде. На фестивале, в программе «Мастера», демонстрировался еще один фильм с участием 50-летнего Серебрякова – остросоциальная драма режиссера Андрея Звягинцева «Левиафан».

Семья Элизабет Лазебник эмигрировала в Канаду из Латвии, когда ей было 10 лет. Она получила известность в Канаде благодаря тому, что ее короткометражки показывались на фестивалях в Торонто и Монреале и получали награды на многих киносмотрах, включая WWSFF, HotDocs и Female Eye Film.

С Элизабет Лазебник в Торонто встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Это ваше первое обращение к русской литературе?

Элизабет Лазебник: Нет. Одна из моих шести предыдущих короткометражек была поставлена по мотивам «Записок врача» Викентия Вересаева.

О.С.: Почему вы выбрали для экранизации именно этот рассказ Олеши?

Э.Л.: Рассказ «Лиомпа», как и вся проза Олеши, написан удивительно самобытным языком. У него такие неожиданные метафоры. Писатель повествует об уходе из жизни некоего одинокого жителя коммунальной квартиры по имени Пономарев и о его желании захватить с собой, в небытие, окружающие его вещи.

Повествует через призму магического реализма. Рассказ небольшой, всего несколько страничек, но драма человека передана глубоко, насыщена эмоциями. Для меня «Лиомпа» – своего рода размышление о разных возрастах человека. Ребенок, подросток, пожилой человек... Мне было интересно поразмышлять, как возраст влияет на отношение личности к вещам и словам.

О.С.: Перевести язык Олеши на язык кино было, очевидно, непростой задачей.

Э.Л.: Конечно, не случайно проект растянулся на семь лет. Да, визуализировать его образы и метафоры невероятно сложно. Вот, например, цитата из рассказа: «Велосипед педалью был прислонен к стене. На обоях педаль провела царапину. На этой царапине как бы и держался велосипед у стены». Как это снять на камеру? Буквально? Невозможно.

Мне помогал решать эти задачи замечательный оператор Михаил Петренко, с которым мы работали и раньше. Он очень поэтично снял нашу картину. И через поэзию, через условность мы попытались подобрать ключики к драгоценной прозе Олеши.

О.С.: Где вы снимали?

Э.Л.: В Торонто. В самом центре нашли заброшенный дом- таунхаус. Перед ним стояла табличка «На продажу». Человек, продававший дом, последние двадцать пять лет был одержим собиранием вещей. У него в доме их накопилось непомерно много, причем самых разных, - от книг и картин до нижнего белья и всяких безделушек. Человек этот очень удивился, что некая канадка хочет делать кино по рассказу русского писателя. Но, на наше счастье, согласился, чтобы мы снимали в его доме.

О.С.: Как вам работалось с Алексеем Серебряковым? Он сразу согласился?

Э.Л.: Я так рада, что мы его уговорили. Это очень сложная роль. Пономарев лежит в постели, и нужно как-то передать напряжение его мысли, его переживания. Алексея я видела раньше в «Иванове» по Чехову, в «Борисе Годунове», в фильме «Жила-была одна баба». Он профессионал высокого уровня. Фактически им не надо управлять. Он сам все прекрасно делает. Идеальный актер. Мы обходились 1-2 дублями и сняли все сцены с ним за полтора дня. Там в фильме двое детей, и старший мальчик – сын Алексея.

О.С.: Есть ли у вас новый проект?

Э.Л.: Я хотела бы теперь снять полнометражный фильм. Есть несколько проектов, некоторые на английском, другие на русском. Думаю о новой адаптации русской классики. Меня неудержимо тянет к моим русским корням. Но пока конкретизировать эту тему не буду. Другой проект касается Кенсингтонского рынка, очень колоритного места в Торонто. И, наконец, упомяну еще один проект, связанный с династией российских монархов. В Торонто свои последние годы жизни прожила сестра Николая II, великая княгиня Ольга Александровна.

Один из ее правнуков первым из Романовых вернулся в Москву. Мы с ним встретились в «Национале». Он очень похож на царя Николая, и тем более символично, что мы разговаривали, а фоном беседы служили башни Кремля. А тут я еще вспомнила, что завсегдатаем ресторана «Националь» был Юрий Олеша. История нахлынула на меня, и нужно было щипать себя за руку, чтобы удостовериться, что все это не сон.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG