Линки доступности

Память о жертвах политических убийств

  • Инна Дубинская

Друзья отравленного полонием Александра Литвиненко – режиссер-документалист Андрей Некрасов и глава международного Фонда гражданских свобод Алекс Гольдфарб – на церемонии в Лондоне по случаю третей годовщины со дня его смерти объявили об инициативе учреждения 23 ноября Дня памяти жертв политических убийств.

Инна Дубинская: Андрей, День памяти политических убийств – зачем он нужен, такой день, когда уже есть День памяти жертв политический репрессий?

Андрей Некрасов

Андрей Некрасов

Андрей Некрасов: Вы понимаете, сегодня 23 ноября и мы с друзьями и соратниками Саши Литвиненко были на кладбище. Нам пришла, по-моему, совершенно логичная идея, обратиться к российской общественности с призывом назвать этот день – «Днем политических убийств», потому что к этому моменту – буквально в эти дни – продолжались политические убийства в России. Они не прекращаются, к сожалению, и мы боимся, что они будут продолжаться. Эти политические убийства очень отличаются от сталинского террора…

И.Д.: Простите, а что вы имели в виду, когда сказали, что политические убийства в России продолжаются?

А.Н.: Только что был убит в тюрьме адвокат фирмы «Эрмитаж» Сергей Магницкий, был убит священник Даниил Сысоев.

И.Д.: У вас есть доказательства, что Магницкий был убит?

А.Н.: Конечно нет, потому что юридических доказательств нет. Это свежая история совсем. А что мы знаем по поводу самых известных убийств? Например, о деле Политковской? Сколько раз начинались процессы – закрывались процессы. Присяжные отказывались участвовать, потому что считали это фарсом. С нашей точки зрения, мы живем сейчас в ситуации, когда политические убийства возможны. Наше общество позволяет это силам, которые совершенно безнаказанно производят убийства уже много-много лет. Руководители страны берут это якобы «под свое наблюдение, под свою ответственность». Но ничего не происходит, и история повторяется и, совершенно очевидно, что явление политического убийства прочно вошло в нашу жизнь. Между прочим, несмотря на неприятность позднего брежневского социализма, этого у нас тогда не было. Если тогда вызывали поговорить в КГБ, перевоспитать, то сегодня просто убивают. Поэтому мы считаем, что это явление, к сожалению, стало явлением российской жизни, и дата 23 ноября – самая красноречивая, яркая. Надо сказать, что она известна в мире. Это почти международная дата. Мы считаем, что это очень уместно. Это не значит, что убийство Александра Литвиненко исторически мы оцениваем значительнее, чем убийство Политковской. Это совершенно не важно, но пришла такая мысль – она органично звучит сегодня, 23 ноября. Я уверен: она будет поддержана в России, потому что сейчас в это время проходит пикет в Москве. Совершенно обыкновенные люди приходят почтить память к Саше Литвиненко в ситуации, может быть, даже более рискованной, чем наша в Лондоне.

И.Д.: Алекс, какова цель этой идеи учреждения «Дня политических убийств»? Покаяние? Люстрация? Признание вины?

Алекс Гольдфарб

Алекс Гольдфарб

А.Г.: Мы отмечаем специальный День памяти жертв политических репрессий 30 октября. Есть День памяти жертв терактов: людей, которые погибли в Беслане, на Дубровке. Но это речь идет о невинных жертвах. Люди, о которых идет речь сейчас, это совсем не невинные жертвы. Эти люди сделали сознательный выбор, эти люди знали, на что они идут, они знали, чем они рискуют. Они за это погибли.

Нельзя, конечно, говорить, что во всех этих случаях мы точно знаем, кто стоит за убийствами, но в политической подоплеке убийства Анны Политковской, или Станислава Маркелова, или Сергея Юшенкова или такого человека, как Галина Старовойтова – никто не сомневается. И эти люди заслуживают того, чтобы их вспоминали, и поэтому идея заключается в том, чтобы был день, когда их вспоминают все, кого волнуют эти люди, и то, что они делали, и то, какую жертву они принесли, и чтобы их имена произносили вслух. Вот именно такой день мы предлагаем учредить.

И.Д.: А как вы собираетесь это сделать?

А.Г.: Это в наш век, в век Интернета, я думаю, не проблема. Естественно, формально никто не будет этот день учреждать, потому что власть в данном случае является, как минимум, одним из подозреваемых в совершении этих убийств. Поэтому она не будет учреждать никаких дней. Я думаю, что общественность в целом, сетевое сообщество, правозащитники, ну и вообще, все те, кого волнуют эти страшные инциденты, выскажутся. Слава богу, есть возможность высказаться и по совокупности, я уверен, такой день будет учрежден. Я надеюсь, что он будет учрежден именно сегодня, 23 ноября, в день гибели Саши Литвиненко, хотя бы потому, что мы точно знаем, кто стоит за этим убийством, и знаем, какова глубина цинизма, которая двигала теми, кто организовал и заказал убийство Саши.

И.Д.: Российская Федерация призывает Великобританию представить убедительные доказательства вины Лугового и обещает провести активное расследование и наказать виновного, если вина его будет доказана…

А.Г.: Российская Федерация в данной ситуации не является беспристрастной стороной. Российская сторона олицетворяется одним человеком, потому что эта сторона является ничем иным, как уделом личной диктатуры Владимира Путина. Владимир Путин является подозреваемым с нашей точки зрения: в том, что он заказал это преступление. Об этом говорила сама жертва преступления – Саша Литвиненко. У российской стороны нет ни морального, ни фактического права говорить, что-либо по этому поводу. Она должна доказать перед лицом общественного мнения, что она непричастна. Пока что российская сторона делает все, чтобы помешать объективному расследованию, которое проходит в Англии, и это наводит только лишь на мысль, что ей есть, что скрывать.

XS
SM
MD
LG