Линки доступности

Мария Липман: Приоритеты России в Украине остались прежними

  • Виктор Васильев

Эксперт Московского центра Карнеги о том, чего стоит ждать после решения Совфеда отменить право Путина на вторжение в Украину

МОСКВА - Как и ожидалось, Совет Федерации в среду 25 июня в ответ на соответствующую просьбу президента Владимира Путина отменил свое постановление о возможности использования Вооруженных сил России на Украине.

Серьезных прений между сенаторами не было. В ходе голосования на заседании верхней палаты парламента против Путина высказался лишь один из них. Свою инициативу президент России объяснил началом трехсторонних переговоров по урегулированию кровопролитного противостояния в восточных областях Украины.

В США жест Владимира Путина в целом восприняли положительно, но без излишнего оптимизма. Как заявил накануне пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест, Белый дом надеется увидеть «реальные шаги» по деэскалации кризиса.

«Наше внимание сконцентрировано не только на словах российского президента – мы приветствуем их, – но на действиях, в частности, на прекращении поддержки сепаратистов», – подчеркнул Эрнест.

Решение Совета Федерации, по просьбе Русской службы «Голоса Америки», прокомментировала главный редактор журнала Московского центра Карнеги «Pro et Contra» Мария Липман.

Виктор Васильев: Мария, что, по-вашему, может помешать Совету Федерации вскоре вновь вернуть президенту Путину полномочия вести войну на чужой территории?

Мария Липман: С одной стороны, конечно, любое пожелание, выраженное президентом, когда он обращается к обеим палатам российского парламента, безусловно, всегда получает положительный отклик. В российской политической системе совершенно немыслимо, чтобы какой бы то ни было запрос главы государства не получил полное и стремительное одобрение.

С другой стороны, наверное, все-таки было бы несерьезно, если бы спустя всего несколько дней Путин вновь обратился бы в парламент с просьбой опять отменить свое решение и сменить его на прямо противоположное. Думаю, это выглядело бы в высшей степени странно.

В.В.: А многое ли, вообще, меняет решение Совфеда?

М.Л.: Для того, чтобы те люди, которые сейчас воюют против украинских военных, получали от России поддержку, не нужно разрешение парламента. Уж какова природа этой поддержки, тут есть разные версии. Запад обвиняет Россию в поставке оружия в Восточную Украину, в поощрении и содействии тем людям, которые воюют против официальной власти.

Российские власти отрицают подобное вмешательство. Но совершенно несомненно, что вооруженные пророссийские группы пользуются, по крайней мере, моральной и политической поддержкой России.

Есть серьезные основания думать, что одним этим действия Москвы не ограничиваются. Для подобных действий не нужно решения российского парламента.

То, что Путин решил отменить свое решение, которое давало ему полномочия по введению войск, шаг, безусловно, важный, но он скорее символический. Все-таки в последнее время казалось, что Россия и так не собирается вводить войска (на территорию Украины).

Разумеется, отсутствие таких полномочий – это серьезный сигнал, что подобное решение сегодня снято с повестки дня. Но это не значит, что поменяются приоритеты российских властей, Кремля в отношении Украины.

По-прежнему такими приоритетами остаются всемерное противодействие тому, чтобы Украина попала в западную орбиту. Россия хочет сохранить свое влияние и воздействие на Киев и использует в этих целях разнообразные и мощные рычаги, которые у нее есть.

В.В.: Чем продиктовано решение Путина – желанием снизить напряжение в зоне конфликта или какими-то иными соображениями?

М.Л.: Сейчас действительно можно говорить о том, что все-таки ситуация вокруг украинского кризиса изменилась. Об этом свидетельствуют многочисленные контакты противоборствующих сторон. Это касается и ведущихся в Донецке консультациях. Даже если они закончатся неудачей, все равно лучше, когда переговоры есть, чем когда их нет.

Много контактов было у Путина с западными лидерами. В целом, интенсификация подобных контактов и переговоров в разных форматах меняет обстановку и до какой-то степени приводит к деэскалации конфликта. Во всяком случае, на сегодня эскалации не происходит. Это само по себе хорошо. Чем меньше убивают людей, чем меньше стреляют, тем лучше.

Думаю, решение президента Путина послать такой символический сигнал также говорит о том, что Россия не заинтересована в том, чтобы военные действия расширялись, чтобы было больше жертв, чтобы проливалась кровь.

В конце концов, вооруженный конфликт у самых границ России представляет угрозу для нее самой. Кроме того, со стороны Запада в ответ вмешательство России в конфликт раздаются жесткие предупреждения о введении очередной порции санкций. И тут Путин уже не в первый раз использует такую тактику.

Когда заходят разговоры о секторальных санкциях, Россия делает некоторый жест, который дает аргумент тем на Западе и главным образом - в Европе, кто этих санкций не хочет. Россия пользуется тем, что существуют разногласия между США и Европой и внутри самой Европы. То, что в Европе есть силы и группы интересов, которые выступают против санкций, конечно, идет на пользу Москве.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG