Линки доступности

Экономический кризис представляет особую угрозу для российских «моногородов», практически полностью зависящих от одного или нескольких расположенных там производственных предприятий. Эти города, в которых, по некоторым оценкам, проживает до 25 миллионов россиян, строились в советские времена. Планировщики того времени не видели необходимости в диверсификации местных экономик, но в рыночных условиях, когда возможны резкие скачки цен на выпускаемую ими продукцию, «моногорода» оказались крайне уязвимы. Там, где складывается наиболее тяжелая ситуация, растет общественное недовольство.

Широкое внимание привлекла ситуация в Пиколево, в которую вынужден был публично вмешаться Владимир Путин. Премьер-министр возложил вину и ответственность за происходящее на олигарха Олега Дерипаску. В других «моногородах» работники градообразующих предприятий, наоборот, требуют, чтобы правительство навело порядок, вплоть до выкупа предприятий из частных рук. Однако проблема «моногородов» - системная.

Программа развития ООН подготовила набор рекомендаций для преодоления кризиса российских «моногородов». Рекомендации были разработаны на основе прошедшего в Москве совещания экспертов с участием представителей частных и государственных компаний. ПР ООН рекомендует усилить координацию антикризисных программ между властью и бизнес-сообществом и разработать стратегии долгосрочного развития; увеличить федеральную поддержку усилиям по реорганизации «моногородов» с неконкурентоспособными предприятиями; снизить налоги и административные барьеры для малого бизнеса; усилить социальную поддержку жителям «моногородов» из федерального бюджета и так далее.
Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать некоторые аспекты кризиса «моногородов» координатора ПР ООН в России Евгения Левкина.

Евгений Левкин: Очевидно, что никто не заинтересован в росте социальной напряженности. Вопрос «монопрофильных» городов имеет давнюю историю. Об этой ситуации, связанной не столько даже с финансовым кризисом, сколько с кризисом структурным, было известно давно. Во многих «моногородах» градообразующие производства абсолютно неэффективны. Это наследие советской системы хозяйствования. Просто в результате финансового кризиса эта проблема обострилась.

Что касается взаимоотношений бизнеса и власти, то в России нет четкого разграничения между социальной ответственностью бизнеса и государства. Конечно, каждый отдельный случай нужно рассматривать отдельно. В одних случаях речь идет о государственных предприятиях (так что там нечего обратно выкупать), в других случаях, как в Пиколево, речь идет о частных предприятиях. Но и там вопрос о том, кто за что отвечает, достаточно спорный. Государство несет определенные социальные обязательства и имеет возможность поддерживать наименее защищенные слои населения, то есть людей, которые были уволены или испытывают трудности. В принципе, это задача не бизнеса, а государства.

С другой стороны, при потенциальном закрытии градообразующих предприятий, которые были приватизированы, куплены частным бизнесом, возникают серьезные социальные проблемы. Некоторые «монопрофильные» или просто малые города вообще не имеют средств к существованию и полностью дотируются из бюджетов более высокого уровня, т.е. содержатся государством.

Михаил Гуткин: Пиколево – далеко не единственный пример. Вот еще один: работники комбината «Русский вольфрам» в Приморье, которые более полугода не получали зарплату, потребовали у правительства выкупить предприятие у частного собственника и погасить долги по зарплате.

Е.Л.: Это отдельный вопрос. Во-первых, собственник может быть неэффективен. Может быть и так, что выпускаемая этим предприятием продукция уже никому не нужна. Я не знаком конкретно с этим предприятием, хотя оба примера, которые вы привели, муссировались в средствах массовой информации. Возможно, в каждом из этих случаев решались какие-то свои задачи. Может быть, в «Русском вольфраме» что-то не поделили какие-то структуры, и была попытка смены собственника. Может быть, действительно, нужно закрывать это производство, и тогда речь пойдет о переселении его сотрудников или иной форме социальной поддержки.

М.Г.: В прошлом месяце Дмитрий Медведев пригрозил на видеоконференции с представителями президента увольнять губернаторов, которые не смогут самостоятельно решать проблемы выплат зарплат и безработицы. Насколько, на ваш взгляд, эффективна политика, проводимая государством в решении этой проблемы?

Е.Л.: На уровне деклараций, которые звучат из уст и руководителей страны, и отдельных регионов, и муниципалитетов, все понимают необходимость решения вопроса занятости. Но встает вопрос, как это можно сделать? Заявления, я полагаю, делаются с определенными политическими целями, с тем, чтобы успокоить народ, показать, что не все так плохо, что государство заботится о людях. Но задача, которой занимаемся и мы, и экспертное сообщество, и правительство – заставить работать инструменты по повышению занятости населения. Прежде всего – и это декларируется правительством – речь идет о развитии малого и среднего предпринимательства, что, конечно, сталкивается с огромными проблемами, прежде всего, административного характера.

М.Г.: Получается, что все всё понимают, произносят правильные слова, но до конкретных решений дело так и не доходит. В чем причина этого? Это потеря управляемости или вязкость бюрократической системы, где все решения погибают?

Е.Л.: На этот вопрос можно ответить по-разному. И президент Российской Федерации, и премьер-министр говорили об очень высоком уровне коррупции на всех уровнях власти, об административных барьерах. Существующая система управления неэффективна. Всем известны недостатки созданной в России вертикали власти. В данном случае, с моей точки зрения, важно уделять больше внимания экономическому развитию на местах. Необходимо дать возможность регионам или муниципальным образованиям самостоятельно принимать решения о своем развитии.

М.Г.: Возвращаясь к вашим рекомендациям – они тоже носят довольно общий характер...

Е.Л.: Наши рекомендации не противоречат тому, о чем говорят российские власти. Другое дело, что и федеральному правительству, и региональным властям, и бизнес-структурам необходимо помочь внедрить и реализовать те антикризисные меры, которые сейчас, на мой субъективный взгляд, носят декларативный характер. Да, деньги выделяются и немалые. Деньги есть, но они не работают. Встает вопрос – почему они не работают? Мы в своих рекомендациях попытались предложить меры, которые могут помочь более эффективно осуществлять антикризисные меры.

Эти меры, включая координацию анти-кризисных программ между властью и бизнес-сообществом и разработку стратегии долгосрочного развития, крайне важны. Если их реализовать, то в этом может быть секрет успеха преодоления кризиса. Дело в том, что это – не первый кризис, переживаемый Россией. Был кризис в начале 1990-х после развала Советского Союза. Тогда муниципалитеты и регионы тоже оказались в очень тяжёлой экономической ситуации. Но тогда у них были полномочия, которые они могли использовать для борьбы с кризисом и развития бизнеса, и т.д. Сейчас эти полномочия во многом урезаны. Хотя, по новым законам, они в некоторых аспектах были расширены, но в других – урезаны. Власти на местах находятся в большей зависимости от вышестоящих органов. А сама система, как следствие её вертикального устройства – инертна.

Конечно, экспертное сообщество реализовать наши рекомендации не может. Для этого должны быть приняты государственные решения, которые наделили бы местные органы власти дополнительными полномочиями и инструментами развития малого бизнеса. Необходимо де-бюрократизировать все связанные с этим процедуры. Ну, и, конечно, мешает коррупция – но что с ней сделаешь...

Михаил Гуткин: Какие дальнейшие шаги намерена предпринять в этом отношении Программа развития ООН?

Евгений Левкин: Мы в июне совместно с Министерством экономического развития РФ запустили программу, которая нацелена на разработку и реализацию небольших проектов, направленных на минимизацию социально-экономических последствий финансового кризиса. В рамках этого проекта мы хотим помочь как бизнесу, так и власти найти приемлимые меры по ликвидации последствий кризиса.

XS
SM
MD
LG