Линки доступности

Леонид Кравчук: после 1991 года политическая элита не была готова защищать интересы людей


Леонид Кравчук

Леонид Кравчук

О «Беловежском соглашении», «завалах» Советского Союза и влиянии США в эксклюзивном интервью бывшего президента Украины

Двадцать лет назад он стал одним из трех лидеров, кто в Беловежской пуще определил будущее Советского Союза, повлиявшее впоследствии на глобальную перестановку сил. «Беловежское соглашение» открыло путь к суверенитету республикам Советского Союза, но прекратило жизнь одной из супердержав мира. Сегодня бывший президент Украины Леонид Кравчук – гость проекта Русской службы «Голоса Америки» – «Распад СССР: 20 лет спустя».

Леонид Кравчук считает, что Россия, Украина, Беларусь, Казахстан имели все предпосылки для того, чтобы за двадцать лет из тоталитарных постсоветских республик вырасти до уровня развитых демократических стран. То, что это не удалось сделать, он объясняет просто: после памятных декабрьских событий 1991 года в Беловежской пуще политические элиты свернули с пути демократического развития.

Тарас Бурнос: Господин президент, как вы считаете, можно ли было в 1991 году поступить по-другому? Сохранить Советский Союз...

Леонид Кравчук: По-другому можно было поступить, но сохранить Советский Союз было невозможно. Он уже валился. Когда говорят, мол, встретились в Беловежье, развалили страну, это не отвечает исторической правде. Давайте проведем аналогию. Вот, скажем, в Соединенных Штатах Америки три губернатора решили бы развалить страну. Если бы страна была достаточно сильная, демократическая, люди жили бы хорошо, не было бы в стране кризисов – экономических, политических, не было бы конфликтов, которые назревали и в Прибалтике, и в Армении и Азербайджане – война за Карабах. А здесь шел полный развал страны!

Если бы Михаил Горбачев делал что-то для того, чтобы страну укрепить, модернизировать, развивать демократию, проводить реальные реформы, может быть, тогда бы никто и не думал о Беловежской пуще. Может быть! Но когда страна уже валилась, наша задача была совсем другая – обеспечить такой процесс, чтобы под «завалами» Союза не погибли миллионы граждан.

В данной ситуации – это был единственно правильный путь: обеспечили мирную денонсацию Союзного договора, мирный распад СССР как последней империи и создание на его территории независимых суверенных государств.

Т.Б.: Можно услышать версию, что США приложили свои усилия к развалу СССР. Эта версия отвечает действительности?

Л.К.: Сказать, что они ничего не делали для развала СССР, я не могу. Если брать конкретно ситуацию в Беловежской пуще, то никаких абсолютно действий, которые можно квалифицировать, как содействие развалу Союза именно в этот период времени, не было.

После подписания документов мы сообщили тогда президенту Соединенных Штатов Джорджу Бушу о том, что произошло в Беловежской пуще – для него это было откровение. Для Вашингтона это было, как снег на голову. Еще раз подчеркну: никакого влияния на сам процесс, проходивший в Беловежской пуще, Соединенные Штаты не оказывали. Мы сами собрались и сами все решили.

Т.Б.: По вашему мнению, все ли пошло после декабря 1991 года так, как надо?



Л.К.: Конечно, нет! Политическая элита оказалась не готовой защитить интересы людей. Она начала создавать кланы, своих близких и родственников назначать во власть. Но в Беловежской пуще мы не об этом думали! Мы заложили в документы правильные позиции, а то, что отдельные люди с конкретными фамилиями не понимают этого и делают все наоборот, это вина этих людей. Да тех, кто их избирает…

И сегодня все происходит не так, как надо. Потому, что вместо того, чтобы искать реальные пути развития демократических, независимых, суверенных, равноправных отношений на территории бывшего СССР, начались совершенно другие действия. Мы видим попытки быстро объединить страны. Беларусь и Россия приняли решение создать единое государство. Казахстан, Россия, Беларусь и Кыргызстан объединяются в экономический союз, пытаются создать Евразийский союз. Но ничего у них не получится: нет условий и предпосылок, чтобы создавать эти проекты.

Во-вторых, суверенные страны вместо того, чтобы обеспечить демократические пути развития, равенство права и прав человека, начали создавать тоталитарные государства. Например, Казахстан. Страна, которая стреляет по мирным людям – это тоталитарное государство. Вы меня ничем не убедите, потому что я не знаю ни одной демократической страны, где стреляют по демонстрантам. Это типичное тоталитарное государство. Господин Назарбаев является тоталитарным лидером. После последних событий в Казахстане для меня это стало ясно, как божий день. Украина. У нас нет таких примеров, хотя все еще европейские ценности и стандарты далеки от нас. Мы не можем присоединиться к Евразийскому союзу, потому что это азиатский принцип так называемой управляемой демократии.

Т.Б.: Как распад СССР повлиял на баланс сил в мире? Не кажется ли вам, что двухполярный мир был стабильнее, сравнивая с нынешним многополярным?



Л.К.: Он был стабильным до поры до времени. Эта стабильность всегда угрожала войной, насилием, противостоянием, которое может превратиться в ядерную войну.

Представление, что балансирование сил – это процесс стабилизации, неправильное. Да, я согласен, что новое устройство мира не является совершенным. В Евросоюзе – кризис, явно есть проблемы не только экономические, но и политические, над которыми задумываются лидеры ЕС.

Нужно совершенствовать отношения в мире – это факт. И Соединенные Штаты должны были бы приложить в этом направлении максимум усилий, не применяя силу, где не нужно ее применять, а думать, каким способом так построить мир, чтобы он мог через демократическое влияние обновляться. Но пока этого не происходит, хотя это вовсе не означает, что то устройство мира, когда приходилось балансировать двум военно-политическим силам, приводило когда-то к спокойствию в мире. Тогда это был опасный путь, ведущий к войне.

Материалы, посвященные краху СССР, читайте в специальной рубрике «Распад СССР: 20 лет спустя»

XS
SM
MD
LG