Линки доступности

Как «товарищи» превращались во «врагов народа»


Петербургское издательство «Норма» выпустила книгу «Судьбы людей. “Ленинградское дело”», посвященную одному из самых малоизученных эпизодов сталинской диктатуры. Авторы сборника – сотрудники Государственного музея политической истории России – с грустью отмечали на презентации, что даже образованные люди на вопрос, что они помнят о «Ленинградском деле», говорили, что это либо «дело врачей-убийц», либо борьба с «безродными космополитами».

Между тем, как отмечает в предисловии директор Государственного музея политической истории России, кандидат исторических наук Евгений Артемов, «Ленинградское дело» было «одним из последних сфабрикованных сталинским режимом политических процессов,… жертвами которого стали все руководители Ленинградских областной, городской и районных организаций ВКП (б), почти все государственные деятели, выдвинутые после Великой Отечественной войны из Ленинграда на руководящую работу в Москву и другие регионы СССР».

В этом процессе сказались давнишняя нелюбовь Сталина к городу на Неве (на что неоднократно указывали многие его современники и историки), и его подозрительность по отношению к более молодым, энергичным, хотя бы отчасти самостоятельно мыслящим партийным руководителям. И это, несмотря на то, что все без исключения жертвы «Ленинградского дела» были убежденными сторонниками Сталина.

Как подчеркнул в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Георгий Михеев – сын одного из репрессированных в рамках «Ленинградского дела» – «они не были противниками того строя, они не могли быть ими просто по определению. Но это не значит, что они были каким-то образом над своим народом, над людьми. В отличие от нынешних чиновников, это были совершенно другие люди».

В последнее время в России участились попытки обелить имя Сталина и доказать, что проводимые по его инициативе репрессии (в том числе и в рамках «Ленинградского дела») были абсолютно правильными и неизбежными. Георгий Михеев разводит руками: «Я считаю, что это – просто бессовестно. Потому что таким образом охаивают людей, которые столько сделали для страны, для города».

В книге есть статьи трех историков, исследовавших подробности «Ленинградского дела», личные документы, поступившие из архивов членов семей репрессированных, краткие биографические справки фигурантов дела и подборка официальных документов – от Постановления Политбюро о снятии с должностей трех партийных руководителей Ленинграда до Приговора Военной коллегии Верховного суда СССР центральной группе обвиняемых по «Ленинградскому делу».

Первый документ датирован 15 февраля 1949 года, последний – 30 сентября 1950 года. Составитель сборника – кандидат исторических наук Александр Смирнов – отмечает, что прослеживая эти документы можно увидеть, как менялись формулировки в отношении обвиняемых, как «товарищи» превращались во «врагов народа».

Первые читатели, ознакомившиеся с документальной книгой, оценивают ее очень высоко. Георгий Михеев был краток: «Очень хорошо! Это – душевная книга, человечная!» Многие из присутствовавших на презентации отмечали, что в ней соседствуют страшные воспоминания о репрессиях и очень трогательные моменты, вроде писем, которые арестованным удавалось переправить своим родным. Вот, например, фрагмент из воспоминаний Льва Михайловича Сафонова, чей отец – председатель Новгородского облисполкома Михаил Иванович Сафонов – был расстрелян в рамках «Ленинградского дела». А через два дня арестовали и двух его сыновей. Лев Михайлович пишет: «Душа разрывалась…. В Лефортовской тюрьме я пробыл почти месяц. Одиночная камера. Черная металлическая дверь с “глазком” и “кормушкой”. У потолка окно с решеткой. Кровать унитаз и скамейка… Кормили плохо. В первые дни я ничего не мог есть. “Ерунда, будешь жрать”, – сказал надзиратель, смачно выразившись. И, действительно, примерно на 15-й день я готов был съесть любую “баланду”, лишь бы дали».

А вот открытка, которую написала из тайшетского лагеря своим дочерям Анна Степановна Бубнова (жена расстрелянного бывшего секретаря исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся Алексея Александровича Бубнова): «На память своим деткам. Желаю успеха и в доме и в школе, желаю здоровыми быть, желаю бабушек родненьких слушать, друг друга желаю любить». Открытка датирована 12 января 1953 года. Меньше чем через два месяца умрет Сталин, еще через полтора года все арестованные по «Ленинградскому делу» будут освобождены и реабилитированы. А вот первой книги, где правдиво и профессионально рассказывается об «одном из последних сфабрикованных сталинским режимом политических процессов» пришлось ждать около шестидесяти лет.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG