Линки доступности

Эксперты прокомментировали интервью главы МИД по просьбе «Голоса Америки»

Министр иностранных дел Сергей Лавров дал трем российским изданиям интервью, размещенное впоследствии на сайте МИДа. В ходе беседы глава внешнеполитического ведомства осветил приоритетные для России темы международной повестки дня, в том числе взаимоотношения со «старой новой» американской администрацией, позицию по Сирии, а также сотрудничество с регионами.

Избранный министром формат общения со СМИ позволил ему изложить официальную позицию МИДа по самым острым вопросам международной политики. Но насколько оправданны слова Сергея Лаврова о подходах к российско-американской повестке дня, о ситуации в Сирии и в Кыргызстане?

Прокомментировать высказывания министра иностранных дел России для «Голоса Америки» согласились директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев, генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков и президент Института религии и политики Александр Игнатенко.

Россия и США: углубление партнерства

В ходе интервью Сергей Лавров заявил, что таким державам, как Россия и США, «стыдно иметь такой объем взаимной торговли и взаимных инвестиций». Он пообещал позаботиться о создании механизма, позволяющего, отслеживать инвестиционный климат в обеих странах и заявил, что им необходимо «укреплять экономическую «подушку» отношений».

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев считает, что слова министра иностранных дел о «постыдно низком» уровне экономического российско-американского сотрудничества вполне оправданы.

«Это действительно очень большой недостаток для сотрудничества, и в отсутствие экономических связей все, что у нас есть– это тонкая прослойка политических взаимоотношений, но этого недостаточно», – считает он. По словам эксперта, подобный «провал» в российско-американских отношениях объясним: «до 90-х годов мы находились в состоянии холодной войны, а потом над нами довлела поправка Джексона - Вэника». Однако все это, как считает Рогулев, еще не оправдывает недостаточный уровень сотрудничества России с малым и средним американским бизнесом.

«С 90-го года на российском рынке появились только гиганты вроде Shell и Coca-Cola, однако малый бизнес продолжает относиться к нам с опасением». Директор Фонда изучения США убежден, что экономическое взаимодействие и бизнес-партнерство двух стран может строиться только на взаимном доверии, а оно вряд ли «будет поддерживать поправкой и законопроектом Магнитского». Тем не менее, сам закон Магнитского даже в случае принятия «на экономические отношения прямого воздействия иметь не будет».

Старший корреспондент «Голоса Америки» Андре де Нешнера, отвечая на вопросы ведущего программы «Международная политика» о ситуации в Сирии, определил задачи администрации США в отношениях с Россией следующим образом:

«Известно, что в течение второго срока американские президенты проводят более активную внешнюю политику, чем в первые четыре года. Что касается Сирии, то администрации Барака Обамы предстоит понять, как заручиться поддержкой России в ведении более жестких резолюций ООН? И это станет одним из главных моментов внешнеполитический усилий президента.

Очевидно, что ни США, ни Россия не хотят, чтобы ситуация в Сирии вышла из-под контроля, что может привести к катастрофическим последствиям для региона. За исключением резолюций ООН, мировое сообщество мало что сделало, поэтому президенту придется взять эту задачу на себя и попытаться разрешить ее. Но главный вопрос – как это сделать? Например, как переубедить Россию, у которой есть военная база в Сирии, и которая на протяжении многих лет вооружает сирийское руководство? Однако, похоже, сегодня Россия осознала, что продолжение подобной политики – не в ее интересах».

Россия не может перестать быть «старшим братом» для регионов

В ходе интервью Сергей Лавров дал комментарий в связи с недавней инициативой России по перевооружению Кыргызстана, на которое было выделено полтора миллиарда долларов. Многие страны отнеслись к подобной «благотворительности» неоднозначно, увидев в ней желание Москвы «подмять под себя» регионы. То же многие эксперты говорят и о взаимоотношениях внутри Евразийского союза, при помощи которого, по словам политологов, Россия пытается утвердить свое влияние на Казахстан и Беларусь.

Лавров, тем не менее, назвал подобные мнения желанием некоторых экспертов «мутить воду». «Пусть скептики или те, кто высказывает опасения по поводу неких «скрытых замыслов» в этих договоренностях, объяснят, каким образом соглашения по развитию экономики Кыргызстана, решению кредитно-финансовых проблем поддерживают ту или иную часть элит? – заявил он. – То же относится и к отношениям России с Таджикистаном».

По словам генерального, директора Совета по национальной стратегии Валерия Хомякова, озвученную Лавровым позицию МИД в отношении регионов можно назвать «даже слишком дипломатичной». «Очевидно, что Россия хочет сделать из Кыргызстана вассальное государство, – считает он. – Мы все время заявляем, что готовы простить им долги, снабдить их деньгами, и обилие проживающих на нашей территории киргизов также можно считать частью этой дипломатии».

Хомяков убежден, что Россия «не может прекратить играть роль старшего брата по отношению к бывшим территориям СССР» и что «эта политика является ущербной и для них, и для нас». «К примеру, последний визит Путина, когда он пообещал развивать гидроэнергетику на территории Кыргызстана, – пояснил эксперт. – Это же неизбежно должно привести к столкновению с Узбекистаном, так как вода на территории этих государств является ключевым ресурсом. И кто тогда будет восстанавливать баланс, и разрешать конфликт?».

Хомяков убежден, что высказанное им по поводу ситуации в Кыргызстане мнение применимо и к взаимоотношениям между Россией и Беларусью. «Иногда мы наказываем режим Лукашенко, иногда – поощряем, то же и с Украиной, где экономическая база несоизмеримо слабее нашей, – пояснил эксперт. – Прогресса не будет, пока мы не поймем, что надо действовать не методом кнута и пряника, а выстраивать равноправные отношения с регионами». Однако взаимодействия России с Казахстаном, по мнению эксперта, это не касается, так как «там политика старшего брата неуместна, у Казахстана есть достаточно развитая экономика».

«Позиция Лаврова по Сирии – единственно верная»

В ходе интервью журналисты несколько раз задавали Сергею Лаврову вопросы о позиции Кремля российском отношении к сирийскому конфликту и о возможных способах его разрешения. Министр иностранных дел заявил, что целью усилий российской дипломатии является «заставить всех – и правительство, и оппозицию прекратить насилие, сесть за стол переговоров, предварительно назначив переговорщиков, и согласовывать параметры и другие аспекты т.н. «переходного управляющего органа» и его состав на основе обоюдного согласия».

«Наши партнеры немного маскируют свой подход, говоря, что Россия не хочет принимать резолюцию. Звучит, вроде, серьезно: мол, есть желание принять резолюцию, и в этом нет ничего плохого, а вот Россия не хочет», – добавил политик и пояснил, что одностороннее прекращение боевых действий, по мнению российского руководства, невозможно.

Президент Института религии и политики и исламист Александр Игнатенко убежден, что позиция МИДа по данному вопросу является не просто верной, а «единственно правильной и возможной». «Лавров выступает против внешнего давления на различные стороны сирийского конфликта со стороны США или кого бы то ни было другого, – пояснил эксперт. – В этом и заключается расхождение российской позиции с позициями некоторых других государств, в том числе Франции и Саудовской Аравии».

С другой стороны, по словам Игнатенко, есть также мусульманские страны, которые разделяют российский взгляд на проблему, в том числе Ирак и Алжир, поэтому «разрушить отношения со всем мусульманским миром нам точно не грозит».

Главной ошибкой в американской позиции по сирийскому вопросу, по мнению эксперта, является то, что «они не учитывают масштабного влияния на конфликт внешних сил, а именно Аль-Каиды». Игнатенко сообщил, что, по данным иностранных СМИ, на стороне оппозиции в Сирии воюет около шести тысяч боевиков-террористов, «которых не волнует истребление местного мирного населения».

«Нынешний госсекретарь США Хилари Клинтон недавно заявила, что США не будет поставлять оружие сирийской оппозиции, так как у них нет уверенности, что оно, в конце концов, не окажется у Аль-Каиды», – пояснил эксперт. С другой стороны, по его словам, данное решение американской администрации свидетельствует о сближении позиций Москвы и Вашингтона по сирийской проблеме. «До выработки консенсуса еще далеко, но некоторые подвижки имеют место быть, и это не может не радовать», – резюмировал эксперт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG