Линки доступности

Российские эксперты проанализировали речь Сергея Лавров в Генассамблее ООН

В речи на Генеральной Ассамблее ООН глава российской дипломатии Сергей Лавров обозначил несколько вопросов, по которым позиция Москвы и стран Запада расходятся. В их числе – отношение к конфликту в Сирии; проблемы ограничений свободы слова в случае оскорбления чувств верующих; односторонние санкции, принятые в обход ООН и другие.

Сирия и российские грабли

В своем выступлении Сергей Лавров назвал Ближний Восток и Северную Африку «нервным узлом глобальной политики».

По мнению России, кратчайшим путем урегулирования сирийского кризиса является следование плана, принятого в Женеве «Группой действия» – формирование в Сирии переходного правительства с участием всех заинтересованных сторон.

«Настаивая на прекращении огня только правительством и поощряя оппозицию к наращиванию боевых действий, они по сути толкают Сирию еще глубже в пучину кровавой междоусобицы», – сказал Лавров, имея в виду страны Запада, чьи проекты резолюций по Сирии Россия неоднократно блокировала.

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что России уже поздно менять свое мнение по Сирии: «Нельзя так долго занимать одну позицию, а потом ее менять. Позиция России по Сирии абсолютно принципиальна и Россия не собирается отказываться от своих взглядов на сирийскую проблему».

По словам эксперта, Сирия при режиме Башара Асада остается последним государством на Ближнем Востоке, где Россия пользуется особым положением и уважением.

«Можно сказать, что позиция России обращена не в будущее, а в прошлое, ведь Асад рано или поздно покинет свой пост. Россия надеется на некое коалиционное правительство с участием Асада, шансы на создания которого не очень велики», – сказал эксперт.

Сергей Лавров пытался донести, что экспорт демократии не всегда приводит к желаемым результатам, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин: «Лавров в очередной раз подчеркнул позицию России и от того, что он ее повторил, эта позиция все равно остается актуальной. Нельзя экспортировать революцию и демократию. Это приводит к пролитию крови и длительной нестабильности в тех странах, куда производится экспорт».

По мнению политолога, страны Запада, поддерживающие сирийскую оппозицию, не понимают, что она не соответствуют канонам демократии.

«Обе стороны сирийского кризиса неидеальны. Сирийская оппозиция наводнена представителями радикального ислама, что не является позитивным моментом», – говорит Жарихин.

Западу пора понять, что в исламских странах на волне революции против светских, но авторитарных правителей к власти приходят исламисты разной степени радикальности, считает директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН, политолог Алексей Арбатов.

«Вмешиваться в конфликт на стороне вооруженной оппозиции и приводить к власти исламистов – совершенно недальновидная политикой. Позиция Лаврова о необходимости прекращения огня с двух сторон, а не только со стороны нынешних сирийских властей, абсолютно верна», – подчеркнул Арбатов.

Религию и свобода слова

Глава МИДа России Сергей Лавров в определенной степени солидаризировался с президентами Египта и Йемена, призвавшими ранее с трибуны ООН ввести ограничения на свободу выражения мнений, особенно – когда они оскорбляет верования наций.

По словам Лаврова, позиция России заключается в том, что все государства обязаны защищать чувства верующих, вне зависимости от вероисповедания, от провокаций и богохульства. При этом российская позиция в данном вопрос отличается от позиции США, настаивающих на том, что попытки ограничения свободы слова недопустимы, и могут стать орудием подавления критики или ограничения прав меньшинств.

По мнению Алексея Малашенко, позиция Лаврова по свободе слова и религии отражает ситуацию внутри России и показывает желание российской дипломатии приблизиться к мусульманскому миру. Малашенко считает, что любые попытки государства вмешиваться или ограничивать то, как и что нужно говорить о религии не приведут ни к чему хорошему.

«В России такого рода ограничения по части религии используются для подавления инакомыслия. А во всем мире единого решения по этому вопросу нет. Тот же ислам не может быть в исключительном положении, что его оскорблять нельзя, а всех остальных можно. Если мы будем эту тему продолжать, то надо спросить о том, что делали талибы? Ведь никто не громил афганские посольства», – отмечает Алексей Малашенко.

По мнению Владимира Жарихина, позиция России, изложенная Лавровым, является классической либеральной позицией – «моя свобода кончается там, где начинается свобода моего соседа»: «Это классическая либеральная позиция ограничения, а представителей других религий можно считать соседями. Позиция, которую приводит США не либеральная, а либертарианская, которая находится на периферии реальной политики и государственного устройства во всем мире».

Алексей Арбатов считает, что и в политической сфере свобода слова имеет разумные рамки: «Во всем мире сейчас наблюдается волна возврата к религиозным корням, подъем фундаментализма не только в исламе, но и в христианстве и в православии. Это та тема, с которой нужно обращаться деликатно и не имеет ничего общего со свободой слова. Даже в политической сфере свобода слова имеет разумные рамки, которые нужно соблюдать»..

По словам эксперта, в религии, где люди не пользуются логическими и рациональными аргументами, ведь вера в первую очередь является иррациональным чувством, оскорбления недопустимы.

«Нужно ограничить возможности использования свободы слова для разжигания религиозной нетерпимости и вызывать негативные и агрессивные проявления, которые мы видим в мусульманском мире после публикации глупого американского фильма», – сказал эксперт.

Односторонние санкции

Выступая перед Генассамблеей, глава российской дипломатии Сергей Лавров призвал США отменить торговые, экономические и финансовые санкции против Кубы, введенные более полувека назад. Кроме того, Лавров предложил обсудить в Совете безопасности ООН последствия односторонних санкций, введенных государством или группой стран в обход ООН. Для примера Лавров привел санкции США и Европейского Союза против Сирии.

Эксперты в Москве считают, что вопрос введения санкций в обход ООН должен быть поставлен под контроль. Санкции США по отношению к Кубе Алексей Арбатов и Владимир Жарихин считают устаревшими и неэффективными.

«Односторонние санкции действительно нужно отменять, а в особенности санкции США по отношению к Кубе. Жизнь доказала, что санкции неэффективны. Этим санкциям уже почти 50 лет, но общественный строй на Кубе от этого не изменился", – рассказал Жарихин.

«Санкции США по отношению к Кубе давно пора отменить. Куба уже готова к переменам, но США продолжают упорствовать исходя из соображений, которые уходят корнями во времена «холодной войны», – резюмировал Арбатов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG